Стать мечтой

Размер шрифта: - +

Глава 7

Раздражительность и негодование опасным коктейлем бушевали в его крови. Называется, приехал расслабиться и отдохнуть! И еще этот разговор с подругой Лисенка... Ведь не планировал же ничего такого. Просто хотел спокойно поговорить с Алисой и Степаном, а увидев голую девичью спину, переклинило. И вроде бы можно предположить, что девушка просто не успела переодеться, но цинизм и реализм жизни наталкивал совсем на другие мысли.

Нагрубил, смутил и обидел. Но угрызением совести почему-то не страдал. Хотя всю жизнь старался поступать правильно и не аморально. И разговор их имел положительный исход, а на душе неприятные ощущения остались. И в этом не совесть виновата. Было во взгляде Полины что-то скрытое. Да и не верил он, что современная девушка может вести себя как кроткая овечка. Такие скромные и застенчивые девушки по клубам не ходят и с высоко поднятой головой полуголой перед посторонним мужиком не стоят…

Взгляд просканировал территорию двора. Гостей не было, нервирующая музыка не играла, а Лиска со Степкой вновь общались на повышенных тонах. Что на этот раз?

- Алиса, я свои вещи оставил в гостевой комнате, не забудь про них, – подходя к спорящей парочке, громко и твердо оборвал он их разговор.

Два недовольных взгляда сконцентрировались на нем, но Тихий лишь вопросительно приподнял бровь. Вывести его из себя этим двоим, в отличие от новой подруги Лиски, никогда не удавалось.

- Мельников, на выход! – поставил Федор точку в напряженной тишине и первым же направился в сторону калитки. – И, Алиса, еще одна такая выходка и разговор у нас будет совсем другой, – не замедляя шага, обратился он к подруге детства.

- Федь, а тебе не кажется, что ты слишком много на себя берешь? – не осталась в долгу Керий.

Федор остановился. Повернулся. Ледяным взглядом посмотрел девушке прямо в глаза и, чеканя каждое слово, бескомпромиссно выдал:

- Нет. Не кажется. И если бы не я, неизвестно чем закончилась ваша пьянка. Девушку столкнули в бассейн, и никто не обратил на это внимание. Ты, вместо того чтобы помочь подруге, стояла и отчитывала неадекватного придурка. Другие гости просто тупо стояли и смотрели: кто на вас, кто на тонущую Полину. Весело, правда?

- Федь, я…

- Мне не важны твои оправдания, Алиса. Ты не передо мной извиняться должна. И теперь вместо того, чтобы побыть с подругой и удостоверится, что с ней действительно все хорошо, ты строишь из себя капризную девочку и споришь с взрослым дядей.

- Федь, ты перегибаешь, – спокойным голосом одернул друга Мельников.

- Нет! – категорически сказал Федор, наградив Степана тяжелым взглядом. – И вам обоим тоже уже пора повзрослеть. И во всем разобраться, – заключил он и вновь направился в сторону выхода.

До этого момента Федор и не подозревал, на сколько сильно злость и негодование поглотили его. Возле машины пришлось остановиться, ключи остались в комнате, а возвращаться не хотелось. Тем более в таком взрывоопасном состоянии.

- Что с тобой? – как всегда спокойно спросил Мельников, останавливаясь рядом с ним.

- Не знаю. Злой. Уставший, – на выдохе ответил Федор.

- Поехали в клуб? Развеешься, снимешь стресс.

- Поехали к тебе, а по дороге заедим и купим коньяка.

- Федь…

- Мельников, заткнись. Не хочу я сегодня ни музыки, ни доступных тел. Не то настроение.

- Как скажешь.

- Извини, – глубоко вдохнув, сказал Тихий и занял пассажирское место рядом с водителем.

- Ничего. Стабильно раз в год тебя клинит. Просто из головы вылетело, что сегодня именно тот день.

- Угу. Поехали уже, умник.

Человеческая память поразительная вещь. То, что хочешь запомнить навсегда, можешь в любой момент забыть. А то, о чем бы предпочитал не вспоминать никогда – въедается в твой мозг на всю жизнь. И, к сожалению, под вторую категорию, почему-то чаще всего попадают отрицательные события. Забыть бы, да нельзя. Вот и Тихий с удовольствием стер бы из памяти некоторые фрагменты своего детства, но, увы, нельзя. Например, он с радостью бы лишился воспоминаний, связанных с сегодняшней датой, но не судьба. И времени уже утекло достаточно, а все равно день смерти своей биологической матери он помнит до сих пор отчетливо и поминутно...

До дома Мельникова добрались быстро и в полной тишине. Все в той же тишине выпили по рюмке коньяка и завели неспешный разговор о прошлом. Но не о том, что так не хотелось сегодня вспоминать, а о детдоме, бывших приятелях и прошлых мечтах.

Они редко так собирались, еще реже разговаривали о прошлом, но порой человеку просто надо кому-то выговориться, и хорошо, если в твоем окружении есть такой человек.

К коньяку больше не притронулись. Свою норму выпили и хватит. Легли поздно, но морально оба отдохнувшие, а утром пришлось рано вставать. Мельникову на дежурство, а Федору - сперва домой, а после в офис.

Начало рабочего дня не сулило неприятностей, но куда же без них? Тихий только завершил разговор со своей бывшей клиенткой Аленой Носовой, когда в его кабинет эффектным вихрем влетела его вечная головная боль – Эльвира Ивановна Лейзберг. Дама неопределенного возраста, но безгранично любящая себя и деньги. Лейзберг стабильно разводилась раз в два года. И каждый раз приходила к адвокату Федору Тихому, чтобы купить его услуги. Тихий всегда отвечал отказом. Эльвира жаловалась, устраивала истерики и грозилась пустить несговорчивого адвоката по миру. На том и расходились.



Анелия Чадова, Анна Лето

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться