Скорбь масок

Размер шрифта: - +

Особняк Идисов, 12 декабря 1832

После нескольких дней метели зима превратилась в сказку. Нежный белый пушок на деревьях, синее небо и яркое солнце, блестящие сугробы, которые почти парализовали движение. Возницы ругались на улице, кареты ломались, а горожане предпочитали ходить пешком и наслаждаться таким экзотичным явлением, как снежная зима. В Алазине она бывала редко. На севере случались ледяные бури, приносимые с океана, но далеко на полуостров они не заходили, разбиваясь о невысокие горные массивы и возвращаясь обратно.

Дариенна, поддавшись общему настроению, решила выйти на прогулку. Взбодриться, сбежать от жуткой тишины, в которой ей слышалась угроза, от ночных кошмаров, которых становилось все больше, от душного ожидания и липкого страха. Она жадно глотала ледяной воздух, пытаясь насытиться морозом, окружающей белизной и чистотой, чтобы на душе полегчало, чтобы снег смыл всю грязь, скопившуюся внутри. Леди протянула ладонь в перчатке, подул ветерок, и на нее с дерева упала снежинка. Маленький восьмигранник, чем-то похожий на паутинку… Красиво. Она забыла, что может быть так спокойно. И краткое мгновение ее личного покоя рассыпалось от скрипа снега под сапогами лорда Аргуса.

  - Добрый день, милорд, - сухо сказала дама. Сегодня они еще не виделись, и ей хотелось бы подольше избегать встречи. Она просто хотела побыть одна, привести в порядок собственные мысли, собраться с духом перед очередной ночью. Теперь они были уже не столь опасны. После визита Леоры и жуткого буйства Ксандр словно успокоился. Почти вернул себе нормальный облик – стал тих, спокоен, ел, одевался, спал. Только молчал. Он не реагировал на окружающих, ни о чем не спрашивал, не отвечал на вопросы. Просто сидел и смотрел в окно, рисуя узоры по стеклу. Лорд не позволял касаться себя, уклоняясь от любых рук и уходя подальше. Декстер считал, что у него есть зона, которую он отмечает как свою территорию, куда не хочет никого пускать.

 - Добрый день, миледи, - вежливо отозвался принц, останавливаясь рядом. – Вы хорошо выглядите.

Она ответила формальной улыбкой и приняла протянутую руку, позволив повести себя между деревьями, рассаженными вокруг особняка. Оба знали, что его слова лживы. Дама выглядела плохо, и зеркало каждый день без устали демонстрировало ей это. Все становилось хуже, она уже сама не знала, насколько ее хватит. Неделя? Две? Месяц? Дотянет ли она до Нового года или же не стоит обманывать себя? Признать, что воли хватит еще на пару дней?

 - Я хотел поговорить с вами о Ксандре.

Дари подавила невольную улыбку. Конечно, о чем еще им разговаривать? Только о хозяине дома или же о его сестре… Но та сейчас находилась в безопасности. В особняке Дрейков, так как дом Рода Нисл давно продан, и выкупить его обратно удастся нескоро. Леди каждый день отправляла подруге записки, сообщая о здоровье больного. Кротко и ясно: без изменений. Ответов не приходило, но о них они и не договаривались. Послания являлись для Леоры знаком, что надежда еще есть.

 - Я слушаю вас, милорд.

Он вздохнул, словно ему было тяжело говорить. В последнее время Декстер стал казаться ей не таким ужасным, хладнокровным и безжалостным, каким его считали все вокруг, да и сама леди. После всех проведенных вместе дней она начала видеть в нем неожиданные грани. Например, безжалостный Аргус умел бояться. Страх появлялся в глубине его глаз, когда он смотрел на друга. Тревога, волнение, даже мука. Ему они оказались не чужды. Пожалуй, Ксан и Леора – единственные, кто сумели стать настолько близки бывшему наследнику.

 - Вы знаете, что в последнее время ситуация изменилась. Ксандр стал замкнут и отрешен, ушел в себя. Его нужно расшевелить, разозлить.

 - Как?

Дариенна хотела бы его расшевелить и вернуть тоже. Чтобы он стал прежним, чтобы обнимал, как раньше, защищал, поддерживал, просто был рядом. Но почему-то казалось, что как раньше уже не будет…

 - Вам стоит сыграть на чем-то, что может причинить ему боль.

 - Мне?

На самом деле она почти не удивилась, ведь все совершенно логично. Если раньше лорд Идис реагировал только на нее, желая заполучить ее в свою постель, то теперь, когда основные инстинкты притупились, и разум частично вернулся, его тяга вряд ли изменилась.

 - Вам, миледи, - принц заметно потемнел лицом и отвел взгляд. – Мне отнюдь не хочется прятаться за вашу юбку, но на меня он не реагирует. Я уже пытался вывести его из равновесия.

Дари кивнула, понимая, что лгать сейчас он бы не стал.

 - И что же мне делать?

 - Бороться, - он остановился и взял ее за плечи, разворачивая к себе лицом. – Никогда не показывайте хищнику, что вы его боитесь, что вы слабее. Вы должны быть не жертвой, а противником. Равным. Вы понимаете меня?

Черные глаза смотрели пытливо и серьезно, в их глубине снова что-то мелькало. Странное, непонятное, но она кивнула, принимая новые условия борьбы.

 - Понимаю.

 

Для эксперимента она выбрала вечер, так было привычнее, да и время на подготовку появилось. Они с лордом Аргусом успели обговорить некоторые отдельные моменты и обыскать кабинет. Нехорошо лазить по чужим вещам, но пребывание в особняке отбило у Дариенны любые представления о приличиях. Сейчас главным являлось спасти Ксандра, а все остальное стало неважно. Благодаря обыску в ее руках оказалось несколько исписанных дневников в кожаных обложках. Не совсем обычных дневников. Вместо стандартных записей, там оказались стихи с датами. Самый первый начинался еще в 1824, когда Ксан, по словам его друга, как раз начал работать в сети. Если именно воспоминания о тех годах вызвали срыв, то стоит давить туда…



Дайре Грей

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться