Сын кровавой луны

Размер шрифта: - +

Глава 5. Старые проблемы

“Если бы некромант умел лечить, как друид, 

то вылечил бы сперва себя. 

От некромантии…”

(с) из дневника неизвестного некроманта

 

Когда Мелания наконец оказалась дома, хотелось плясать, петь и благодарить всех богов, темных и светлых, вне зависимости от того, кто из них существует, а кто – нет. А еще ей хотелось спать. Смертельно. Элиас сегодня так и не выпил ее крови, но некромантке казалось, что она высосана досуха.

Однако, к сожалению, позволить себе просто завалиться спать она не могла. Первым делом, раздевшись, она на цыпочках прошла в комнату матери.

Худая женщина спала, почти с головой накрывшись одеялом. Бледное лицо сливалось цветом с подушкой, под глазами залегли темные круги. Все это было видно Мелании даже в полумраке, когда комнату освещал тусклый лунный свет, струящийся из окна.

Девушка осторожно села на краешек кровати и невесомо коснулась рукой плеча матери. Погладила мягкую ткань пододеяльника, под которым лежала женщина, и глубоко вздохнула.

Судя по внешнему виду и участившимся приступам, состояние матери сильно ухудшилось. Завтра к ним домой должен приехать врач. Снова будет ставить какие-то капельницы со специальным жутко дорогим лечебным составом, от которого болезнь немного отступает. Но, учитывая общий токсикоз организма, полегчает женщине еще очень нескоро.

Прикрыв веки, Сумеречным зрением Мелания увидела серый «дым» над головой женщины. Его было гораздо больше, чем при обыкновенной боли, как у Ландера. Болезнетворный туман полностью опутывал плоть, въедался в нее, брал в кольцо, словно корона, которую не снять.

Девушка не знала, почему эта штука там появлялась. Но из-за нее легкий разъедающий флер болезни переносился на весь организм. Женщина начинала меньше кушать, худеть и часто болеть. А при ее и так нездоровом состоянии лишние заболевания были и вовсе катастрофическими.

Врачи говорили, что все это – последствия одной психологической травмы, которая превратилась в психическую. Организм будто бы начал привлекать к себе Тьму, которая его потихоньку и убивала. И, как ни странно, помочь было ничем нельзя.

Мелания не жалела никаких денег, отдавала все, что есть, чтобы найти хорошего медика. Она объездила весь Ихордаррин в поисках лучшего жреца, который смог бы магией остановить этот кошмар. Излечить ее мать.

Но все говорили одно и то же.

«Излечение невозможно, потому что корень заболевания не физический… Ваша мать словно не хочет жить…»

Само собой, Меланию такой ответ не устраивал. И она продолжала искать все новых и новых докторов.

А до тех пор периодически избавляла несчастную женщину от последствий заболевания собственными силами.

Да, она не могла излечить. Но могла на время облегчить ее жизнь. Сделать так, чтобы она почувствовала себя здоровой.

Снова глубоко вздохнув, некромантка на миг закрыла лицо ладонями. Ее руки мелко подрагивали.

Ничто не дается просто так. А Мелания боялась признаться себе, презирала себя за то, что на самом деле ненавидит это делать. 

Ненавидит спасать свою мать…

Прикусив губу, она мягко положила руки на голову женщине и закрыла глаза, позволив телу действовать по привычке.

Пальцы едва заметно дернулись, когда серый «дым» начал втягиваться через подушечки со скоростью воды, утекающей из раковины через воронку. Мелания задрожала, но буквально через несколько мгновений стало видно, что лицо женщины начало приобретать краски. Губы стали ярче, черные круги исчезли, словно их и не было. А слабое неровное дыхание стало спокойным и глубоким.

Примерно через минуту организм старшей госпожи Сендел выглядел так, словно был полностью здоровым. Женщина даже перевернулась во сне и улыбнулась.

– Мэл, это ты? – проговорила она сонно.

– Да, мама, – хрипло выдохнула некромантка, схватившись за горло и едва не теряя сознание от боли в груди и животе. 

– Ты вернулась с гулянки? Хочешь, пожарю тебе яичницу?.. – не открывая глаз, продолжала мать, явно вполне нормально соображая. Как прежде, год назад, когда все еще в их семье было хорошо.

– Нет, мама, спасибо, спи, – выдохнула через силу некромантка и ринулась прочь из комнаты.

– Ну, как скажешь, дорогая, отдыхай… – раздалось ей в спину, но девушка уже не слышала.

Она едва успела добежать до туалета, где ее благополучно и вывернуло наизнанку. Хорошо, что этим вечером в «Рубиновом дворце» она так ничего и не ела, кроме несчастной дольки апельсина, о которой сейчас совершенно не хотелось думать.

Мелании было очень плохо. Болезнетворная Тьма, просочившаяся в ее организм от такого серьезного и опасного недуга, который был у ее матери, всегда приносила чудовищную боль. Она отравляла и, может быть, даже убивала потихоньку. Она настолько сильно влияла на организм девушки, что полгода назад, когда помогать матери подобным образом уже стало привычкой, у Мелании появились собственные проблемы со здоровьем. И после посещения жреца-диагноста оказалось, что ей грозит бесплодие.

«По вашему организму я вижу, что вы занимаетесь экспериментами в области некромантии», – сказал ей тогда жрец.

«С чего вы взяли?» – напряглась девушка.

«Потому что только новые, не доведенные до ума темные заклятья дают откат на половую систему организма», – спокойно ответил он. – «Если вы продолжите ваши опыты, госпожа некромантка, детей вам понянчить не удастся…».

Но Мелания думала об этом в последнюю очередь. Конечно же, она не сказала этому жрецу о том, что другого выхода у нее нет. Ему на это, в конце концов, наплевать.



Сильвия Лайм

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться