Отмеченный Смертью

Размер шрифта: - +

Глава 2

  Люк уже прилично отдалился от центра академии, когда вдруг вспомнил о кое-чем важном. Точнее — его организм напомнил ему об этом резким приступом голода и жажды, которые раньше эспер совершенно не замечал. Как будто резко рухнул какой-то барьер в мозгу, который раньше их сдерживал, а теперь почему-то перестал.

Люк забыл спросить у Линь Юэ или хранителя больничного крыла какой сегодня день, поэтому не знал сколько находился без сознания. Но одно было ясно точно — не ел он очень давно! Пришлось ему снова отложить планы и, развернувшись, направиться обратно в центральную часть академии — ведь именно там располагалась столовая.

Обслуга столовой ничуть не удивилась раннему визиту Люка — хотя культиваторы обычно придерживались солнечного режима сна и бодрствования, подобные визиты не были редки. Именно из-за них столовая и работала круглосуточно.

Наскоро перекусив кашей с бараниной, Люк захватил с собой вяленного мяса, краюху хлеба, а также немного сыра и емкость с водой — чтобы лишний раз не возвращаться в столовую — и снова направился к окраинам академии, немного опасаясь, что его опять что-нибудь остановит.

Не остановило.

Подходящее для своих целей место Люк нашел довольно быстро. Помимо массивов и прочих зданий на территории академии располагались также места для медитации. Говоря проще, это были просто уголки дикой природы. Отличие от обычных, заключалось в том, что они были изолированы от остального мира оградой академии и исключали возможность встретить случайно забредшего дикого зверя или постороннего человека. Кроме того, академия располагалась в наиболее богатой Ци в радиусе нескольких сотен миль области, а специальные артефактные массивы еще больше увеличивали концентрацию Ци на ее территории. Поэтому, медитируя здесь, вы могли получить двойной результат, прилагая лишь половину усилий.

В одно из таких мест для медитации эспер и направился. Это был глубокий — более двадцати метров в глубину — но довольно узкий песчаный каньон с местами выступающими из песка гранитными глыбами. Он выглядел скорее как слишком широкая трещина в земле, чем как каньон. Именно поэтому это место как нельзя лучше подходило для целей Люка: чтобы рассмотреть что происходит в каньоне, вы должны были, по крайней мере, стоять на его краю. Учитывая общее количество учеников академии и ее площадь, Люк мог быть уверен, что его никто случайно не побеспокоит, кроме, разве что того случая, если бы кто-то как и он выбрал это место для своей тренировки. Однако каньон выглядел заброшенным, так что этот вариант тоже можно было не принимать во внимание.

Найдя участок, где было больше всего выступающих гранитных глыб, эспер принялся медленно спускаться по стене каньона. Будь Люк уверен, что знаки работают так же, как и прежде, он мог бы попросту спрыгнуть вниз. Однако уверенности у него не было. Ведь именно проверка их действенности в новом мире и новом теле была основной причиной его визита в этот каньон.

Путь вниз оказался гораздо проще, чем предполагал Люк. Хотя стены каньона состояли по большей части из спрессованного песка, но песок этот сильно отличался от обычного. Вопреки тому, что эспер знал о песке, он оказался довольно плотным, совершенно не сыпучим, и превосходно выдерживал вес пятнадцатилетнего юноши. 

У Люка даже закрались подозрения, что это был вовсе не песок, но что именно он не мог даже предположить — геологию иных миров эсперам не преподавали, а в воспоминаниях Чан Лея песок ничем не отличался от его земного собрата. Так что Люк решил не заморачиваться и по-прежнему называть это песком.

 Преодолев большую часть пути вниз, Люк решился на небольшой эксперимент. Сложив пальцы левой, свободной руки в знак Эрд, он вложил в него намерение легкости, и, направив на себя, смело оттолкнулся от стены каньона!

До дна оставалось всего около шести метров, и эспер был готов, в случае если знак не сработает, перекатом погасить энергию падения. Однако волновался он зря — тот сработал как надо, и приземление вышло довольно мягким. Как будто бы он спрыгнул с полуметра, а никак не с шестиметровой высоты. Знаки работали! По крайней мере — Эрд. То, как обстоят дела с остальными, Люк собирался выяснить прямо сейчас.

Ш-ша!

Мощная струя огня пронеслась от сложенных в знак Фир пальцев Люка и ударила в песчаную стену каньона, и эспер еще раз убедился, что «песок» в этом каньоне весьма необычен — обычный при такой силе огня давно бы расплавился, на этом же не осталось вообще никаких следов!

Если бы Люк ранее лично не убедился в необычных свойствах материала стенок каньона, он решил бы, что с его знаками что-то не так. К счастью, с ними все было в порядке. Знаки основывались на ментальной составляющей и, вопреки опасениям Люка, совсем не пострадали. Даже, скорее, немного усилились.

Фир был не первым знаком, что испытывал Люк, знаки, применяемые до этого, также не оказали на стенки каньона заметного воздействия. Наиболее результативным из них был Эрд, который оставил на «песке» небольшую вмятину, что уже было большим достижением.

Основываясь на действии знаков, Люк пришел к выводу, что «песок» практически инертен к энергетическим воздействиям. Прямо сейчас ему это ничего не давало, однако в будущем могло быть довольно полезно. Кроме того, сам этот каньон вызывал у эспера жуткий интерес — уж больно он был необычен. Люк пообещал себе, что обязательно разгадает загадку этого каньона. Впрочем, делать это прямо сейчас он не собирался — для начала нужно было завершить диагностику своих способностей, а потом уже все остальное.

Один за одним, Люк использовал все знаки, которые мог создать, во всех возможных формах и вариациях. Дело это было довольно изматывающим, и ему приходилось время от времени делать длительные перерывы, чтобы дать мозгу, на который приходилась большая нагрузка, отдохнуть.

Люк знал не так уж много знаков, но для выявления достоверного результата их нужно было повторять, по крайней мере, три раза. Кроме того, у знаков, в зависимости от вложенных в них намерений, было по несколько форм, которые тоже нужно было создавать не один раз. Естественно, что Люк не мог проделать это все на одном дыхании — отдых был просто необходим. 

По правде говоря, если бы это было действительно необходимо, юноша вполне мог использовать даже большее количество знаков без всяких остановок, однако это грозило бы ему несколькими днями сильнейшей головной боли. Вполне естественно, что Люк делал перерывы!

Во время первого такого перерыва эспер хотел было опробовать техники боевых искусств, которыми владел Чан Лей, однако сразу же понял, что ментальная сила в этом случае совсем не восстанавливается. Скорее даже расходуется, хотя и во много раз медленнее, чем при сотворении знаков. Так что, пришлось ему отложить это интереснейшее занятие на потом, а во время перерывов заниматься медитацией — она, как раз-таки, ментальную силу не расходовала, и даже способствовала ее лучшему восстановлению, расслабляюще действуя на мозг.

 Кроме того, медитируя в этом месте юноша ощущал, как чистая Ци Неба и Земли проходит сквозь его организм и вливается в мышцы, постепенно укрепляя и изменяя их.

Чан Лей уже давно достиг ступени закалки мышц, и, незадолго до злополучного случая с Линь Чангмином практически достиг следующей ступени трансформации тела — закалки внутренних органов. Теперь, когда место Чан Лея занял Люк, ему оставалось приложить совсем немного времени и сил, чтобы официально перейти на следующую ступень. И Люк двигался к этой небольшой планке семимильными шагами.

 «Возможно, я смогу прорваться на ступень закалки внутренних органов уже сегодня» — думал он. — «Хотя это может только казаться, что я близок к цели, а на самом деле придется проторчать на этой стадии еще пару месяцев».

Чан Лей, естественно, никогда не был на стадии закалки внутренних органов, а его знания о культивации были довольно скудны, поэтому Люк, опираясь на эти скудные знания, вполне мог ошибаться, рассуждая о скорости достижения следующей границы.

Как бы там ни было, эспер решил, что забивать этим вопросом голову совершенно бессмысленно — скорость культивации от этого не увеличится — и отбросил его в сторону, полностью погружаясь в медитацию и исследования.

Через два часа, добрая часть которых ушла на восстановительные перерывы, Люк, наконец, проверил все знаки, которыми владел, за исключением знака Инлит, действующего исключительно на живых существ и, естественно, знака Дизморт.

Знак, при помощи которого Люк свел свой поединок с Черным Ликаном к ничьей, не был обычным эсперовским знаком. Его не преподавали курсантам в Академии, да и ее преподаватели им не владели, хотя за последнее Люк бы не поручился.

Пергамент с описанием этого знака Люк обнаружил совершенно случайно. Тогда, будучи двенадцатилетним пацаном, он скрывался от нескольких членов гильдии воров, которые давно имели на него зуб за то, что он не подчинялся установленным в городе правилам и не желал отдавать половину добычи гильдии.



Andrash

Отредактировано: 02.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться