Тиран на замену

Размер шрифта: - +

Глава 14: Ограничение и подчинение

– Что произошло? – в недоумении воскликнула я, и за моей спиной раздался такой грохот, будто несущую стену проломили.

– Так слухи про шлюху правдивы? – усмехнулся тот, кто моложе, и на его голос я обернулась. Именно с ним мне довелось заочно познакомиться в воспоминании Алиц. Из дыры в стене вышел второй компаньон Вольсхого. Тсик.

Низенький, худенький он был похож на неказистого подростка. Только преждевременно морщинистое лицо выдавало истинный возраст. С Рейсландом Вольсхим она примерно одногодки. В его руках уже знакомая мне по видению окровавленная оружейная игла, которой был убит Арлаэрн Вольсхий. Крупицы родной для цитадели энергии осели на его теле и одежде, но оживить их я не могла – его прах был везде и нигде одновременно. Сожженное тело без хоть сколько-нибудь крохотного кусочка не восстановить и не воскресить.

Передо мной спиной к лестнице стоял – еле держался из последних сил – раненый Марион Разэл с порезанным боком. Яд, поразивший Алиц, обладал тошнотворно-омерзительным запахом. Им провоняла вся одежда Разэла, а не только оружейная игла, с которой этот запах сроднился. Ранение Разэла было настолько серьезным, что без помощи целителя он мог обходиться минут десять. Не дольше.

– Все хорошо, Мари. Я разберусь.

Нарочито-медленно прошествовав обойдя Тсика, я озабоченно и невесомо положила ладонь на плечо Мариона Разэла и беспокойно произнесла. Коротышка-убийца довольно хмыкнул, не веря в возможность поражения. Кипевшая во мне мощь никак внешне не проявляла себя. Уставившиеся в предвкушении ярко-зеленые ружные глаза, смеялись. Марион Разэл не обернулся, но вздрогнул от легкого касания моей руки его плеча.

– О, я наслышан о вас, маниса Тонверк! – грубо, с издевкой воскликнул убийца, видимо не вспомнив наше знакомство ранее. – В некоторых областях вы весьма талантливы. Не обойдите ласковым вниманием мой пытливый ум!

– Замолчи, Гарэрл! – рявкнул Марион Разэл, проигнорировав мое фамильярное обращение «Мари». – Поэтому ты и провалился на аттестации. Женщины и дети, – злая усмешка на его тонких, окровавленных губах, – вот твой враг, да, Гарэрл? Найти достойного соперника не пробовал?

– Хорошо вякается за женской спиной, да? – откровенно издевался Гарэрл.

Марион попытался выйти из-за моего плеча, но я не позволила и опустила руку. Мимолетно отметив, что он по непонятной причине не воспользовался даром кукловода, ступила на самую нижнюю ступеньку.

– Твой враг всего лишь маленький беззащитный ребенок, плачущий по ночам, страдающий от кошмаров и в ненормальных количествах употребляющий тяжелые успокоительные. Разве мне есть смысл бояться такое ничтожество?

Ухмылка спала с донельзя довольного лица Гарэрла, его голос приобрел рычащие нотки.

– У меня приказ уничтожить всех, в ком течет кровь клана Дэм! Не так важно, кого придется убить для этого.

Каждое движение, каждую – даже самую незначительную – смену настроения я чувствовала. Я ощущала все и всех на территории гнезда. Так и с ума сойти можно. Поскорее бы все закончить и вернуть кольцо в сторожевую башню, а то потеряюсь.

– Отец, – на грани слышимости прошептал Марион Разэл за моей спиной.

Мозаика понемногу складывалась. Не хватало всего нескольких деталек, чтобы собрать полную картину.

– Как интересно, – спокойным, будто чужим голосом я произнесла, приблизившись к убийце еще на два шага.

Все сильней и сильней я ощущала, как теряла контроль над телом, как нечто могущественное и значимое заполняло все мою суть.

– Бесстрашная... – изумленно, с наслаждением протянул Гарэрл Тсик, пожирая меня глазами от макушки до пят. – Как жаль, ты выбрала не того мужчину. Будет нехорошо, если понесла неприятный сюрприз.

Пошлые намеки я предпочла проигнорировать: мужчинка с мой и так маленький рост, убийца и властолюбивый подонок – в моих глазах мужчиной не был. Еще и старый к тому же. Ледяная песня ветра несла силу моего дара в глубины леса. К сосне, к которой привалился Рейсланд Вольсхий, умирая. У которой сделал свой последний вздох...

...и первый в новой жизни.

Видение вновь пропало, и я наконец смогла сосредоточиться на Марионе Разэле, Гарэрле Тсике и магистре Фэрусе Сэрдоке, притаившимся за углом и наблюдавшем за разворачивавшимися событиями.

– Воистину! – испуганно выкрикнул он и вылетел на лестничную площадку, но на ногах устоял.

С тем же резким испугом, будто неожиданно для самого себя, Гарэрл Тсик проткнул мой живот; игла вышла из поясницы, чудом не задев позвоночник. На моем черном костюме заблестела, засверкала грязная кровь. Ее яд, как живой, стремительно пожирал плоское лезвие иглы, поразив яд иглы. Сталь гнила и ржавела.

Подняв взгляд с проткнутого живота, я все же сдержалась, чтобы самой не завизжать: синекожий Рейсланд Вольсхий нависал над всеми нами и давил нечеловеческой опасной аурой смерти. Для некромантов вырвавшийся из-под действия магии недоучек труп – обычное дело. Но не для меня. Перед нами стоял самый настоящий труп – даже воняло от него также: и смертью, и болотом.



Яна Зыров

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: