Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

10.2. У вас разыгралось воображение

Лия

Мне было жутко неловко, что я не справилась со своими эмоциями и разрыдалась у Лейса на плече. Просто всё так навалилось… Но это было неважно, ведь главное это то, что я смогла его уговорить. Да, только на отдельные от Марса занятия, хотя я считала, что вместе им будет лучше, но это пока. Попозже попробую переубедить обоих.

Когда Лейс покинул мой кабинет, я перенеслась в свои покои и задумчиво выглянула в окно. Зейн обещался вернуться через пару дней, но уже прошло намного больше. И я начала за него переживать, всё-таки мы на вражеской территории, а не на летнем пикнике в центральном парке Лараэ, где самая большая угроза – это получить от белки жёлудем по макушке.

Возможно, что-то случилось на границе? Или начальство выдало ему какое-то особое срочное задание, раз уж мы на территории Вильеры? Ах, столько вопросов. К беспокойству примешивалось ещё и любопытство, ведь Мелвин так и не сказал мне, где вход к источнику. Как в воду глядел, зараза, ведь я бы точно не удержалась. Слишком велико притяжение.

Окончательно расклеившись, я решила, что мне стоит расслабиться и уделить вечер себе и водным процедурам. Думаю, ароматная пенная ванна должна поднять мне настроение. Сказано – сделано. Уже через двадцать минут я расслабленно лежала в воде, прикрыв глаза от удовольствия. И даже не заметила, как уснула.

Снился мне белоснежный пляж, с набегающими на песок морскими волнами, стремящимися облизать мои ступни. Я зарылась пальцами ног в мокрый песок и глубоко дышала солёным воздухом, раскрыв руки ветру. Он трепал мои распущенные волосы и широкую белую рубашку, явно с мужского плеча, мою единственную одежду.

Море казалось бескрайним, как и счастье, поселившееся в моей душе. Наконец я не выдержала, радостно закричала и бросилась в воду, к ласковым тёплым волнам, заплывая всё дальше и дальше от берега, пока не почувствовала, как внутри что-то дёрнулось. Я обернулась на берег, вглядываясь в него, и кому-то помахала.

Я уплыла слишком далеко, чтобы рассмотреть того, кто ждал меня на берегу. Человек был похож на маленькую точку. Единственное, что я могла увидеть сейчас – это огромную усадьбу, выделяющуюся на пустынном белом пляже среди цветущих зеленью скал бухты своей ярко-вишнёвой крышей. И эта усадьба, этот пляж, скрытый скалами-вратами от большого моря, был хорошо мне знаком.

– Ах… – я рывком выбралась из голубых вод бухты из моего сна, – я уснула.

Пока я спала, вода в ванной остыла, а пена сошла на нет. Я поёжилась и поспешила быстро вымыться и закутаться в полотенце. Я не прекращала думать о своём сне. Это был мой дом, я выросла в той усадьбе, там я проводила большую часть свободного времени. Все мои каникулы и многие праздники проходили там. Но к чему я увидела свой дом? И кто ждал меня на берегу?

Я вздохнула. Наверное, я просто очень соскучилась по дому и сильно устала со всем этим непрекращающимся стрессом. Вернусь в Ахаэлию – возьму отпуск и запрусь в усадьбе, буду гулять по пляжу, скрытому скалами и холмами, и плавать в тихой бухте с прозрачной тёплой водой.

Спать я ложилась с мечтами о доме, и снилось мне что-то приятное, но что именно, я уже не запомнила. Зато проснулась отдохнувшей и полной сил. И они мне очень понадобились. Потому что за завтраком Заварски опять начал возмущаться моим методом преподавания. На этот раз ему не угодили мои дополнительные занятия со студентами. Вот же… сморчок поганый.

– Эзел, – обратился он ко мне, – слышал, вы продолжаете набирать студентов на индивидуальные занятия. И все они мальчики из вашей группы. Вам не кажется это недопустимым?

– И почему же это недопустимо? – я надменно вздёрнула бровь, заставляя старичка чуть покраснеть от злости. Коллеги с любопытством наблюдали за нашим диалогом.

– Вы позволяете себе слишком много вольностей, – забрюзжал он, – я знаю, чем вы там занимаетесь!

– Что, неужели опять обвините меня в разврате и соблазнении моих учеников? – я тонко улыбнулась, Лузовски и Роберт не смогли подавить смешков, как и ещё парочка старцев.

– Вы забываетесь, Эзел, – взвился он, – ректор Нарски, уж вы-то должны понимать, о чём я говорю! Эти дополнительные занятия, какие-то демонские махинации, чтобы смутить разумы наших студентов. Она наверняка даёт им запрещённые знания по магии. Она же из Союза, из этой ямы порока и разврата душ.

– Что вы себе позволяете, Заварски? – холодно уточнила я, сдерживая злость.

– Корнелия, дорогая, – Нарски положил свою потную ручонку поверх моей, увы, сегодня мне пришлось сесть рядом с ним, – в чём-то господин Заварски прав. Твои индивидуальные занятия неприемлемы.

– А ещё эта змея учит их боевым заклинаниям на тренировках, – вставил старикан.

– Рот закрой свой поганый, – не выдержала Лузовски, – совсем ополоумел на старости лет.

– Молчать, женщина! – возопил нервный старичок, – я всё знаю. Она заговорщица. Смутьянка, подосланная Союзом!

– Ну, знаете ли… – начала я, поднимаясь из-за стола.

– Заварски, вам нужен отдых, – вклинился Ратовски, – у вас разыгралось воображение.

– Да я… – подскочил скандалист, но был грубо усажен на место своей женой, Лузовски. Невероятная женщина.

– Тише! – замахал руками Нарски, оглядывая всех преподавателей, которые по большей мере молчали, – Корнелия, твои занятия вносят некоторую сумятицу в учебный процесс. Я уверен, что обвинения нашего дорогого Заварски безосновательны, – вышеозначенный попытался вскинуться, но рука его товарища справа и свирепый взгляд жены не позволили, – но тем не менее, я попрошу тебя следовать утверждённой программе Вильерской Академии Тайных Талантов, во избежание… эксцессов.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться