Сутки на двоих

Размер шрифта: - +

Семнадцать часов после ритуала

- Ну, давай же, дыши! – сквозь толщу сознания проникали взволнованные слова. А дальше пришел кашель. Ловкие руки быстро перевернули ее на живот и поддерживали, пока Григория не выкашляла всю воду из легких.

- Сумасшедшая, что же ты творишь? – Вайтран с такой силой прижал девушку к себе, что дышать снова стало тяжело.

- Рене, - прошептала Гри, - пожалуйста, отпусти!

- Прости! – и снова это прости! И снова он отсаживается от нее на два шага и сцепляет пальцы в замок, будто боится случайно дотронуться.

Отдышавшись, Григория огляделась. Они сидели на берегу, рядом с тем злополучным мостиком, одежда и волосы были сухие, значит, Рене воспользовался магией.

- Спасибо, что спас меня, - не глядя на Вайтрана сказала Гри. – Не знаю, что на меня нашло.

- Ты сначала как зачарованная шла к воде, я подумал, что-то увидела, и двинулся следом. Зачем ты вообще пошла на мосток? Даже странно, что дошла до конца, не провалившись раньше.

Девушка неопределенно пожала плечами. Не говорить же, что хотела утопиться, но передумала в последний момент.

- Гри, зачем ты туда пошла? – напрягся Рене.

- Какая тебе разница? Утром мы все равно умрем, так есть ли смысл ждать? – с деланным безразличием спросила Григория и с вызовом взглянула на собеседника.

- Ты это серьезно? Решила не дожидаться, подействует ли ритуал? – Вайтран вглядывался в нее, видимо, не веря услышанному.

- А почему он не должен подействовать? Нам все объяснили преподаватели, жрец подтвердил факт брака, какие у нас есть варианты? Ты даже поцеловать меня не смог, не говоря уж о каких-то вспыхнувших чувствах! – Григория сорвалась на крик, не в силах больше сдерживаться. Целый день держалась, и к чему это привело?

- Наличие чувств должно быть обоюдным, если ты забыла, – решил напомнить парень.

- А почему ты так уверен, что у меня не могло появиться симпатии к тебе за день, когда я увидела тебя не как бесчувственного отличника-истукана, а как заботливого брата и сына? – не успокаивалась Гри.

- И я тебе так сильно понравился? – с недоверием спросил Рене. Издевается что ли?

- Хватит! – девушка вскочила, не собираясь отвечать на столь провокационный вопрос. – Я помню обратную дорогу, дойду до телепорта и вернусь к отцу, он, наверное, с ума сходит, а я тут, с тобой, зачем-то…

Григория подобрала подол юбки, не думая о своем внешнем виде, стремительно направилась обратно в храм, обходить его по саду не было ни сил, ни желания. Она влетела в здание и прикрыла дверь. Запал иссяк, а вместе с ним и вся ее решимость. Отчаяние, спрятанное за бравадой, прорвалось наружу, девушка села на пол, закрыла лицо руками и разрыдалась. Может жаль, что она не утонула? Отмучилась бы уже. А теперь снова это выматывающее ожидание смерти.

- Гри, прости меня, - тихий шепот и осторожные объятья были столь неожиданными, что девушка замерла, как пойманная птица, а потом столь же отчаянно забилась. Пришел тут со своими утешениями!

- Прости, - повторил Рене, - я дурак, признаю.

- Очень рада за тебя. Осознание – первый шаг к изменению! – Гри не прекращала вырываться.

Хватит с нее, она только и делала, что шла ему навстречу, а до этого терпела его хамское поведение. И как ей в голову взбрело, что у них может что-то получиться?

- Отпусти меня!

- Нет.

Короткий решительный ответ, а потом…

Потом он просто обхватил ее лицо ладонями и поцеловал, не жестко, не требовательно, а так мягко и нежно, что отстраниться не было ни сил, ни желания. Он покрывал поцелуями еще не высохшие от слез щеки, подбородок и снова ловил губы. Его пальцы следовали за губами, зарывались в волосы, пропуская пряди, медленно спускаясь на шею, линию ключиц, погладили спину. Григория сама не заметила, когда успела обнять и прижаться к Рене. Осознала она это, только когда он остановился сам, уткнувшись в ее шею губами. Он шумно дышал и продолжал держать ее в объятьях. Гри не удержала и провела рукой по его волосам, всегда хотела узнать, какие они на ощупь? Мягкие и шелковистые пряди рассыпались между пальцами, многие девушки позавидовали бы. От такого незамысловатого прикосновения Рене ощутимо вздрогнул, и Гри убрала руку.

- Снова будешь извиняться? – тихо спросила она.

- За то, что сделал – не буду.

Его шепот щекотал шею, а потом он так неожиданно легонько прикусил ее за мочку уха, что вздрогнула теперь девушка, но совсем не от боли.

- А за то, что хотел бы сделать тебя своей настоящей женой прямо здесь и сейчас, наверное, нужно.

- А почему остановился? – перебарывая смущение, спросила Григория.

- Это было бы нечестно по отношению к тебе, так воспользоваться ситуацией.

Григория чувствовала, как тает в его объятьях, а его тихий завораживающий голос проникает в самые глубины сознания. Она потихоньку отстранилась, не встретив препятствия, и взглянула в его лицо, едва освещенное пробивающимся сквозь высокие окна голубоватым ночным светом звезд и Луны.

- Ты привык все решать за других, я понимаю. Но почему бы сейчас не изменить правила? Почему не спросить моего мнения?

- Гри, ты ведь понимаешь, что тогда наш брак станет настоящим? – серьезно спросил Рене.

- Понимаю и не имею ничего против. Или ты считаешь, что я так тебя ненавижу, что предпочту замужеству смерть? – удивилась девушка.

- Вот видишь, если бы не этот ритуал, ты бы никогда даже не подумала о таком, - печально констатировал парень.

Григория вглядывалась в него. Он только что так страстно и нежно целовал ее, а теперь снова выстраивает какую-то надуманную стену.

- Но ритуал проведен, и теперь мы здесь? К чему эти терзания, Рене? – девушка аккуратно дотронулась до его щеки, и он неожиданно прислонился и слегка потерся о ее ладонь, как ищущий ласки кот. Какие еще нужны слова?



Юлия Журавлева

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: