...Со мной Новый год проведёшь

Размер шрифта: - +

Глава 1

Весь город, укутанный плотным снежным одеялом, погрузился в праздничное настроение. Искрились и переливались всевозможные ёлочные игрушки, звучали новогодние мелодии… А в холодном морозном воздухе ощущался аромат пряностей, хвои и цитрусовых фруктов.

Пушистые снежинки, словно балерины в изящных пачках, плавно танцевали, опускаясь в сугробы… И даже сосульки, бахромой окантовав крыши и карнизы домов, игриво сверкали своей витиеватой заледенелой огранкой.

«Всё меньше времени остаётся до главного зимнего праздника. И всё больше нарастает ожидание чудес и волшебства, — задорно сообщал ведущий по телевизору, разодетый в вязаный свитер с оленями и красный колпак с белым помпоном. — Надеюсь, вы уже успели купить подарки и накрыть вкусный стол? Ну а если нет, то поспешите! На город надвигается сильная вьюга, которая вполне может помешать вашим планам в этом, уже уходящем, году! Кстати, о погоде…»

Миран сидел в кофейне и смотрел телевизор.

За окном, возле которого был расположен его столик, сверкала и колыхалась мишура. Плавно сменяли цвета огоньки гирлянд. Радостные прохожие, снующие из стороны в сторону, улыбались и часто несли с собой цветастые пакеты и коробки, перевязанные большими бантами и лентами.

Казалось, у всех вокруг праздничное настроение… Но только не у Мирана. Даже сладкий миндальный капучино, тёплый стаканчик которого он обнимал обеими ладонями, совсем не поднимал настроения.

А ведь ещё пару минут назад ничего не предвещало грустного поворота событий. Пока лучшая подруга Наташа не сообщила, что не сможет провести с Мираном Новый год. И хоть обсуждали они это событие заранее, обговаривая всё до мельчайших деталей… Внезапное предложение очередного жениха Наташи встретить с ним праздник на горнолыжном курорте, быстро поменяло все планы.

— Ну, Миранчик, ну не обижайся, — произнесла белокурая девушка, в шапке с помпоном, сидящая напротив парня за одним столиком. — Я даже и подумать не успела об этом толком. Даже не мечтала! А тут такой шанс и билеты на вылет через три часа. Да и что тут думать-то? Конечно, согласилась сразу. Ну ты не сильно обижаешься, а?

Девушка жалостливо посмотрела на Мирана своими огромными голубыми глазами, в ожидании ответа.

— Ну ладно, — произнёс Миран, улыбаясь. Знает, на что давить, таким-то взглядом! — Что я тебя, насильно к стулу мишурой привяжу, в самом деле?

— Я тебе привезу какой-нибудь сувенир! И позвоню обязательно!

— Обещаешь?

— Слово даю! — уверяла девушка, закивав головой, и её помпон весело заплясал на шапке. — К тому же, не будет только меня. Все остальные ведь придут. А если что — позовёшь соседей, если мало будет народа. Ту свою милую старушку, например.

— Тётушку Розу, что ли? — вскинул удивлённо брови Миран.

Добродушная женщина с сиреневыми волосами была самой пожилой жительницей в их доме и тепло относилась ко всем соседям. Особенно к Мирану, которому частенько рассказывала занятные истории из своей богатой на невероятные события жизни.

— Ну да, про неё.

— Что-то я сомневаюсь… У неё есть муж да и дети с внуками приедут, наверное. К тому же, не в том она возрасте, чтобы вечеринки посещать. А с соседями своими я вообще не знаком.

— Ну, нашёл, чем гордиться, — закатила глаза Наташа. — А тот разносчик пиццы, который напротив? Он же давно у вас живёт. Как там его? Ахмед? Или Джамал?

— Да не знаю я, — признался Миран. — Вот ещё, голову забивать всякой ерундой.

— Ну ты даёшь, — округлила и без того большие глаза Наташа.

— А что такого? Я даже не здороваюсь ни с кем. То съезжают, то заселяются… Разве запомнишь, кто там соседи, а кто нет? Тем более все эти понаехавшие на одно лицо для меня. Чёрная борода, тёмная кожа... В лишний раз стараюсь не смотреть в их сторону, а то мало ли, не понравится им что-то во мне и проблем не оберёшься потом! Оно мне надо?

— Ну, слушай, у них тоже жизнь не сладкая и нужно как-то интегрироваться. А кругом все ведут себя, как ты. Начни хотя бы здороваться. Откуда ты знаешь, может они милейшие люди…

— Ага… Слющай, дарагой, с настюпающим новим годам тибэ, — произнёс Миран, копируя сильный характерный акцент. — Как только увижу одного из них, сразу прям так и скажу.

— Какой же ты грубиян! Вдруг, они помогут чем-то. Я вот если бы с Максом не здоровалась, он бы не стал мне тогда ту пальму домой тащить. И не познакомилась бы я с ним.

— Ты ту пальму специально приволокла и выжидала Макса после работы в подъезде, чтобы он помог. Сама всё подстроила! — напомнил Миран. — И, к тому же, он наш, местный. А не с гор спустился…

— Неважно! Главное, что если бы я не здоровалась, не предложил бы он мне сейчас такой отдых. Ох… Сколько времени уже, я такими темпами могу опоздать! — спохватилась Наташа.

Она встала и второпях принялась надевать мягкие варежки и узорчатый шарф.

— Короче! Хватит киснуть. Праздник вон, а ты сидишь, нос повесил. Съешь пряничного человечка, или карамельную тросточку… А то смотреть на тебя невозможно.

— Нет, я лучше пойду за покупками для застолья. И торт поищу, обещали завезти новую партию…

— «Птичье молоко», что ли? — широко заулыбалась Наташа, застёгивая пуговицы на бежевом пальто.

— Ну, конечно, — подтвердил Миран. — Мой любимый.

Это была его небольшая давняя традиция, которая началась ещё в детстве: на новогоднем столе обязательно должен быть торт «Птичье молоко». За все те годы, что Миран себя помнил, так было всегда. Сначала нежный десерт покупали родители, а когда Миран повзрослел и стал жить отдельно, то делал уже это самостоятельно.



Миран Шильке

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться