Та самая герцогиня

Font size: - +

***

– Я не понимаю, почему у тебя ничего не выходит? Ты же все правильно делаешь! Может, ты просто устала?

– Антон, я в порядке. От чего я могла устать? От бессмысленных потуг сотворить огонь из ничего?

– Почему из ничего? Из магии, которая находится в твоем резерве. Сколько ее у тебя осталось?

– Я-то откуда знаю? Я что, вижу ее, по-твоему.

– Ясно. Ты не чувствуешь силу.  

И Антон пустился в долгие объяснения о том, что чувствовать огонь внутри очень важно, что без этого я не сотворю даже элементарный пульсар или фаербол, и прочее. Он объяснял, объяснял, объяснял… А я понимала. Понимала, что дело не в моем внутреннем огне, который я не чувствую. А в том, что мы слишком по-разному смотрим на огонь, магию и мир в целом. Он считает огонь порождением магии, которая для него совершенно обыденна. А я считаю, что огонь – интенсивный процесс окисления сопровождающийся излучением , то есть  совокупностью раскалённых газов. Так нас учили в школе. Огонь можно получить только с помощью каких-либо горючих веществ. Невозможно щелкнуть пальцами и получить сгусток света, искру огня или что-то в этом роде. Так не бывает. Любая цель является целью только в том случае, когда ты прикладываешь усилия к ее достижению.  Цель без стараний – мечта. А что толку мечтать о появлении огня у меня на ладошке?

– Я понимаю, что очень важно чувствовать свой огонь, – я замолчала, не зная, как сформулировать свою мысль, но постаралась продолжить, –  но мне тяжело представить, что сейчас в моей руке загорится пламя. Мне тяжело понять, что это вообще возможно, потому что это против всех законов физики и химии, да и в других науках нет упоминаний о подобных феноменах.

– Ты не веришь, что магия существует?

– Верю, но не до конца. Понимаешь, я шестнадцать лет не знала, что все это может быть правдой. Сложно в один миг поменять свои взгляды на мир.

– Я так понимаю, тебе нужно научное объяснение?

– Да, только не слишком научное.

– Все в мире состоит из молекул, которые представляют собой сложные комплексы взаимодействующих атомов. Маги способны менять атомы местами, убирать их из молекул, добавлять в молекулы другие атомы. Или просто подгонять к существующим молекулам нужные им на данный момент. То есть, по сути, чтобы зажечь огонь, тебе нужно добавить  или убрать какой-то атом, молекулу таким образом, чтобы произошла химическая реакция горения.

– Подожди-ка. То есть теоретически любой маг может устроить атомный взрыв?– услышанное не помещалось в моей голове. Он говорит об атомных и молекулярных операциях так, будто это вещи совершенно обычные.

– В теории, – кивнул Антон, кажется, довольный, произведенным эффектом. Я, наверное, выглядела сейчас, по меньшей мере, странно. После тренировки физических навыков мы каждый день пытались выдавить из меня хоть искру. Но ничего не выходило. Шел уже третий день, а все, что я могла, это правильно дышать.

– Так, ладно, – заставила я себя выкинуть все мысли из головы. Физика и химия даются мне с трудом, но знаю я эти науки неплохо. Только вот применять пока не пробовала. Поэтому лучше делать все, как пытались делать раньше.

Глубоко втянув в легкие воздух, я постаралась вслушаться в сердцебиение. Стук был размеренным и ритмичным, что помогло мне расслабиться и представить перед собой костер. Я из-за всех сил пыталась ощутить тепло огня и тихое потрескивание дров. И вот через несколько минут такой медитации… Послышался рев. Я тут же открыла глаза, чтобы увидеть…

– Сссашшша,- прошипел Антон, надвигаясь на меня рыже подпаленной махиной. Тихо пискнув, я пустилась в бега. Легкую усталость после утренних тренировок как рукой сняло, я бежала с такой скоростью, что Усэйн  Болт умер бы от зависти. Вскоре и я, и Антон выдохлись и упали на траву. Он устало смотрел на меня, пытаясь сдержать смех. К слову, я уже сама смеялась, даже не думая скрывать свое веселье. Волосы моего двоюродного брата здорово поредели, местами их не было вовсе. Одежда висела на нем кусками, едва прикрывающими тело. И жутко пахло паленным. Щелкнув пальцами, Антон сменил комплект одежды, вызывая у меня приступ истерического хихиканья.  Вот почему мне, чтобы создать жалкий огонек, нужно полдня медитировать, а ему для переодевания нужно только щелкнуть пальцами?

– Ладно, Дементьева. Хватит с меня на сегодня этих мучений. Давай домой.

Обычно мы бежали домой наперегонки, тренируя скорость, но сегодня шли спокойным шагом. Уж очень Антон устал от меня. С такими темпами его на две недели не хватит, придушит меня уже завтра.

Дальше по плану была теория. Теории было много, ругался Антон основательно, Артем поглядывал на меня с сочувствием, что дорого стоило – Тема всегда злорадствовал моим проблемам. Правда, глобальных или смертельно опасных  проблем у меня не было до этого дня. А вот сегодня я рисковала погибнуть в неравной битве со знаниями. Какой умник придумал магические дуэли? Самое интересное, что дуэли были официально разрешены, существовал определенный регламент, который строго обозначал границы дозволенного.

– Сколько раз ты можешь отказаться от дуэли?

– Дважды… Нет, трижды, если учусь на первом-втором курсе. Дважды, если уже перешла на третий. Один раз если нахожусь на пятом курсе. Если мое обучение закончено, то я не имею права отказаться от дуэли. Вернее, я могу отказаться, но это будет расцениваться как признание в бесчестии, что крайне нежелательно, ведь никто не захочет иметь дело с бесчестным магом.

– Молодец, все верно. С кем следует избегать общения, чтобы ненароком не нарваться на дуэль?

– С вампирами, демонами и со всеми представителями криминального мира, – кивнула я, припоминая, что мы говорили на эту тему. Криминальный мир в Веерлдани был разнообразен. Сейчас главенствующее положение в нем занимал некий вампира, который находился в Хасоре. Что такое Хасор, почему он там так долго и что такое Тройственная Дуэль, Антон пояснять отказался. Объяснив это тем, что данная информация мне не нужна.



Мелания Горохова, Саркисян Роксана

Edited: 04.05.2017

Add to Library


Complain