Сын кровавой луны

Размер шрифта: - +

Глава 3. Случайная замена

“Если вдруг Темные боги прокляли вас 

дружбой с некромантом, запомните: 

такие, как мы, к юмору не склонны…”

(с) из дневника неизвестного некроманта

 

До дома Мелания добралась за час до рассвета. Пока правоохранители писали протокол, пока некроманты осматривали место битвы со смертодевой, проверяя рассказ девушки – на все ушло много времени. Единственный плюс от всего этого был в том, что после допроса Меланию личным порталом перебросили прямо к подъезду трехэтажного дома, в котором она жила.

Поднимаясь по старым деревянным ступеням, девушка крепко держала в руках черную кожаную куртку. Ту самую, которую рядом с местом упокоения смертодевы обнаружил один из правоохранителей.

– Это ваше? – спросил мужчина, вонзая в Меланию цепкий взгляд маленьких глаз.

В ответ девушка посмотрела на него так, будто не видела ничего вокруг. Ничего, кроме этой куртки, которую оставил после себя вампир Элиас.

Забыл забрать… И она тоже не вспомнила об этом, когда они вместе шли по полю к дороге, а затем будто бы просто гуляли под руку. Все ее мысли в тот момент были только о нем…

Мелания поднималась на крыльцо дома, машинально проводя пальцами по серебристому рисунку на гладкой обсидианово-черной коже куртки. В голове роились тысячи мыслей, перемежаясь с воспоминаниями, в которых слишком ярко сияли холодные голубые глаза.

Некромантка опустила голову, пытаясь подробнее рассмотреть, что же за рисунок изображен на одежде. Лунный свет отразился от серебристых нитей, и Мелания разглядела крылья, сложенные так, что в совокупности они составляли круг. В самом его центре расположился необычный абстрактный элемент. Что-то вроде чаши, над которой витала корона. Блестящие металлом нити перемежались с ярко-красными, и, если по-особенному подключить воображение, создавалось впечатление, будто с крыльев и короны капала кровь.

В тот момент, когда Мелания обратила внимание на этот рисунок в первый раз, ничего подобного ей в голову не приходило. Теперь же она и впрямь видела багряные капли и пугающий алый блеск серебра.

А в голове снова всплыли воспоминания:

– Это ваше?.. – тусклый, далекий вопрос одного из правоохранителей, держащего в руках куртку странного вампира.

– Да, – ответила она тогда хриплым голосом, сделала несколько уверенных шагов по травянистому полю, не обращая внимания на легкую боль в ноге. Затем забрала одежду из рук подозрительного некроманта и прижала к себе.

– Но это мужская куртка, – неторопливо уточнил он, продолжая внимательно смотреть на нее.

Мелания стойко выдержала взгляд.

Ничего необычного. 

Мертвецы смотрят гораздо страшнее.

– Я люблю носить мужскую одежду, – ответила она.

Правоохранитель задумчиво посмотрел на нее снизу вверх, изучая брюки, плотно облегающие ее тело, высокие сапоги на шнуровке, рубашку и ремень, на котором висели кобура с пистолетом, ножны с кинжалом и пара мешочков с колдовскими сборами.

– У вас есть лицензия на применение некромантии? – спросил он тогда, безошибочно узнавая набор любого охотника за нежитью.

Мелания прикусила губу. Проблемы ей были совершенно не нужны.

– Нет, господин, – ответила мрачно.

– У вас был заказ на эту смертодеву? – он кивнул на овраг, в котором по Сумеречному следу и оставшемуся на траве жирному пятну можно было легко угадать останки нежити.

– Нет. Я встретила ее случайно на дороге…

Дальше снова было длительное повторение рассказа о том, что она направлялась к себе домой после прогулки. Уверения в том, что никакого отношения к нелицензионной охоте на нежить она не имеет, а все оружие и травяные сборы носит с собой исключительно для личной защиты.

С горем пополам некромант-правоохранитель отпустил ее, предварительно доставив порталом почти до самого до дома. 

И вот теперь она стояла на старом полукруглом крыльце триплекса – трехэтажного деревянного строения, рассчитанного на три семьи. А в руках у нее лежала и холодила кожу гладкая черная куртка.

Мелания так и не рассказала правоохранителям ничего о том, что встретила вампира и что это именно он убил смертодеву. А ее спас. Она молчала, не желая раскрывать тайну Элиаса, и до сих пор сама не знала, что подвигло ее так поступить.

«Ты такая же, как и другие…», – звучало у нее в голове. Обвинительное. Ядовито-насмешливое. Такое нечестное, что некромантка все еще чувствовала себя уязвленной.

Нет, она не была такой же.

И именно поэтому промолчала.

Элиас ей помог. И кем бы он ни был, она обязана ему жизнью.

Даже если он хотел убить ее собственными руками… клыками и просто не успел из-за появления отряда помощи, он все равно оставался тем, благодаря кому она до сих пор жива. И по крайней мере за это девушка чувствовала себя обязанной ему отплатить.

Тихо зайдя в дом, чтобы не будить мать, некромантка первым делом бросила куртку на стул в своей комнате, разделась и побежала принимать душ. А уж после этого, стараясь поскорее забыть обо всем, упала в постель и уснула. 

Проспала она до обеда следующего дня. Наверно проспала бы и дольше, но ее разбудили крики матери:

– Маркус, это ты? Маркус! Маркус!

Мелания как ошпаренная подскочила на ноги, мгновенно избавляясь ото сна, и побежала на кухню, откуда доносились крики. При этом она ругала себя последними словами, потому что принять лекарство мама должна была еще утром, а она все проспала.

Оказалось, что в этот момент женщина уже стояла на табуретке у раскрытого окна и звала какого-то мальчика, который, бросив на нее испуганный взгляд, скрылся на другой стороне улицы.



Сильвия Лайм

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться