Спаси меня

Размер шрифта: - +

Глава 38

Марина упорно отнекивалась от благодарности за помощь с одеждой, но Айрос настоял на плате. тогда я и узнала, что валюта в этом мире – грехи. Их искупление. Но Айрос наполовину демон, потому не умеет исцелять души, как ангелы. Он может только чуть облегчить страдания смертного человека. Однако Марине пошла на пользу даже его скромная уплата.

В месте, где Айрос коснулся губами лба Марины, зажглась белая искра и погасла, когда хранитель отстраниться. Женщина судорожно выдохнула. Сцепила руки в замок, чтобы скрыть их дрожь, и улыбнулась, а я заметила, как посвежело ее лицо: болезненная серость кожи сменилась легкой бледностью, а уста налились кровью. И магазин мы покидали под счастливую улыбку женщины.

Казалось, мы пробыли у Марины не больше двадцати минут, но за это время на улице сильно потемнело и успел разыграться сильный ураган. Молнии сверкали и отражались в окнах, небо сотрясал гром, а неистовый ветер нещадно трепал ставни, вывески и двери. Но хотя бы дождь не спешил обрушиться на наши головы.

Я поежилась и плотнее закуталась в парку. Народ на улице заметно поредел: кто-то спешил забежать в дом, кто-то выглядывал из окна, а кто-то искал укрытие в магазине, но оставались и те, кто продолжал идти по своим делам. Мы с Айросом двигались относительно свободно и без лишнего внимания – «мертвых» волновала только буря. Но хранитель все равно накинул на голову капюшон, и у нового плаща он оказался меньше, чем у испорченного в битве с демонами.

- Ты какая-то молчаливая, - заметил Айрос.

В последний раз я говорила с ним у выхода из магазина. Поинтересовалась: почему он не попросит Григория помочь Марине искупить весь ее грех? Тогда Айрос объяснил, что этот трюк работает только тогда, когда бессмертный видит добрый поступок души, поэтому при всем желании не получится смухлевать.

- И задумчивая, - чуть погодя добавил хранитель.

И только он замолчал, как небо рассекла молния и угодила в железки на крыше пятиэтажки. Полетели искры. Грянул оглушительный гром. Я вздрогнула и схватилась за Айроса, когда люди испуганной волной бросились в нашу сторону. А хранитель вдруг притянул меня к себе и крепко обнял, спрятав в объятиях от спятившего мира.

Я застыла. Чувствовала щекой, как бьется сердце мужчины. Как его горячее дыхание шевелит волосы на макушке, а сильные руки крепко сжимают. Слышала топот ног, голоса встревоженных людей, но никто из них не пробился сквозь «защиту» Айроса и меня не задел.

- Что на этот раз тебя беспокоит? – выдохнул охранитель в мои волосы, а я сильнее сжала его новую черную рубаху, чтобы бы не задрожать.

- Мы идем к Розе? – не сразу поинтересовалась.

Шум на улице стих, но мужчина продолжал меня держать и молчать. Тогда я осмелилась заглянуть в его разноцветные глаза, что поблескивали в тени капюшона.

- Тебе Марина рассказала о Розе? – поинтересовался Айрос, и я кивнула. – Да, мы идем к ней.

Его руки разомкнулись, и мне в лицо ударил хлесткий ветер. Я придержала непослушные пряди волос и прямо спросила:

- Кто она? Роза?

- Старая знакомая. Идем. Скоро начнется дождь.

«Ну-ну, старая знакомая», - фыркнул Паня.

- Расскажешь о ней? – я устремилась за Айросом в узкий переулок. – Марина ее очень хвалила.

- И что Марина о ней говорила?

- Только то, что Роза – хранительница этого города и помогла ей открыть магазин.

- Ну, - повел плечами Айрос. – Тогда мне больше нечего рассказывать, главное ты уже знаешь.

«Врет!», - резюмировал Паня, и я была с ним полностью согласна.

- Марина удивилась, когда узнала, что ты ни разу не упоминал о Розе. Почему?

- Думал, ты с ней никогда не увидишься.

- Но…

Хранитель внезапно остановился, и я чуть не врезалась ему в спину.

- Алиса… - покосился он из-за плеча. – Ты случаем не ревнуешь?

- Я… Что?! – мои щеки вспыхнули огнем.

- Ревнуешь?

- Нет! Ни за что! Никогда! С чего, вообще, такие мысли?

«С чего, вообще, такие мысли», - картавым голосом передразнил Паня, будто больше моего знал о моих чувствах. Будто...

Айрос еще с минуту молча за мной понаблюдал, после чего отвернулся и продолжил идти.

- Рад, если ошибся.

Я надменно фыркнула и поспешила за ним, а пока Айрос не видит, прижала руку к груди. Внутри, где-то рядом с сердцем, кипело что-то едкое и тяжелое, и от этого необычного чувства на миг захотелось закричать, психануть, точно сбрендившая баба, высказать все. Абсолютно все, в то же время ничего не говорить.

Ревную я его, видите ли! Ревную…

Я глубоко вдохнула и выдохнула. Жар в груди немного поутих, но теперь на плечи давил непонятный мне груз. Ладно… Бывает. И не с таким справлялись. Так что совладаем с грузом, ревностью и Розой. Я еще раз выдохнула.

Мы шли быстро, минуя темные переулки, которые порой освещали вспышки молний. Ветер завывал диким волком, гром сотрясал воздух и небеса, а в мрачных окнах многоэтажек порой виднелись желтые огоньки свеч. Они казались мне напоминанием, что город не заброшен, и в нем еще кто-то есть.

На мгновение почудилось, будто лабиринт из переулков никогда не закончится, но только эта шальная мысль пронеслась в моей угрюмой голове, как перед нами явилась площадка.

- Ого! – выдохнула я.

Среди асфальтовой глади раскинулся пятачок «Рая»: домик с мансардой, окруженный цветами петуний, роз, пахистахисов, ирисов и пионов. Его крыльцо утопало в зелени, а ступеньки устилали разноцветные лепестки, что приносил ветер и тут же прогонял их прочь.

Я замешкалась возле клумбы с ирисами. Где-то слышала, что в дождливую погоду их аромат становится сильнее. Не знаю, правда ли это, но сейчас запах синих цветов явно доминировал над другими. Он обволакивал своей сладостью, свежестью, тонкостью. Приятно сочетался с ароматом кроваво-красных роз. Интриговал. Привлекал.



Рона Аск

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться