Сутки на двоих

Размер шрифта: - +

Два часа после ритуала

В Академии она, не мешкая, пошла в отделение правопорядка, где и располагались тюремные камеры. В основном там отсиживались нарушители дисциплины, дуэлянты, а также трезвели в крепком алкогольном сне перебравшие маги. Впереди всех их ждали, как правило, отработки: уборка территории, уход за животными, магическими в бестиарии и обычными лошадьми в стойлах, работа в оранжерее. И очень редко, на памяти Григории всего один раз после дуэли со смертельным исходом, там по-настоящему был заключен до окончания предварительного следствия студент. По суду магов его ждало купирование дара и каменоломни за непредумышленное убийство.

И вот теперь здесь сидел ее однокурсник и напарник, а еще, наверное, муж. Стоило ли считать все произошедшее браком, Гри еще не определилась.

Выпускать Вайтрана по ее просьбе, конечно, никто не побежал, зато дежурный любезно согласился проводить ее к следователю, который занимался их делом, более того, у следователя нашелся и декан. На какое-то мгновение девушка едва не пожалела о своем решении, все-таки кто она такая, чтобы выдвигать требования? Студентка Академии? Да и после представления, устроенного ее отцом, декан мог не внять ее просьбам, а следователь просто выставить из кабинета. Титулы тут, к сожалению, не в почете. Но это мгновение быстро закончилось, стоило ей услышать вполне доброжелательное приветствие мужчин.

- Итак, студентка Андергард, с чем вы к нам пожаловали? - поинтересовался следователь.

- Я хочу попросить об освобождении своего мужа из-под стражи! – на одном дыхании выпалила Григория.

- И как вы мотивируете свое требование, позвольте поинтересоваться?

- Пострадавшей стороной, по факту, являюсь я, а не мой отец, подавший обвинение. А поскольку я совершеннолетняя, то мой родитель не имеет права действовать от моего имени без моего дозволения или веских причин, вроде моей недееспособности.

Как хорошо, что сам отец в свое время настоял на том, чтобы юная графиня прекрасно владела и могла апеллировать законодательством Союза Западных королевств, включающих в себя шесть королевств и три позднее вступивших под сильное крыло княжества. Вот как чувствовал, что пригодится!

- А почему вы так радеете за своего бывшего напарника, который вполне может быть виновен в вашем нынешнем положении? – внезапно вклинился в разговор декан. – Уж не влюблены ли вы в него?

- Нет! Откуда такие предположения? – Григория даже отшатнулась подальше от магистра.

- А жаль, - вздохнул декан Актовиан, - это бы решило половину наших проблем.

- Вторая половина – это влюбленность в меня Вайтрана, я так понимаю? Тогда, боюсь, даже будь я в него по уши влюблена, лучше бы от этого не стало.

- Ну, не скажите, Григория, порой, мужские сердца таят такое, о чем мужской мозг может до поры до времени не догадываться, - мечтательно произнес декан, вспоминая бурную молодость, не иначе.

- Прошу прощения, но сейчас у нас главная проблема, что Рене Вайтран в тюрьме, а нужен он мне на свободе! – не выдержала Григория и красноречиво посмотрела на следователя.

- Думаю, мы можем его отпустить на основании изложенных вами оснований, - подумав, сказал следователь. – Только вам придется написать, что претензий к Рене Вайтрану не имеете.

- Давайте бумагу, - покорно согласилась Григория. Какие могут быть претензии, когда жить осталось меньше суток?

Пока девушка под диктовку писала об отсутствии претензий к своему же мужу, следователь отправил за заключенным. Вайтран появился в кабинете как раз к окончанию повествования, дате и подписи. В этот момент следователь сделал какой-то хитрый пасс рукой, и оковы сами упали с рук и ног студента.

- Кстати! – воскликнул вдохновленный следователь, - а, может, вы обратитесь к алхимикам и выпьете любовный напиток? Это бы решило основную проблему с отсутствием чувств, а там уж и с консумацией как-нибудь справитесь!

- Итак, студенты, - менторским тоном начал декан, - кто меня порадует и скажет, почему нельзя воспользоваться предложением следователя Маризо?

- Потому что любовные напитки вызывают исключительно физиологическое влечение к выбранному или случайному объекту, в зависимости от типа зелья, но никак не влияют на формирование чувств, – как по учебнику ответила Григория. Вайтран явно прибывал не в том расположении духа, чтобы играть в угадалки.

- А менталисты не помогут? – с надеждой поинтересовался следователь.

Девушка даже задумалась, он не хочет расследовать такое неоднозначное преступление, основные действующие лица которого, скорее всего, скоро умрут, или искренне пытается помочь?

- Нет, - ответил сам декан, - менталисты к формированию чувств также не имеют отношения. Так что рассчитывать наши новобрачные могут только на себя.

На этих словах Вайтран резко повернулся, вышел из кабинета и громко хлопнул дверью. Григории ничего не оставалось, как быстро извиниться и пойти догонять мужа.

- Стой! Да стой же! – Григория схватила парня за руку, которую он у нее резко выдернул, но все-таки остановился. - Тебе не кажется, что нам нужно поговорить?

- Нам не о чем говорить, – и снова этот ровный бесцветный голос.

- У нас тут есть одна общая проблема: магический брак, который убьет нас меньше, чем через сутки, если мы ничего не предпримем!

- И как предлагаешь ее решать? Можно пойти в твою комнату в общежитии, у тебя ведь она одноместная, без соседей, и консумировать наш брак, вдруг получится? – едко ответил парень.

- Боги! И это лучший студент потока! Для начала, я бы сходила в храм Лады, пусть они подтвердят, что брак имеет место быть. Лично я не чувствую никакой разницы! – Григории хотелось хоть немного достучаться до напарника. Как можно быть таким безразличным практически на пороге смерти!

- А что ты хотела почувствовать после заключения брака? Крылья за спиной? – ухмыльнулся Вайтран. – Или, думаешь, магистры ошиблись? Если уж ты меня выпустила, за что тебе, конечно, спасибо, я бы предпочел провести оставшееся время со своей семьей, которую вы с твоим папашей так презираете.



Юлия Журавлева

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: