Плеяда обреченных

Размер шрифта: - +

Глава 9. Незнакомка на пляже

 

 

    Как ни странно, в просторах торгового центра, на эскалаторах, лестницах, в бутиках, у кафе, у скамеечек, у фонтанов, в этом мире развлечений, застывшем в здании, к Славе и Серине мало подбегало поклонников, что не скрылось от Ильнура, и даже удивило. В магазине одежды пришелец отвлёкся от своих бед. Нужно было торопиться – Божена просила не задерживаться, так как не хотела, чтобы Лёшеньке пришлось ждать любимую долго. Новый друг советовал что-то чужестранцу, мимоходом рассказывая о последних модных тенденция, упомянул, что сам любит рисовать эскизы одежды, и что даже пару раз по ним шили костюмы для их семейной группы. Ещё молодой человек рассказал, что завтра к ним придёт какая-то новенькая, и если её примут, то для этой девушки тоже нужно будет придумать сценический образ, который будет сочетаться с остальными участниками. А пел Слава с сестрой и братом.  Ильнур, рассматривая шмотки на вешалке, услышав о некой гитаристке, почувствовал странный холодок в душе, ибо ему показалось, что этот парень влюблён в Серину. Серина же стояла рядом и, кажется, пропустила мимо ушей рассказ своего друга. А потом как бы невзначай сказала, что у неё завтра кастинг в новый клип, будет парня выбирать, который сыграет возлюбленного её героини. И грустно неожиданно добавила:

−    А я так мечтала, что это будет Каетан.

−    Каетан отказался бы, - отрезал Слава. – Ты-то мечтала, а он мечтал о служении церкви.

    Их новый друг вздрогнул, видимо, вспомнил про Божену и сказал, что поспешит в примерочную.  Они спросили какой у него размер и на всякий случай захватили ещё какие-то модели.

    Уже в кабинке Ильнур неожиданно поймал себя на мысли, кто такой этот Каетан, собирающий по городу бомжей. Но от раздумий молодого человека отвлекло собственное отражение в зеркале. Ох уж красавец! Он никогда не являлся верующим, но в этот момент, в этом странном месте, мог бы поклясться, что, если Господь и существует, то поистине гениален и милосерден: создал такого красавца и подарил этому грешному миру, чтобы тот мог любоваться им! Эх, и ладно бы только внешностью получился: наш ангел во плоти являлся ещё и таким талантливым, что немногие другие дизайнеры смогут приблизиться к нему! Завышенная самооценка? Мания величия? Нет, не слышали! Ильнур кое-как заставил себя оторваться от самолюбования и переодеться в рванину: новый наряд ещё нужно оплатить.

    Когда этот гордец вышел из примерочной, то увидел Серину, держащую стопку одежды.

−    Марат Славе позвонил, просил его сдать бутылки за Божену, - сообщила девушка.

−    Зачем? – не понял Ильнур.

−    Чтобы некий Алексей не ждал долго, - а потом до Ивановой что-то дошло: - И вообще держи одежду. – она вручила парню свой тяжёлый груз из модных шмоток. – Или ты из Терра Мортуум, и у вас всё наоборот: девочки как мальчики, и таскают за них портфели?!

−    Если бы это было модно, я бы даже геем стал.

−    Оно и видно.

    Они встретились взглядами, покраснели отчего-то и хором рассмеялись.

 

 

* * *

 

    Минуло примерно полчаса, и ребята встретились снова в холле. Оказалось, что Божена ничего не стала покупать. Девушка дождалась друга по Поселению, и они с Ильнуром поблагодарили новых знакомых за всё, и все отправились в парк, ибо местные парни, и девчонки хотели что-то обсудить там. На том же холме, мужеподобная красавица, сминая клетчатую, уже давно пустую сумку, выразила опасение, беспокоясь, как бы незаметно для остальных посетителей скрыться в Переходе.

−    Мы пойдём с вами, - предложил Марат, - и в толпе вы скроетесь.

    Ильнур и Божена согласились с такой идеей. По пути, оказалось, что многие места в парке напоминают их новым друзьям о Каетане: тут они с ним кормили лебедей и уток, а там они устроили праздник для детей из малообеспеченных семей, а там, чуть поодаль, несчастный впервые признался родителям, что хочет бросить музыку и стать священнослужителем.

    На глазах Дженис появились слёзы, и девушка, глубоко вздохнув, с болью в голосе воскликнула, как этого ангела во плоти любили все бедные и обездоленные в Городе. Ильнур робко, совсем несвойственным ему тоном, попросил прощения и поинтересовался, что случилось с Каетаном. Байкерша остановилась и отвела молодого человека в сторону, под ветви раскидистого дуба. Остальные друзья тоже сбились у Калиниченко, как цыплята вокруг курицы.

−    Ильнур, - тихо сказала Женя, - Каетан, Матвей и Никита с какого хрена, несколько лет назад решили ограбить ларёк. С чего вдруг наш добрый ангел осмелился свершить грех воровства, - тут голос девушки прозвучал так, словно бы передразнивал кого-то, а потом зазвенел, как обычно: - не понятно. Для всех это так и осталось тайной. Но всех трёх наших друзей поймали. Матвея и Никиту выслали из Города, в Поселение отверженных. А Каетан пропал без вести, но нашли какое-то тело, и вот все эти годы безутешные родители парня без конца заказывали генетические экспертизы. Все друзья призывали их перестать это делать, ведь у них это уже стало манией. Но те не могли успокоиться, и заказывали-заказывали-заказывали, и вот недавно получили новое заключение: то, найденное тело, действительно, принадлежит Каетану.

    Ильнур и Божена вздрогнули, а Евгения продолжила. Лицо девушки заметно покраснело от волнения.

−    И вот недавно я по пьяни решила поехать к сэру Элрелю, чтобы пожаловаться ему на преподов в актёрской школе. Какой там переполох подняли!



Maria Shmatchenko

Отредактировано: 15.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться