Тиран на замену

Размер шрифта: - +

Глава 16: Исход

Спускались вниз бесстрашно: я была до того зла, что недавние ночные приключения не трогали меня, будто они приснились или их никогда не было вовсе. Мы шли по той же самой лестнице, по которой Вольсхий выводил нас из подземных катакомб, сделали круг мимо тренировочного зала с отравленным фонтаном и наконец оказались перед входом в пещеру, застроенным каменной кладкой, как и арки тайных ходов и закутков.

Раньше каменной кладки не было – только дыра. Снова иллюзия или ограждающая магия, как на новенькой решетке на входе в тренировочный зал? Легкое прикосновение кончиков пальцев к кладке, и она расступилась передо мной, как совсем недавно перед Вольсхим. Адепт охнул, а я не подала виду, что удивлена.

Естественная каменная порода выглядела не столько пещерой, сколько облицовкой туннеля. Мы шли вперед, наполненные практически до краев ведра покачивались, но не расплескивали жидкость. Адепт попался на диву сообразительный и аккуратный: неадекватная смесь опасных реагентов насторожила его, а любопытство и неопытность не позволили отступить или, что хуже, побежать жаловаться магистру.

– Долго нам еще идти? – устав, адепт опустил ведра на каменный пол и размял пальцы и запястья. – Я и так завтрак пропустил. Не хочу обеда лишиться.

На обратном пути зайдем к драгарам в Крайнюю Башню, – на полном серьезе успокоила я, так как сама осталась без нормального завтрака. Карэм ни в какую не хотел отписывать мне в рацион мяса, все еще считая меня некромантом. – Уж они накормят. Заскучали без адептов, наверно.

– К драгарам? А это кто такие? – удивился адепт и подхватил ведра. – Нам про таких не рассказывали.

– Духи-повара, не терпящие попрания их кулинарных шедевров и территории.

Наконец послышалось журчание ключа, и я прибавила шагу. Вряд ли я смогла найти пресный источник, если бы не связала себя с цитаделью в бою против двух Стражей Зора. Все это время я шла и вела адепта исключительно по памяти остаточных воспоминаний, и мне казалось, что теперь я смогла бы даже самостоятельно выбраться из катакомб, не прибегая к помощи кровного родственника Вольсхого.

Спустя несколько минут туннель расширился, и перед взором предстал еще один зал, на этот раз усыпанный золотом. Глаза разбегались от блеска устаревших монет, которые в наши дни можно было запросто переплавлять в украшения. Драгоценные камни тоже лежали брошенными и выгодно оттеняли монеты. Адепт выпучил глаза, не веря своему счастью, и я поспешила опустить его с небес на грешную землю.

– Золото проклято против воров, – уверила я. – В одном из залов были казнены трое с тазом, выбитым золотым колом. Сейчас от них остались только кости, но стаб-камере срать. Она держит души в костях вечно. Хочешь познать, каково быть насаженным на стальной кол вечно? С дыркой между пахом и задницей?

Адепт сглотнул и помотал головой, чуть было не расплескав зелье в ведрах. Поверил или не поверил, только сделав вид? Как руки у него освободятся, так сразу узнаем: скелеты-охранники вора не отпустят, а я не кровная Вольсхая, чтобы остановить их. Не приди новый ректор за нами в тот раз, Риска могла бы отправиться следом за Семирским. Ресланд Вольсхий стер бы ее кости тьмой с той же легкостью, как уничтожил рыжий комок вычесанной шерсти.

В дальней части зала возвышалась пирамидка из чистой породы, в навершии которой бил пресный источник. Вода скатывалась по ее сторонам, собираясь в изножье в три полноводных ручья. Два из них опоясывали зал по периметру, а третий делил зал пополам. По «бережкам» ручейков были свободные от золота проходы примерно в ширину моих плеч, и вдвоем на узеньком проходе не разойтись.

– Воруй на свой страх и риск, – добавила я. – Но имей в виду, что за одну монетку охранники порвут тебя и бросят, пока Вольсхий не придет тело убрать. Одно уже провисело... десять или сколько там лет.

– Не буду я ничего брать! – обиженно фыркнул адепт, пробираясь к пирамиде по моим следам. – А что такое стаб-камера?

– Проклятье вечной жизни в муках предсмертия, – объяснила я, начиная раздражаться. Он задавал слишком много неуместных вопросов. – Проболтаешься кому-нибудь, и я сама тебя порешу.

– Понял-понял, не злись, а? Ты прям как моя старшая сестра! – адепт поставил ведра у подножия пирамиды и удовлетворенно выдохнул. – Уф, все!

Я передала третье ведро адепту и осторожненько залезла на неровную скалистую пирамиду поближе к источнику. Потянувшись за ведром, чуть было не оступилась и выпрямила спину. А чего это я лезу? Ищу трудные пути? Ручейков из пирамиды выходило как раз три, как и количество получившихся ведер зелья, стирающего память за последние сутки. Спустившись, вылила одно из ведер в правый опоясывающий ручей. Адепт хмуро скосил взгляд на меня, но сделал тоже самое с центральным ручьем. С последним и вовсе справились в два счета.

Ведра уничтожила сама тем же ударом, что и каменную кладку в арке, когда вызывала Вольсхого на помощь в бою против скелетов-охранников. Злость опустошила, выпив моральные силы, и я опустилась на скалистый пол у подножья пирамиды. И что дальше? Ну, забудет Вольсхий утреннее происшествие и угрозу.. Планы-то свои он точно не забудет. Еще и записал их к себе куда-то. Наверняка. Старик-ректор любил все записывать, и внуку, скорее всего, эту любовь передал



Яна Зыров

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: