Сутки на двоих

Размер шрифта: - +

Сутки после ритуала

Идя за руки по городу, преодолев многолетнюю неприязнь, враждебность, победив саму смерть, в конце концов, казалось, что нет ничего невозможного. Григория буквально парила, ощущая те самые крылья за спиной. Все было здорово, чудесно, невероятно, ровно до входа на территорию Академии, где привратник, окинув их каким-то странным взглядом, бросил:

- Вас обоих уже обыскались! Срочно идите в свой деканат!

Гри сильнее сжала руку мужа, а тот ободряюще погладил ее ладонь большим пальцем, но девушка сразу заметила в нем перемены: он посерьезнел и подобрался. А в деканате началось то, чего она ну никак не могла ожидать.

- Отпусти немедленно мою дочь! – отец вихрем накинулся на Рене, буквально вырывая у него руку Григории. Тот вынужден был отпустить, не устраивать же перетягивание девушки на глазах у всех. – Я сразу говорил, что все тут проходимцы! – продолжал тираду отец, - и ваш декан самый главный из них! А еще магистр называется!

Григория честно пыталась, по возможности не привлекая внимания и новых вспышек гнева, отцепить от себя родительскую конечность, но отец вцепился в нее драконьей хваткой.

- Может, достопочтенный граф, вы соизволите объяснить, чем сейчас вызваны ваши обвинения и чем, собственно, вы недовольны? Тем, что Григория осталась жива? – не сдержался Рене.

- А ты, видимо, очень рассчитывал, что она умрет! – в конец вспылил отец. – Я уверен, тут один сплошной сговор! Да я даже не удивлюсь, если вы все, - тут он красноречиво обвел взглядом собравшихся, которых теперь рассмотрела и девушка. Декан Актовиан, профессор Гельерме, следователь Маризо и уже знакомый жрец богини Лады, выбивающийся из группы магов, - действительно собирались убить Григорию и прибрать к рукам ее денежки, а потом просто испугались и пошли на попятную!

- Вы бы, граф, не разбрасывались такими заявлениями, - выразительно подняв брови, вступился за всех сразу декан. – Мы ведь, знаете ли, тоже не последние люди в Союзе.

- О! Не сомневайтесь, я исправлю эту ситуацию! Я подам прошение самому Императору, чтобы провели тщательнейшее расследование произошедшего инцидента! – не стушевался отец. – Да я даже до главы Ковена дойду, если потребуется!

- Папа, - Григория была просто обескуражена такими резкими словами. Отец, конечно, никогда не отличался сдержанностью, но чтобы так? – Что происходит? Мы ведь и правда, живы, почему ты так… нервничаешь? Что вообще произошло за наше отсутствие?

- Произошел полный беспредел, вопиющая халатность и безответственность! - эмоционально начал объяснять отец, - А все по вине кого? Вашего кретина-преподавателя! – на этих словах профессор Гельерме, и так стоявший как в воду опущенный, совсем побледнел и сник. – Представляешь, его соблазнила одна из студенток, которая до этого получила отказ от этого альфонса, - граф кивнул в сторону Рене, - видимо, приданое у нее небольшое! И девка, не придумав ничего лучшего, решила проучить парня! Ночью, когда ваш замечательный профессор заснул после бурной страсти, выкрала ключ-артефакт для прохода в тренировочный зал со схемой, и переделала ее на смертельный ритуал! Надеюсь, ее казнят! И этого горе-любовника тоже! – на профессора было откровенно жалко смотреть, Григории показались, что мужчина сейчас расплачется.

- Я уверена, профессор Гельерме не при чем! – хотела защитить она преподавателя, - просто так сложились обстоятельства…

- Обстоятельства? – вскрикнул отец, - да эти мошенники сговорились и просто пытались нас облапошить!

- Пытались облапошить? – Григория поочередно смотрела то на мужа, в поисках поддержки, то на декана, в поисках разъяснений. Но Рене, будто что-то почувствовавший, или просто видя бесполезность спора, молча стоял, сложив руки на груди. Магистр Актовиан явно наслаждался представлением и со свойственной ему театральностью выжидал наиболее подходящий момент для открытия истины.

- Дорогая, не беспокойся, твой папа решил все недоразумения! – отец был в своем репертуаре. И чувствовала Григория, что главным недоразумением, по его мнению, являлся ее муж. – Твой брак не был смертельным изначально, представляешь? Нам только мозги пытались запудрить! Чтобы провести ритуал брака истинной любви, необходимо обратиться к жрецам, а те, в свою очередь, кроме писулек на полу, должны совершить еще множество побочных действий, дабы Богиня приняла такой брак и сделала его истинным! А то, что было в зале – просто фикция!

- Как фикция? – Григория ошарашенно посмотрела на жреца, - но вы же сами сказали, что видите отметку брака на ауре!

- Да, отметка есть, но это отметка о расторжимом браке. Поскольку ритуал брака истиной любви был проведен без соблюдения всех необходимых составляющих, то он закрепился в виде самого обычного брака, которым могут скреплять узы все желающие, независимо от наличия магического дара, – пояснил жрец.

- Так что не переживай, дочка, - отец поудобнее перехватил ее за руку, - сейчас мы идем в ближайший храм и отметку стирают с твоей ауры!

- Не спешите, граф Давьенг, - наконец, включился в беседу декан. - Вы же прекрасно знаете, что расторгнуть брак так просто можно, только если он не консумирован, - и хоть лицо его по-прежнему оставалось серьезным и даже суровым, Григория по взгляду поняла, что магистр откровенно развлекается за их счет. А ведь было совсем не смешно!

- О чем вы говорите! – возмутился отец. - Какая консумация? Григория, скажи, этот оборванец не посмел до тебя дотронуться?

Гри смотрела на Рене и с ужасом понимала, что он не просто не собирается вмешиваться, его взгляд, совсем недавно такой теплый и ласковый, оказался тяжелым и жестким. Демоны! Неужели он так и продолжит отмалчиваться и не попробует ей помочь? И объяснять такое девушке, пусть она и стала женщиной, совсем не пристало! Муж он ей, или? Или не муж…



Юлия Журавлева

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: