Отпусти... Нам нельзя

Размер шрифта: - +

Глава 29

Самая большая ненависть возникает к тем, кто сумел дотронуться до сердца, а затем плюнул в душу.

Эрих Мария Ремарк

Я боялась, что папа не поймёт нас, поэтому попросила у Дениса отсрочку хотя бы на месяц. Нехотя, но он согласился. С того момента прошло уже две недели и мы ни на день не расставались. Я вернулась к бабушке, решив, что так будет правильней всего, а Денис… приезжал ко мне каждый день, водил в кафе, в кино, иногда мы просто гуляли.

Больше всего мне запомнился запуск китайского фонарика в виде сердца. В конце февраля, когда всё вокруг было покрыто снегом,  Денис притащил фонарик, размером с меня.

— Вот его мы сегодня запустим в небо в знак нашей вечной любви.

— Я боюсь, — я категорически ничего не хотела запускать. Боялась жутко, но Денис-таки умеет уговаривать. — Папа не спрашивает, где ты ежедневно пропадаешь?

— Нет. Я говорю ему, что еду к Роме, но Вита, давай уже всё расскажем. Мне надоело прятаться. Хочу, чтобы ты пришла к нам, я бы утащил тебя к себе и целовал… — он мечтательно протянул последнее слово.                                   

— Ага, —  я рассмеялась, — ты не забыл, что твой папа и мой тоже, не? Думаешь, он так спокойно оставил бы нас вместе?                                  

— Но твоя бабушка же оставляет.                                  

— Бабушка слишком хорошо меня знает и… ей не терпится понянчить правнуков, — я снова засмеялась.                                  

— Ээээ, нет, мы так не договаривались, — хохотнул Денис, — я детей ещё не хочу.

— Иди ты, — я ткнула его в бок. — Бери давай свой чайна фонарик и пошли на крышу.

— Эм, а у вас там точно безопасно?

— Денис, — я закатила глаза, — этот дом не допотопных технологий, да и ты, вроде, не слишком большой, чтобы крышу продырявить, хотя… — я приставила указательный палец к губе, изображая задумчивость.                                  

— Ах ты ж, мелкая зараза, — Денис подхватил меня на руки и закружил по комнате.

В тот момент мне казалось, что я парю в небесах, настолько счастливой я себя ещё не чувствовала. Нас прервал телефонный звонок. Я взглянула на экран его телефона и увидела «Валенсия». В глубине души забился тревожный звоночек, но я отогнала его. Денис доказал мне, что они не вместе, да и Аня говорила, что они и вправду расстались, хотя Валя и твердит, что это ненадолго. Ну-ну, я  своё уже не отдам.                                  

Денис нахмурился и заблокировал телефон, отключая звук, трубку брать не стал.

— Прости. Она в последнее время задолбала уже. Постоянно звонит, в школе надоедает. Если так и дальше пойдёт – поговорю с её отцом, потому что действительно достала уже.

— Я всё понимаю, — положила руку ему на плечо.

Звонок повторился и снова от неё. На этот раз он просто отключил телефон, давая понять, что она ему не интересна.                                  

Я уже предвкушала запуск сердца – символа нашей вечной любви.

Поднявшись на крышу, я струсила ещё больше, а когда загуглила, как же запустить этот фонарик, стало ещё более страшно. Нет, в видео всё было красиво, но там нужно было соблюдать меры предосторожности и безопасности, а этого я особенно боялась.

Денис, напротив, выглядел спокойным и уверенным. Он достал фонарик из упаковки, перевернул его, встряхнул. Я держала в руках телефон и смотрела на инструкцию, проверяя, чтобы он всё делал так, как написано.                                  

— Может уже хватить сидеть в телефоне? Иди, помогай, — весело крикнул Денис.

— Я тебя проверяю.                                  

— Вита, я запускал эти фонарики с детства на каждый свой день рождения.

— Да?                                  

— Иди сюда и бросай телефон.                                  

Я подошла ближе, видя, что Денис уже полностью расправил фонарик.



Адалин Черно

Отредактировано: 23.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться