Свидетель

Размер шрифта: - +

Глава 10

 

Утро они встретили на главной дороге Вриндавана с другими паломниками. Путь пролегал среди густого леса. Над кронами деревьев, подернутыми утренней дымкой, виднелись красно коричневые шпили храмов. На них яркой позолотой блестели символы Вишну. Приближаясь к священному городу, они все отчетливее слышали, как пространство наполнялось бронзовыми голосами колоколов. В малых и больших храмах шли службы, которые можно было узнать по глухим булькающим звукам мриданг - конусовидных барабанов, медному звону цимбал, медитативно-густому пению мантр и молитв.

- Наконец-то я здесь! – радостно произнёс Нимай, обводя взглядом купола храмов.

- Мы все же  дошли! – поддержал Бимал

- Я всегда мечтал оказаться во Вриндаване.

Нимай огляделся вокруг, чтобы сориентироваться. 

- Сначала зайду в  храм Гопала – сказал старик, но в его голосе уже не слышалось того отчуждения по отношению к Бималу. Тот это почувствовал, однако старался не испортить этого мимолетного потепления и покорно последовал за ним.

 Узнав у людей путь к храму, они снова присоединились к толпе паломников. Люди двигались огромным потоком, поднимая клубы тепло-желтой пыли. У некоторых были посохи, узелки за плечами, медные и глиняные сосуды для воды и пищи. По их уставшей, иногда прихрамывающей походке можно было понять, что пришли они с самых далеких мест Бхараты*. Шафранового цвета дхоти монахов, смешивались с белой одеждой домохозяев, богачей в шелках и рваньем нищих. Мимо них шел пожилой, принявший обет отречения – санньяси. Он аристократически шагал с большим посохом и лишь изредка оборачивался, оглядывая спокойным взглядом сопровождавших его учеников. Все они шли в какой-то своей особенной, важной и торжественной тишине. Калеки и нищие сидели по краю дороги, вымаливая себе на пропитание. Груженные повозки наполненные овощами, фруктами и прочими товарами тянулись к центральному базару. Среди разбитых горшков и мусорных куч, томно развалившись, лежали большие свиньи с десятками поросят. Коровы  с телятами стояли посреди дороги и паломники учтиво их обходили. Наконец  они подошли к плотной застройке, где было множество маленьких храмов, тесно перемежавшихся с базарными лавками.    

- Нам, похоже, сюда, - сказал Нимай, сворачивая в проулок превращавшийся в узкий тоннель, закрытый по бокам красным кирпичными стенами домов и высокими заборами. Путь вел вдоль сточных арыков и дверных проемов, в которых можно было увидеть  сидевших погруженных в себя старцев-бабаджи, читающих мантры и перебиравших в руках деревянные бусины четок. С блаженным и отрешенным видом, они будто совершенно не замечали - ни суеты, ни базарной грязи.

Проходя мимо лавки с драгоценностями, Нимай остановился.

- Куплю Рати подарок, - произнес он, привлекшись искусной работой ярких украшений. – Вот обрадуется!..

Торговец приветливо пригласил к себе. От изобилия товаров у них разбежались глаза. Старик долго не мог определиться, какое же из украшений выбрать, но через некоторое время, наконец, принял решение. Он взял одно серебрянное ожерелье с множесвом подвесок.

- О, великолепный выбор! – воскликнул торговец. - Это ожерелье достойно детей раджпутов! Настоящих царей!

- Для любимой дочери, - Нимай, грустно вздохнул, подумав, как там она без него.

 Бимал тоже, хотел было купить что-нибудь для Рати, но пересчитав свои скудные сбережения, понял, что рискует совсем остаться без средств. Просить у Нимая  было для него унизительно.

Лавочник умело завернул украшение в ткань и передал его старику. Рассчитавшись, Нимай надежно спрятал его в узелке и обернул своим чадаром – шерстяным пледом.

- Ну что, теперь в храм, - сказал он, - предложу его Гопалу, пусть будет у Рати освященное украшение.

- Я уверен, ей точно понравится! - согласился Бимал.

Они продолжили путь к храму Гопала. Как только они вышли из лавки, за ними все время следили серые глаза. Обезьяна тихо спустилась с козырька лавки, бесшумно пробежала на четырёх лапах, выхватила у Нимая узелок, и шустро забралась на забор. 

- Эй!.. – закричал Нимай. - Отдай!..  

Обезьяна боязливо озираясь стала быстро вгрызаться и рвать вещи Нимая,  надеясь найти в них что-нибудь съестное. Бимал схватил палку и попытался выбить узелок из ее лап, но она ловко отскочила, рассыпав часть вещей на землю. Потом она забралась на более высокий выступ рядом стоящей лавки, до которого Бимал уже не мог дотянуться. Люди стали кричать, махать руками, пытаясь помочь несчастным. Нимай же сидел на земле в полном отчаянии.

- Ну что же это такое, - причитал он вздыхая, - что за судьба у меня  такая, и так моя доченька страдает, а я даже маленькую радость не могу ей принести…

В этот момент обезьяна уже добралась до свертка с подарком, разорвав его, она вынула ожерелье, красиво заигравшее светом на солнце. В некотором замешательстве она смотрела на него, а потом вцепившись в него зубами, оторвала несколько серебряных подвесок, и не найдя в этой вещице ничего аппетитного, тут же все выбросила на землю. Бимал  быстро подобрал его оторванные части и утешительно обратился к Нимаю:

- Нимайджи, не волнуйтесь, она не смогла его серьезно повредить... Я все исправлю!



RiA

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться