Рыцарь. Книги 2-4

Font size: - +

Глава 56

Глава пятьдесят шестая

 

Огромные лохматые псы, один из которых лежал у порога избы, а второй — прямо в дверях хлева, подняли лобастые головы, но даже не поднялись, а только посмотрели настороженно на приближающуюся группу всадников. Люди и лошади на мельнице никому не в диковинку. Но, как только от приезжих повеяло знакомым духом, оба волкодава вскочили и бросились навстречу, радостно повизгивая и виляя пушистыми хвостами.

— Ну, ну! Балуй! — деланно сурово прикрикнул на них, на всякий случай, Лукаш. Заодно показывая всем, что именно он здесь хозяин. И, даже не спрыгивая с седла, заорал, как можно громче: — Деда! Встречай гостей!

Впрочем, тоже для порядку. Надеяться, что тот, кто находиться внутри, в скрежете и грохоте жерновов хоть что-то услышит, может только человек ни разу в жизни не побывавший на мельнице. И тем ни менее, это случилось.

Лукаш только спешился и собрался подняться к деду, как двери мельницы открылись, и наружу вышел весь белый, как снеговик, дед Мышата. Привычно отряхнулся на пороге, из-за чего исчез в облаке мучной пыли, словно окутался в пар или туман, а потом шагнул на крыльцо.

— Заявился, наконец… — проворчал недовольно. — Я сам, что ли должен тут горбатиться? Эх, был бы жив твой отец…

Тут Мышата наконец-то углядел, что внук не один, прищурился подслеповато, а потом поясно поклонился. Правда, с высоты мельничного крыльца, это смотрелось совсем не так уважительно, как хотелось бы Владивою. Даже чуть насмешливо, ведь для того, чтоб глядеть на кланяющегося старика, бывшему воеводе приходилось задирать голову. Совсем немного, но свысока смотреть не получалось никак.

—  Здравствуйте, господин барон, — Мышата поклонился и во второй раз. — Или как теперь прикажете вас называть? Вы не гневайтесь на старика. Я из лесу не выхожу и знаю только то, что люди рассказывают. А, пока зерно мелется, мужики наплетут такого, что и не знаешь: верить или мимо ушей пропускать? Сказывали: вы теперича с Кара-Керменским замком управляетесь. Врут, наверно…

Говоря все это, мельник не спеша сходил вниз, по-стариковски покряхтывая в тон скрипу деревянных ступеней.

— Придержи язык, хозяин… — прикрикнул на него Медведь. — С Ханджаром всей Вольной Степи говоришь!

— Вот оно как, — поклонился Мышата и в третий раз. — Тогда, конечно, прощения просим. Я-то думал, что с бароном Зелен-Лога общаюсь, а Хан всех харцызов гораздо знатнее королевского воеводы будет.

— Деда, не ворчи… — вмешался Лукаш. — Мы не просто так к тебе завернули.

— Кто бы сомневался, — пожал плечами мельник, поднимая в воздух остатки муки. — Это ж и пню понятно, что родной и единственный внук, просто так не покажется. А только по очень важному и самому неотложному делу. Ну, или наследство принять…

Не дожидаясь, пока старик закончит брюзжать, Владивой спрыгнул с лошади, взял из рук есаула ларец и, шагнув вперед, протянул его Мышате.

— Погляди, дед. Не признаешь, случайно?

Всю притворство с мельника, словно ветром сдуло. Даже мучная пыль с одежды исчезла. Мышата выпрямился, враз становясь на голову выше и как бы на добрый десяток лет моложе. Шагнул вперед, протянул руки… но, в последний миг передумал и не прикоснулся к ларцу.

— Где?

Он не сказал больше ни слова, но вопрос был понятен каждому.

— В сокровищнице Дубровского замка хранился, — объяснил Лукаш. — Баронесса Анжелина сказывала, что он там с незапамятных времен.

— Вот дур-ры бабы, — неожиданно зло проговорил Мышата. — Когда надо помолчать — цокотят на весь мир, как сороки. И один только раз, когда молчать не надо было — целых три сотни лет никому не проговорились. А мы с ног сбились в поисках… Ну, с какого рожна они его в сокровищницу упрятать вздумали? Тем более, когда поняли, что открывать нельзя. Так передали бы в Оплот. За столько-то лет…

— Я так понимаю, тебе, старик, ведомо: что лежит внутри? — переспросил Владивой и, видя, что мельник не спешит брать ларец, вернул его обратно Медведю. — Да?

— Ведомо, — не стал отрицать Мышата.

— Так что же? Расскажешь?

— Древний артефакт… Очень древний и смертельно опасный. И в любой иной день, седмицей раньше, я велел бы вам немедленно доставить его Мастеру-Хранителю…

Сгоряча Мышата не заметил оговорки, зато все остальные, в том числе и Владивой, изумленно уставились на мельника, столь непринужденно употребляющего слово «велел».

— Но, сейчас все изменилось, — продолжал тем временем тот. — Лукаш, остаешся на мельнице. А чтоб ты не вздумал сбежать или от дел отлынивать, оставляю тебе помощников.

Мышата повернулся к лесу и громко свистнул в пальцы. Один раз, второй… На третий посвист из ближайших зарослей показалась лохматая голова, а вслед за ней и здоровенный, зверовидный детина. 

— Чего изволишь, Хозяин?

— Гнездо, зови братьев. Подмогнете моему меньшому и приглядите за мельницей…

— Сделаем, Хозяин… — из-под мышки здоровяка высунулась еще одна голова.

Гнездо шагнул вперед, а вслед за ним показался и третий лесовик.

Не обращая внимания на остальных людей, странная троица подошла к Лукашу, и дружески обнимая парня за плечи, потащила в избу.

— Но я не хочу оставаться! — попытался вырваться тот. — Деда! Скажи им!..

— Тихо ты, непоседа… — проворчал Мухомор. — Чего надрываешься? Сказано ж, Хозяину отлучиться надобно, а Мельницу останавливать нельзя. Маленький, что ли? Таких простых вещей не понимаешь… Или Хозяин тебе забыл объяснить? Ну, так чего удивляться, сколько у него забот. Ладно, я сам…



Олег Говда

#2795 at LitRPG
#3997 at Other
#163 at Action

Text includes: магический мир, героическое

Edited: 05.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: