Ректор, жги!

Пятая глава

Ловец разжег костёр, достал кусок вяленого мяса, взятого про запас из дома, потому что местную еду он употреблять, конечно, мог, но очень не хотел, и, вгрызаясь зубами в оленину, уставился на весело потрескивающий огонь. Что мы имеем?

Девица, до сих пор пребывающая в состоянии, далёком от благополучного, лежала рядом на заботливо подстеленном Вольдемаром пледе, который он захватил на тот случай, если цель охоты будет кричать, драться и сопротивляться. Лучше всего в данном случае успокаивает тугое пеленание. Проверено.

Однако бессознательное тело к активным действиям не способно, потому тёплое шерстяной покрывало было использовано для удобства писательницы.

Вольдемар принялся внимательно рассматривать свою мучительницу. Обычная. Волосы светлые, длинные, носик чуть вздернут, глаза сейчас прикрыты длинными ресницами. Скорее всего, голубые, в большинстве своём, свойственные природным блондинкам. Можно сказать, что немного полновата, но в той степени, которую принято считать приятной мягкой женственностью.

В этот момент предмет внимания ректора завозился, охая и вздыхая, а потом сел прямо, хлопая глазами, цвет которых оказался чисто зелёным. "Не угадал",- вдруг огорчился Эстера.

—Где я?

Девица потеряла затылок и вопрошающе уставилась на Ловца.

—В лесу.

Логичный ответ на заданный вопрос.

—В лесу? —Переспросила блондинка.—Там, где только не спит барсук?

Она тихо захихикала, рождая в душе Вольдемара опасение, что падение в клубе все же нанесло непоправимый ущерб разуму писательницы. Это, как раз, было чрезвычайно нежелательно.

—Я сплю? Или, может, это бред? — озадачилась девица.

—Может, — согласился Ловец, не очень желая стать свидетелем женской истерики, а она точно наступит, как только похищенная из родного мира дамочка об этом самом похищении узнает.

—А ты тогда кто?

—Я - твоя совесть.

—Обязательно! Если она и есть, то уж точно не должна выглядеть как сильный ,накаченный и чертовски привлекательный мачо. Давай сначала. Ты кто? Я тебя не знаю, соответственно, сниться ты мне никак не можешь.

Блондинка посмотрела на свое одеяние. Больничный облезлый халат, покрытый пятнами, происхождение которых, лучше, наверное, было не знать, и такая же ночнушка. Ноги босые, потому что тапочки соскочили ещё в начале их знакомства, когда ректор нёс бессознательное тело на плече.

—Это все, —писательница сначала показала пальцем на себя, а потом в сторону густого леса, —совсем не похоже на сон. Ты маньяк?

Ректор укоризненно посмотрел на свою будущую спасительницу, намекая взглядом , сколь велика абсурдность такого предположения.

—Какой конкретно? Если сексуальный, то, поверьте, мало радости домогаться Вас в данный конкретный момент. Не хочу обидеть, но Вы далеки от образа, способного свести с ума. Если просто садист, то уже много раз мог бы расчленить и раскромсать Ваше тело. Зачем ждать?

Девица продолжала внимательно разглядывать спокойно жующего мясо Ловца.

—Хорошо. Согласна. Тогда объясни... объясните, —тут же исправилась она, сбитая с толку его вежливым обращением, —что происходит?

Нет. Поесть ему никто не даст. И матушка еще постоянно требует  с него ответа, почему он до сих пор не женат. Именно поэтому!

—Я пришёл из другого мира, украл Вас и сейчас намереваюсь забрать с собой.

Он отчего-то так устал за этот короткий вечер, что сочинять, придумывать и оправдываться совсем не имел никакого желания. Будет истерить? Пусть истерит. Захочет рыдать? Пусть рыдает. Ему уже было все равно.

—Ага.

Девица культурно хихикнула, поддерживая его шутку. По крайней мере, она так решила, что все, сказанное черноволосым красавцем - шутка.

Однако мужчина смотрел на неё спокойно, равнодушно и без малейшей иронии в глазах.

– Да ладно! Серьезно? Нет. Такого не бывает. Мы с Вами взрослые люди… Это же сказки… Слушайте, ну, пошутили и будет. Где мы? Кто Вы?

– Вставайте, Анастасия, нам нужно идти.

Вольдемар считал пустой тратой времени все попытки убедить дамочку в правоте своих слов. Смысл? Очень скоро она увидит чужой мир собственными глазами. Ловец встал на ноги, затушил костер и остановился в ожидание писательницы, которая что-то шептала, активно шевеля губами. Неужели все же необратимые последствия… Человек разговаривает сам с собой. Нужно задуматься над этим пугающим фактом.

– Что? – спросила она в ответ на раздраженный взгляд ректора, – Бог с ним. Сделаю вид, будто Вы говорите правду. В любом случае рано или поздно Вам этот цирк надоест. Только мне бы… ну.. в кустики…

Нет. Это просто невыносимо. Такими темпами они еще два дня будут блукать по лесу, разделяющему миры. То ей без сознания надо поваляться, то теперь по нужде приспичило.

– Идите. Туда. – Вольдемар указал конкретное направление,– Бежать не советую. Мы сейчас между двух реальностей. Одна Вы вперед не пройдете, и назад тоже не вернетесь.

Он демонстративно повернулся спиной к спутнице, которая уже поднялась с пледа и теперь переминалась с ноги на ногу, подтверждая достоверность своего желания. Пусть видит, что никто за ней не следит .

Девица , «ойкая» и поджимая пальцы ног, потому как жесткая трава, грубая земля и периодически попадающиеся камешки, кололи босые ступни немилосердно, осторожно добралась к ближайшим кустам, а затем полезла вглубь растительности.Буквально через  пять минут   Ловец услышал треск ломающихся веток, шум и громкие крики. Недолго продолжалось спокойствие...

Тяжело вздохнув, он обошел огромный куст с боку, чтоб увидеть, как грязная девица корячится в глубокой яме, которая, ректор был в этом уверен на сто процентов, существовала в единственном варианте на весь лес .

– Как? Объясните мне, как Вы ухитрились туда свалиться? – С тихой злостью отчитывал он блондинку, вытаскивая ее за руку из случайной ловушки.– Эти места самые безопасные в обоих мирах, но даже тут Вы смогли блеснуть своей неудачей. Я вообще поражаюсь, как Вам удалось написать целую книгу и не заколоть себя насмерть ручкой, пером или карандашом. Чем вы там строчите?



Светлана Белоусова (Bel Ous)

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться