Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

2.3. Позорно ведь, соромно!

Я сидела в своём кабинете, с наслаждением вытянув ноги, гудящие от этих демоновых туфлей. Обучать местных магов истории моей страны оказалось тяжко. Все они, преимущественно парни, отнеслись ко мне скептически. Они не верили в то, что я им рассказывала. И не хотели верить и понимать. Но, кажется, под конец наших занятий смирились с тем, что настоящая история Ахаэлии отличается от того, что им рассказывали.

Я радовалась только одному – группы здесь были маленькие, примерно по десять человек, и всего три факультета: боевой, природный и артефакторский. А мне нужно было преподавать только у выпускных курсов. То есть, у тридцати человек. Десятка моих боевых магов, двенадцать природников и восемь артефакторов.

Через несколько минут должны были закончиться пары у моей группы, поэтому я прокручивала в голове то, что должна была сказать проблемным близнецам об их поведении. На первый раз принимать какие-то меры я не буду, они и так должны неделю полы в холле мыть. Остальным пропустившим сделаю внушение позже.

Но раздражение всё время отвлекало меня. И нет, ради исключения, не на братьев Фаворски, а на ректора и преподавательский состав, с которым мне не посчастливилось познакомиться за обедом. Сборище маразматиков и шовинистов.

– Нет, это надо было такое ляпнуть! – сказала я в пустоту, – сказать мне, что женщины не приспособлены к магии, а в Союзе неправильная система образования. Идиоты!

– Даже с этим лицом ты прекрасна в гневе, – раздалось тихое за спиной, и я чуть не вскрикнула от неожиданности.

– Зейн! – я была так увлечена Фаворски и местными профессорами, что совершенно не заметила, как Мелвин вошёл через заднюю дверь, – не смей подкрадываться!

– А ты не расслабляйся, – строго ответил парень, тряхнув светлой чёлкой, – ты должна быть всегда начеку.

– Зачем пришёл? – нелюбезно спросила я.

– Напомнить, что ты на работе, а не развлекаться сюда с местными мальчиками приехала, – с раздражением в голосе ответил бывший.

– Ты ревнуешь? – я не сдержала злую иронию, – ты?!

– Тебе просто хочется этого, детка, – снова надел маску наглеца Зейн, – чтобы я тебя ревновал. Признайся, ты всё ещё любишь меня?

– Ты просто хочешь, чтобы так было, детка, – язвительно фыркнула я, – а теперь выметайся, разнюхивай что-нибудь в стенах академии, подальше от меня.

– Как скажешь, – он опёрся рукой на стол и сжал мой подбородок пальцами, приблизив своё лицо к моему почти вплотную, – но я всё равно буду рядом, – заглянул в глаза и издевательски добавил, – детка.

Коснулся моих возмущённо скривлённых губ лёгким поцелуем и поспешил раствориться в пространстве. Жаль, что не в буквальном смысле. Я зло вытерла губы ладонью и обтёрла её о штанину. Внутри всё дрожало от гнева и негодования.

Вернусь домой – устрою ему сладкую жизнь. Совсем обнаглел, решил, что может позволить себе подобные вольности после всего, что сделал. Ах, да, он же не знает, кто я на самом деле. Я не успела ему рассказать. Хотела, но не успела. И сейчас была жутко рада, что не доверила ему свой секрет. Не достоин.

Я тряхнула головой, переключая своё раздражение на преподавательских состав Вильерской Академии Тайных Талантов. Были они преимущественно немолоды, высокомерны и мужчины. Я увидела среди них только одну женщину, весьма почтенного возраста, очень тихую и отстранённую. Ещё выделялись два молодых, для местного общества, профессора, ровесники Корнелии Эзел.

И из всего профессорского состава благосклонно ко мне отнеслись только ректор, единственная женщина и молодой преподаватель, Роберт Ратовски. Остальные же высказали своё веское «фи». Как так вообще? Я женщина, да ещё и из страны, где быть женщиной-магом это не преступление против природы. И вообще, одета я развратно, демоница.

– Милочка, срам бы прикрыли! – прошамкал ветхий старичок, когда я присела за стол, – какая уважающая себя женщина наденет брюки? Позорно ведь, соромно!

– А вы ещё и профессор, – поцокал его ровесник, такой же убелённый сединой старичок, – женщина-профессор. Куда в вашем Союзе смотрят? Женщины не способны учиться и кого-то учить. Особенно магии.

– Мне напомнить вам, Заварски, как вы отстали от меня на двадцать баллов на дипломе шестьдесят лет назад? – иронично проскрипела госпожа Лузовски, единственная женщина-преподаватель.

– Да вы ведьма, Лузовски! Подменили наши работы, – забрюзжал Заварски, он весь затрясся от возмущения, – в Даранг бы вас упечь!

– Что-о-о-о? – протянула прежде тихая дама, – да я вас сама сейчас упеку, на тот свет, Заварски!

Продолжение их спора я дальше слушать не стала, меня отвлёк наклонившийся к уху молодой профессор, импозантный мужчина с аккуратной бородкой и живыми карими глазами. Он располагал к себе открытым добродушным лицом, ухоженным видом и приятным тембром голоса.

– Не обращайте на них внимания, госпожа Эзел, – прошептал он, – Лузовски и Заварски верные спорщики. У них странные отношения, но они просто обожают общение друг с другом. Отличный способ снять стресс. Предлагаю и вам найти себе такого друга.

– Вот спасибо, – усмехнулась я, едва приподняв уголки тонких губ, – у меня уже есть такие… «друзья». Больше не надо.

– Вот и отлично. Я Роберт Ратовски, – мужчина склонил голову.

– Корнелия Эзел, – успела представиться я.

Раздался глухой звон. Ректор поднялся из-за стола и снова постучал вилочкой по кружке с компотом, привлекая к себе внимание преподавателей. Мы все как раз собрались на втором этаже столовой. За перилами внизу находился зал для студентов. Гул голосов с первого этажа и расположение нашей части столовой отлично маскировали преподавательские разговоры от ушлых студенческих ушей.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться