Путь Власти

Размер шрифта: - +

Глава 1.1

Сон – благословение, дарованное нам свыше. Кроме восполнения наших жизненных сил, он помогает нам переосмыслить всё, в том числе и наше бытие. Попадая в пучину сновидений, мы испытываем удовлетворение. Но ровно до тех пор, пока на задворки нашего сознания не постучится он. Кошмар.

Чёрная воронка, без малейшего намёка на свет утягивала меня вниз. Я не ощущала совершенно ничего. Словно всё отнялось: слух, зрение, обоняние, осязание. Насчёт вкуса не уверена – сложно было засунуть что-то в рот, падая в Ничто. Но я ощущала своё тело, на удивление боли не было. А она просто обязана быть. Разве можно не чувствовать её, когда тебя сминает металлическая махина весом в тонну? Хм… Может, я умерла? Тогда где Рай? Ад? На худой конец Чистилище.

Нет. Я жива. Я же мыслю, следовательно, существую. Никогда не думала, что эта избитая фраза станет мерилом моей жизни и смерти.

Время совсем не ощущалось. Словно тягучая патока чёрного небытия опускала меня на самое дно. Или тянуло вверх. Или я просто плыву по течению. Интересно, насколько глубока эта кроличья нора…

В моей голове оказалось неожиданно много интересных мыслей. Блуждая закоулками своего сознания, открыла для себя неприятную закономерность: возвращаясь вновь и вновь к моменту аварии, я поняла, что всё остальное пропало. Не было ничего до этого. Чистый лист. Вся моя жизнь свелась к этому сгустку боли. Моей смерти. Глупо было это отрицать.

Может кома? Я в коме? Застряла между небом и землёй? Или скорее зависла. И почему-то это меня совсем не волнует. Возбуждает интерес и любопытство, но я совсем не опечалена. Ещё один приём психологической защиты. Отрицание. Нет, совсем нет. Я умерла…

Не было грусти или жалости, страдания. Только констатация факта. Словно отрубили всё лишнее. Впервые я – сама рациональность.

Что-то коснулось моей руки. Мягкое и тёплое. Нет. Не коснулось. Кто-то гладит мою руку. Я чувствую нежность и осторожность чьих-то пальцев. Темнота перестала быть такой густой и нереальной. Сейчас стало похоже на то, будто глаза закрыла. Темно, но был какой-то просвет. Небольшой, он маячил как… как свет в конце тоннеля. Пусть это и звучит так смешно и глупо.

Этот маячок тепла неторопливо разгорался. Мне так хотелось к нему, но чтобы я не делала, он был всё так же далеко.

К прикосновениям добавилось что-то ещё. Невесомое, мелодичное. Приятные уху звуки. Речь. Кто-то что-то говорил. Мне. Я не могла понять что. Всё было так знакомо, но в то же время неуловимо. Почему? Это странное двойственное чувство: понимаю, но не осознаю. Или осознаю, но не понимаю?

Всё прекратилось так же внезапно, как и началось. То манящее тепло света исчезло. Вновь тьма. Только теперь внутри жила надежда.

Я жива.

 

Визг тормозов. Лязг железа. Крик, который рвал моё сознание на части. Что-то горячее и тягучее заливало всё вокруг. Я бессильно пыталась схватиться за что-нибудь, но мои руки не могли этого сделать. Лицо. Чьё-то. Девушки. Смотрит на меня, в её глазах адский коктейль ужаса, боли и понимания, что сейчас она умрёт. Я вижу это. Та тонкая грань, шагнув за которую, никогда не станешь прежней.

Мне так хочется её спасти. Схватить, удержать от падения. Помочь. Но она с резким хрустом пробивает стекло, осыпая меня осколками, и исчезает во тьме. Её кровь попадает мне на лицо. Мелкими каплями. Это последнее, что я понимаю…

 

Удар. Боль. Ещё один удар, и тело выгибается дугой. Я кричу. Слышу свой собственный вопль ужаса и безнадёжности. Руки сами впиваются во что-то. Мягкая ткань действует отрезвляюще.

Тяжело дыша, пытаясь прогнать непрошеные слёзы, я решилась открыть глаза. Чуда не произошло. Темнота.

Сжала зубы и нервно мяла одеревеневшими пальцами ткань в руках. Тело было ватным и непослушным. Пальцы словно онемевшие, губами можно было едва пошевелить. Я лежала как камень, такая же твёрдая и неподвижная. Напряжение в мышцах нарастало, доводя до исступления. Словно тело свело судорогой. На мгновение даже дышать трудно стало, а от боли выступили слёзы.

Всё закончилось так же быстро, как и началось. Только теперь я видела. Да, я снова видела. Надо мной было узорчатое полотно. Тёмно-вишнёвого цвета с золотистой нитью, она вычурными линиями образовывала какой-то цветок. Ткань струилась по бокам, подпоясанная тугими нитями с пушистыми кисточками. Балдахин дополняла белая завеса, видимо, от мошек.

Кровать казалась безразмерной. Множество подушек с кружевной оторочкой. Темно-жёлтое мягкое покрывало. Я вновь прошлась по нему руками: похоже на плотный шёлк, только тот холодит, а этот тёплый.

Комнату тускло освещали два огонька. Это точно были не свечи. Свет был голубовато-зелёным, слегка мерцающим. И как только я пошевелилась, он стал ярче. Словно понял, что нужно сильнее осветить спальню.

Да уж. Я точно не в больнице. В раю?

Усмехнулась и тут же ощутила ноющую боль в рёбрах. Схватившись за грудь рукой, нащупала грубые бинты. Морщась и постанывая от неприятных ощущений, стянула одеяло. Одежды на мне не было. Это неимоверно огорчало.

Руки в ссадинах, особенно ладони. Они были сбиты напрочь, неудивительно, что пальцы так плохо слушаются. На бинтах проступали розоватые пятна. Предплечья, живот и ноги сплошь усеяны синяками разных оттенков. На руках и ногах зеленоватые пятна, а вот бока щеголяли сине-зелёными подпалинами. Одно колено было зафиксировано с помощью деревянных плашек. А на правую ступню нельзя было смотреть без отвращения: опухшая, с мокнущими ранами. Даже бинт не спасал.



Полина Ордо

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться