Шёпот Вампира

Размер шрифта: - +

Глава 7 « Эпилог. Белые розы»

Крейг еще раз мысленно пробежался по придуманному плану. Чтобы спасти упрямицу, действовать придется безжалостно и хладнокровно. Но он морально готовился к подобному давно, с того самого момента, как Ник поведал о странных убеждениях сестры. 
Что ж, некоторые не понимают по-хорошему, придется проявить жестокость. Как после такого испытания вымолить у нее прощение, он подумает потом. Главное, чтобы она осталась жива. 
Кристина с интересом смотрела в окно. Хотя автомобиль несся на запредельной (лично для нее) скорости, пейзаж за окном просматривался четко. 
Она плохо знала город, и если бы вампир не ответил, то ни за чтобы не догадалась, что они едут в коттеджный городок. 
Не доезжая до пункта назначения, Крейг сделал остановку на пустынной трассе и развернулся к своей подопечной. 
– Не могу не задать этот вопрос в последний раз. Ты твердо уверена, что хочешь этого? Хочешь поджариться утром на солнце? 
Кристина со вздохом закатила глаза. 
– Да, я не передумаю, мой дорогой наставник, не надейся, – и томным голосом добавила: – Если я тебе не безразлична, похорони мой прах возле родителей. И еще один момент: как и мой отец, я люблю белые розы. Поэтому обижусь, если принесешь на могилку какие-либо другие. 
Вампир гневно стиснул зубы – как она посмела шутить с таким?! Безмозглая девчонка! Разъяренный мужчина собрался было наорать на нее, как следует встряхнуть. Но… вдруг разглядел скрытый страх. Губы девушки кривила ироничная усмешка, а в глазах застыли отчаяние, обреченность. Она боялась, боялась умирать… и продолжала следовать чужим глупым убеждениям. 
Крейг нежно коснулся ее подбородка, ласково очертив его плавные линии. Рука мужчины медленно скользнула по изгибу шеи, спустилась к хрупким ключицам… 
Кристина почувствовала, как удовольствие неотвратное, словно прилив, затапливает ее изнутри. А ведь он всего лишь касался, что будет, если его ласки станут смелее?.. Она тряхнула головой, отгоняя искусительные мысли… 
Увы, Крейг поспешил закрепиться в своих завоеваниях и не дал время придти в себя. Сильные руки обвили ее за талию и, перетянув к нему на колени, прижали к мощному торсу. Быстрыми поцелуями он покрывал ее лицо, его клыки слегка царапнули шею… 
Крис, впадая в необъяснимый чувственный дурман, попыталась запротестовать, как жгучий поцелуй обольщающе опалил уголок ее рта. И она не устояла. Плавясь в его таких надежных объятиях, она сама прижалась губами к его твердым устам, поцелуем смягчая их, соблазняя, увлекая в омут желания. 
Он прижал ее крепче, впечатывая девичье тело в свое. Она чуть отклонилась назад, устраиваясь удобнее на его коленях. Поцелуй стал глубже, требовательнее, пробуждая обоюдную лихорадку страсти. 
Наваждение... Угар... Безрассудство… 
Ее клыки нечаянно оцарапали его язык – рот наполнился опьяняющей кровью. 
Опьяняющие ощущения, кружащие голову, заставляющие забыть обо всем на свете… 
И вдруг безумие закончилось. 
Вампир, тяжело дыша, оторвался от ее губ и закрыл глаза. 
– Прости, я ранила тебя, – ужаснувшись, прошептала Крис. 
– Все нормально, это называется вампирский поцелуй, – мужчина усмехнулся, – может, людям он покажется чем-то ужасающе странным, ну а для вампиров своеобразный аналог «французского». 
– Тогда почему?.. – и Крис, не закончив свой вопрос, смутилась.
– Почему остановился? – догадался Крейг и открыл глаза – они были кроваво-красными на этот раз от страсти. – Я бы с радостью продолжил твое просвещение не только в вампирских поцелуях. Но тогда я не дам тебе сделать выбор. Я попросту тебя не отпущу. Никогда. 
Немного разочарованная Кристина неловко перелезла на свое место и устало откинулась на спинку кресла. В голове эхом звучали его слова: я тебя не отпущу никогда… 
Тоска, неистовая тоска голодным зверем запустила в нее свои когти уныния. Пора признаться самой себе. Она желает, чтобы ее остановили, не дали совершить непоправимое. И хочет, чтобы это был ее вампир. Только он так не поступит – он какой-то слишком правильный. 
Крис вздохнула. И подавив улыбку, с удовольствием вспомнила, как он перекинул ее через плечо и понес к своему автомобилю. Не ожидала от него такого неаристократичного поступка. Да, Крейг казался ей слишком благородным, чело… вернее вампиром чести. 
Они беспрепятственно проехали охрану на въезде. Черный «крайслер» резко затормозил у небольшого двухэтажного коттеджа, окруженного голубыми елями. 
Крис выскочила из машины, не дожидаясь, пока вампир откроет ей дверь, и с удовольствием потянулась. По всему периметру второго этажа шел широкий балкон. Крышу из красной черепицы щедро серебрила яркая луна. Невдалеке мерно несла свои воды неглубокая речушка, квакали жабы и трещали цикады. Воздух чист и пахнет высыхающими травами, хвоей и смолой. Идиллия, одним словом. 
Крейг подхватил ее под локоть и повел во двор особняка. 
– Может пора сказать, где мы? И зачем вообще сюда приехали? 
Не дожидаясь звонка, охранник открыл высокие деревянные ворота и отступился, пропуская шефа с гостьей. 
– Раз Феликс нам пока не по клыкам, хочу, чтобы ты довела дело до конца хоть с Плохишом. Это его дом. 
– Ого! Нехило живут рядовые вампиры! 
– Плохиш входил в «правую руку», значит он вовсе не рядовой вампир. 
– Входил? – переспросила Крис, семеня за широко шагающим Крейгом. – Его выгнали? Или ты оговорился? 
– Накануне он снова нарушил правила и сильно наследил. Феликс в ярости скор на расправу – каким бы ты ни был отменным специалистом, боевиком, нарушителей он не терпит. Этой ночью ты увидишь казнь вампира – надеюсь, это удовлетворит твою жажду мести. 
Крис пожала плечами. Как-то вышло, что месть отступила на второй план. В данный момент ей больше хотелось бы разобраться в своих чувствах к наставнику… 
– Ясно. А почему охранник не спросил, зачем мы пожаловали, а пропустил так, без вопросов? 
– Потому что он работает на меня, – голос Крейга звучал как-то отстраненно, словно рядом с ней посторонний мужчина. 
Вампир закрылся. Она больше не чувствовала его тепла. Крис невольно поежилась. Ей стало не по себе, холодно, не физически, конечно, а душевно что ли… Хоть это и не то слово, которое позволено употреблять новообращенной вампирше. 
Еще один охранник стоял у входной двери. Крейг и Кристина зашли в дом. Не давая время оглядеться, вампир последовал на второй этаж. 
Два охранника оживились при виде Крейга. 
– Босс, за время вашего отсутствия ничего не изменилось. Он пытался сбежать, но мы были начеку. 
Крейг кивнул: 
– Вы свободны, дальше я справлюсь сам. Где перчатки и цепи? 
Один из вампиров передал Крейгу деревянный черный ящик и бросил пытливый взгляд на Крис, но не стал задавать вопросы. Если босс желает, чтобы при последующий мерзкой сцене присутствовала женщина, значит так надо. Босс знает, что делает, ведь недаром он – единственный, к кому прислушивается Мастер Ложи… 
Охранники поклонились и исчезли, будто тени под лунным светом. 
Крейг открыл дверь, бросил быстрый взгляд внутрь и пропустил Крис вперед. От увиденной картины девушка опешила и остановилась у двери. 
В центре большого зала стоял стул. На нем сидел тот, кого Крис знала под именем Плохиша. Темноволосый парень потрясающей наружности, с приятной располагающей улыбкой. Его руки сковывали наручники. 
Напротив настороженно стоял другой вампир с пистолетом наготове. Узник, одетый в одни джинсы, что-то насмешливо говорил своему надсмотрщику. 
Не закончив фразу, пленник поспешно затараторил: 
– Я так ждал тебя, Крейг! Я виноват, знаю! Дай мне шанс… 
Крейг поднял руку, прерывая его словоизлияния. 
– Достаточно, Игорь, ты исчерпал терпение не только Феликса. Это конец. 
Вампир-охранник, повинуясь молчаливому приказу, отошел к стене, став рядом с Кристиной. Он был готов в непредвиденном случае закрыть ее собой. 
– Вы так просто осудите меня, не дав возможности оправдаться? – изобразил ужас пленник, а его красивые глаза хитро прищурились, когда он невзначай окинул взглядом молчаливую Крис. – А как же справедливость?
Еще будучи человеком, Игорь умело играл на тех чувствах, которые вызывал у противоположного пола. Он рано узнал, что девушек тянет к плохим мальчикам. Видать, они интуитивно чувствовали, что от бесцеремонных, попирающих мораль самцов рождается более жизнестойкое потомство… Как любил, цинично ухмыляясь, говорить Игорь: с эволюцией не поспоришь. И Плохиш давал дамам то, чего они жаждали: дрянного парня. Глупышки, всегда удивлялись, когда выяснялось, что они переоценили свои силы и его «скверность» им не по зубам… 
Бывший шеф Плохиша иронично поднял бровь – он прекрасно видел жалобные взоры, направленные на его ученицу. Лицо Крис было невозмутимым. Плохиш не догадывался, что на нее его чары не подействуют – Крис прекрасно знала, кто так обаятельно улыбался ей. 
– Забыл, что суд уже был? Тебе давали шанс – ты им не воспользовался. И не косись на мою леди, Игорь. С ее стороны помощи тебе не дождаться. 
– Неужели у этой красавицы черствое сердце? – вкрадчиво заговорил осужденный. 
Ни одна женщина не устояла перед его внешностью и харизмой. Все они видели в нем падшего ангела, которого можно спасти, согрев своей любовью. 
– У этой красавицы погибли родители, – прошептала Кристина, – и ты виновен в их смерти. 
Плохиш, потеряв интерес, отвернулся от вампирши. Ему наплевать: что за родители, когда он их убил, где это было… Слишком их много, чтобы всех упомнить. 
– Послушай, Крейг, отпусти меня – и я уеду из страны. Обещаю, вы обо мне не услышите лет… этак сто-двести. 
– Нет, даже если бы у меня не было приказа Феликса, я бы не отпустил тебя. Твоя смерть – подарок моей ученице. 
Плохиш презрительно скривился: 
– Что будешь делать? Отправишь меня под солнечные лучи? 
Экс-шеф покачал головой: 
– Нет, я дам тебе шанс. Поединок чести. Если убьешь меня, получишь свободу, и тебя выпустят из города. 
– Хочешь прикинуться благородным перед своей девицей? – хохотнул Плохиш. – Будь у меня время, рассказал бы про тебя такие истории, что у малышки волосы стали бы дыбом. Да, было бы у меня время, – мечтательно протянул вампир и прошелся сальными глазами по фигуре Крис. 
«Правая» рука Мастера обратился к охраннику с просьбой снять с Плохиша наручники. И пока тот освобождал нахала, Крис недоверчиво смотрела на своего наставника. 
Что творит этот безумец?! Зачем ему сражаться с тем, кого и так уже приговорили? Где здесь логика? Зачем такой риск, если проще устроить казнь, выбросив провинившегося под лучи солнца?! 
Ее вампир отводил глаза, не желая встретиться с осуждающим взглядом. 
Крис, в волнении закусив губу, вжалась в стену. Ей не нравилось происходящее, но заявить об этом вслух она не имела право: ее возражения некоторым образом подорвут авторитет Крейга. Она этого нисколько не хотела. 
Плохиш, сбросив оковы, с удовольствием размялся, играя стальными мускулами. Крейг также разделся до пояса, сбросив смокинг и рубашку. По сравнению с молодым вампиром он выглядел поджарым и более худощавым. Крис с удивлением рассмотрела на правом плече своего наставника черно-фиолетовую татуировку – кажется, это была руническая вязь-оберег. 
Мужчины натянули на руки высокие кожаные перчатки. На запястье были намотаны цепи из серебра, которые отыскались в деревянном ящичке. 
Тишина. В молчании слышно лишь дыхание девушки и стоящего рядом телохранителя – противники, казалось, дышать перестали. Они замерли в ожидании, напряженные и собранные. 
Миг – и Плохиш взвился в прыжке. 
Крейг мягко уклонился и ударил противника в челюсть своим «серебряным» кулаком. Кожа на лице молодого вампира треснула, выпуская сукровицу. Запах подпаленной плоти поплыл по комнате. 
Они передвигались быстро. Некоторые удары – молниеносные, смазанные – Крис едва различала. 
Сердце девушки бешено стучало. 
Внутри все обрывалось каждый раз, как ей сдавалось, что Крейг окажется под ударом. Но ее вампир плавно ускользал за миг до столкновения или успевал ставить блок. 
Вот противники прекратили сражаться… 
Они бесшумно кружили, не отрывая друг от друга горящих глаз. 
Она сначала не поняла, почему они остановились. А потом увидела – они превращались. Боевая форма вампира – острые когти и выдвинутые клыки – страшное зрелище. Особенно, если видишь это все в первый раз. 
Крис малодушно закрыла глаза, когда увидела новый облик Крейга. Глубоко вздохнув, она вернулся к наблюдению, пропустив начало. 
От их столкновения, казалось, завибрировал воздух. Комната наполнилась рыком, звуком ломающихся костей и крушащейся мебели. 
Хрустели кости. При соприкосновении с серебром лопалась кожа. Крейг наносил удары уже раскрученной цепью – и точно такие удары доставались ему. 
Кровь… Кровь повсюду… ее запах вытеснял воздух, заполняя легкие… 
Крейг очутился верхом на Плохише. Он наносил удар за ударом. Молодой вампир быстро превращался в кровавое месиво…
– Похоже, твой наставник собирается разорвать его голыми руками, – восхищенно прошептал телохранитель. – Жаль только, что из кровавого буйства он выйдет нескоро. Придется вызывать подмогу… 
Она слышала о таком состоянии вампиров. Безумие длилось несколько суток, иногда из него не выходили вообще. И тогда вампира успокаивали. Навечно. 
– Крейг! - закричала Кристина. 
И бросилась к наставнику – телохранитель успел схватить ее за плечи и притянул к себе. 
– Сдурела?! – разъярился мужчина. – Он тебя сейчас не узнает! 
– Крейг! Остановись! Пожалуйста!
Она кричала и кричала. Срывая голос, вырываясь из рук вампира.
И Крейг ее услышал, и поднял голову. Его звериные глаза, не совсем фокусировались на ней. Но он ее услышал. 
Телохранитель отпустил девушку, боязливо прошептав: 
– Ему нужна кровь… для восстановления… я сейчас. 
Он попятился к выходу, боясь привлечь внимание босса. 
– Крейг, иди ко мне, – прошептала Крис, протягивая к вампиру руки. – Ты нужен мне… 
От брюк наставника остались одни лохмотья, бледная кожа окрасилась в темной красный цвет. 
Он приблизился – и она едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть.
Это был не Крейг. 
Нежный вампир ушел. Пробудилась его сущность, сущность монстра. Жестокого, неистового, кровожадного… В рдяных глазах застыл холод зимы, острый, колючий лед. Глаза безжалостного убийцы смотрели на нее с интересом. 
И во взгляде уже проявлялся голод. Жажда крови. Агрессия окутывала его непроницаемым облаком, она ощущала будоражащий запах крови, которая все еще вытекала из его постепенно зарастающих ран… 
И все же в каждой заостренной черте его лица она видела того, в чьих объятиях находила защиту и успокоение. 
Нет, это все же Крейг. Ее Крейг. 
Отталкивающий вид больше не пугал… 
И она сделала то, что должна была сделать для того, кто вернул ее к жизни на мусорке, семь дней назад. Она предложила ему себя, подставив запястье. 
Клыки алчно пробили плоть. Боль, острая как бритва, мелькнула где-то на грани сознания… 
Когда охранник вернулся с кровью, Крейг сидел на полу, прижимая к груди обессилившую девушку. Глаза вампира снова были светлы – кровь Крис вернула ему рассудок. 
После того как ее отпоили донорской кровью, Кристина с любопытством наблюдала за приготовлениями к казни. 
Плохиш был жив. Его раны почти затянулись, и вампир был в сознание. Охранник прикрутил проигравшего серебряной цепью к железным бортикам балкона и по приказу босса удалился. 
Но перед уходом он почтительно поклонился Кристине. Не всякая вампирша ради своего мужчины пошла бы на такой риск, как она. Вампиры высоко ценили силу и храбрость – лишь это помогало завоевать достойное место под луной… 

Небо окрашивалось предрассветными красками. Плохиш, силясь разорвать путы, сыпал грязными ругательствами в их адрес. Но они их не слышали – вокруг него установлен магический щит безмолвия. 
Наставник со своей ученицей стояли под сенью плотной шторы, сюда лучи восходящего солнца не дотянутся. Одна рука вампира лежала у Крис на талии, второй он машинально поглаживал ее запястье. 
– У каждого внутри есть темнота, – тихо произнес вампир. – Чем больше Ночь дает власти, тем большую взыскивает плату. Я управляю своей темнотой, научишься и ты. 
– Я не хочу потерять контроль. Что, если, однажды, темнота будет сильнее, и я сорвусь? 
Его пальцы напряглись вокруг ее запястья. 
– Не сорвешься. У тебя есть внутренний стержень, который не сломается даже под давлением тьмы. Ты сильна настолько, насколько позволяешь себе сама. И помни, я всегда буду рядом. 
Он поднес ее руку к своим губам и нежно поцеловал ладонь изнутри. 
– Кристина, ты – свет моей души. И я уверен, что смогу заполнить пустоту в твоей. Поверь, я буду для тебя хорошим спутником. 
Она хотела ответить, что не уверена, будет ли хорошей спутницей ему она… Как вдруг закричал Плохиш. 
Солнце взошло. И его лучи жадно впились в плоть порожденья ночи. Плохиш, сгорая, заходился в немом крике. 
Дикий ужас охватил ее при виде горящей плоти. 
Крис хотела отвернуться, но… 
Но Крейг, крепко сжав в своих объятиях, схватил за подбородок и заставил смотреть. 
– Смотри!!! – рычал он ей в ухо. – Ты хочеш такой смерти?! Смотри, слышишь?! Смотри!.. 
Он отпустил ее лишь тогда, когда на балконе остался серовато-грязный пепел. 
Крис отвернулась от вампира, пряча зареванное лицо. 
Он грустно улыбнулся и не стал извиняться. Лишь попросил: 
– Останься со мной. Я люблю тебя… Люблю больше жизни. И не потребую от тебя разделить мои чувства. На это есть целая вечность, а я терпелив. Что ты выберешь? 
Она знала, что выбрала бы прежде. Одиночество. Смерть. 
Он предлагал свою любовь. Спутник, который любил, пусть и странной любовью… 
– Чтобы выбрать, достаточно сделать всего один шаг. Шаг вперед, чтобы встретить солнце и превратиться в пепел. Или шагнуть назад. В мои объятия… 
Взошедшее солнце окрасило серо-голубой небосклон в мягкие теплые тона. 
Ее седьмой рассвет. Дверь на балкон распахнута настежь. Достаточно сделать шаг: вперед – и она отстоит свои убеждения, умерев. Шаг назад – и разделит вечность с Крейгом. 
Сделать один шаг так просто. И в тоже время так сложно. 
Всего один шаг… 
И она его сделала.



Криста Гатченко

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться