Совсем не по Шекспиру, или Институт Сверхъестественного

Font size: - +

Глава 13.

Глава 13.

 

Со следующего дня Ромка сдержал своё обещание, решив сделать из моей фигуры хоть какое-то подобие мужской, поэтому с шести утра всё-таки повел на стадион. Физрук лишь кивнул Романову, но ни слова не сказал мне, видимо, помнил о моем здоровье. Бежала я вместе со всеми, после чего делала все движения, кроме тех, где была необходима здоровая рука.

-Кажется, ты решил от меня избавиться, - прохрипела я, когда мы возвращались обратно в общежитие, причем мои соседи были по обе стороны от меня. Такое случилось первый раз. – Я же болезненный!

-Болезненный он… Давай на перегонки? – улыбнулся Рома, и я расширила от удивления глаза, а парни вместе рассмеялись над моей реакцией.

В общем, в нашей комнате поселилась благодатная атмосфера, нарушаемая только моим раздражением по поводу Марты. А появляться она стала все чаще и оставаться все настойчивее.

Другой стороной моей жизни были тренировки. Сначала тренер, который гонял нас нещадно, занялся моей индивидуальной подготовкой, поэтому я, стоя на доске на небольшой высоте в углу поля, пыталась наладить общение с видом транспорта. И, стоит отметить, я преуспела в этом деле. В течение двух дней я усиленно тренировалась, летала по полю и ловила мячи. Тренер лишь качал головой, недовольно смотря на капитана.

Наконец, после пары я направилась к куратору. Весь день тянул низ живота, и я чувствовала себя отвратительно, внутри меня скапливалась апатия поровну с глухим раздражением. Раздражением на мать-природу, которая наградила женщин критическими днями!

-Заходи, - кивнул мне Симонов, и я прошла внутрь, сев в кресло.

Сидеть хотелось постоянно. Обезболивающее пить врач мне запретил, и от этого хотелось лезть на стенку.

-Вставай, - приказал мне мужчина, но я так устала, что не сдвинулась с места.

-Я не могу. Это была плохая идея.

-Плохая идея? Я сказал, чтобы ты встала и отправилась в изоляционный куб, - жестко повторил Александр Николаевич, и я еще больше раздражилась.

-А я сказала, что мне больно!

-Если ты сейчас же не встанешь, то можешь писать объяснительную на имя ректора, как девушка попала в мужское общежитие...

-О, тогда только с вашей помощью! - закричала я, но все-таки встала.

Злость кипела во мне, словно лава в вулкане. Меня переполняли эмоции. Хочет, чтобы я переместилась?! Легче простого! Я сделала уверенный шаг, и в следующую секунду оказалась в другом конце зала. Я даже не осознала, что произошло. Вновь перемещение было спонтанным, не зависящим от меня. Но если мне немного постараться?.. Симонов улыбнулся. Он специально выводил меня из себя, чтобы мне удалось пересилить себя. Интересно, что с моим настроением? Раньше такого не случалось, или импульсивность мне досталась вместе с новыми способностями?

Теперь я попыталась сконцентрироваться на своих эмоциях и мыслях. Я не могу стоять, я хочу оказаться внутри куба. Хочу. Нет, не так. Мне необходимо оказаться внутри. Это мои способности, и я имею право ими управлять. И тут началось. Первый раз моя способность полностью повиновалась мне. Я, точно, видела цель, куда хотела переместиться. Она была передо мной. Почувствовав, как тело расщепляется на атомы, остается только эфирное сознание, я будто видела все это в замедленной съемке, будто действие происходит в онлайн игре при слабом сигнале сети. Вскоре и атомы будто расщепились, перешли вместе с моим сознанием какую-то черную грань. Мир померк. Дальше каждая частица устремилась в вырез в плотной черной материи, откуда струился синий свет. Ничто бы не прошло, только самые мелкие частицы. Проскользнув через брешь в ноль-пространстве, мое сознание вновь оказалось в исследовательской лаборатории, только теперь я стояла внутри куба. Изменения на лице Симонова были практически незаметны, будто он, действительно, застыл во времени, или я двигалась относительно другого пространства. Молекулы тела начали собираться, и вот я смогла вдохнуть полной грудью, тяжело задышав.

Я никак не могла прийти в себя. В голове стоял звон, сердцу было необходимо больше кислорода. Симонов победно смотрел на меня, причем не как на побежденного, а как на союзника. Я, осев на пол, смогла слабо улыбнуться. Получилось! Но неужели осознанное перемещение всегда будет отнимать у меня столько сил?

-Так будет не всегда, - будто прочитав мои мысли, подобно своему сыну, ответил Александр Николаевич. - Так тяжело бывает в первый раз. Слава, вообще, когда первый раз мысли прочел, сел в угол, обнял свои ноги и кричал, что сходит с ума, сходит с ума от головной боли и голосов.

Я удивленно посмотрела на врача. Я никогда не думала, как тяжело бывает телепатам. Наверное, тяжелее может быть только тем, кто управляем эмоциями.

-Это было... необычно, - вынесла я вердикт, ощущая собственное тело.

Оказывается, ощущать собственное тело непередаваемое чувство. Это и радость, и грусть одновременно. Грусть от того, что ты потерял легкость.

-Отлично! Теперь иди ко мне, и будем тебя обследовать.

Я кивнула, куб был открыт и неактивен. Я могла пройти через дверь, но захотелось еще раз испытать эти чувства. Я вновь напрягла волю, после чего почувствовала расщепление. В этот раз все было куда быстрее. Я только подсознанием почувствовала пребывание в ноль-пространстве, сознание же как-то быстро оказалось подле Симонова.

-Зачем ты вновь переместился?!

-Не знаю...

Ноги подогнулись, и я упала в обморок.

Пришла в себя я через десять минут, весьма бодрая, даже не чувствовала боль в животе. Симонов возился с виртуальной голограммой, делая пасы руками, но изображения я не видела, так как он был в обруче. Мужчина был сосредоточен, но я чувствовала исходящие от него волны негатива. Значит, будет ругать. М-да, не рассчитала я способности своего ослабленного организма.

-Пришел в себя? - грубо спросил мужчина, и я кивнула.



Наталья Мамлеева

Edited: 18.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: