Тогда спаси меня...

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

– Скажи это еще раз!

– Я уже пять раз тебе сегодня говорила…

– Скажи ещё!

– Нет… если я скажу, тогда эти волшебные слова на тебя подействует, как и в прошлые разы…

– Как? – Зенон хитро улыбнулся.

Я игриво засмеялась, изворачиваясь от настойчивых рук.

– Это предложение действует на тебя возбуждающе. Только я скажу, как ты целоваться лезешь!

– Тебе не нравится? – его нежные губы все-таки поймали мой нос.

– Нравится. Но мы сегодня уже делали это три раза!

Я устремила самый тяжелый взгляд, полный легкомысленного укора, на который сейчас была только способна.

– Прости, что не могу от тебя отстать после всего, что нам пришлось пережить, - он застыл и позволил вынырнуть из его объятий.

Глаза Зенона посерьезнели. Я грустно вздохнула и увлекла его за собой на широкий длинный диван перед большим обзорным окном смотровой палубы. Устроившись, как кошечка, на его плече, и подобрав ноги на сидение, я замерла. Зенону ничего не оставалось, как ласково обнять свободной рукой и чмокнуть в лоб.

– Давай, просто вот так вот вместе посидим и помолчим. А? Мне так хорошо с тобой просто сидеть и слушать тишину… - подняла я на него щенячьи глазки.

Он насмешливо хмыкнул и тихо ответил:

– Давай.

Я довольно растянула губы и заерзала, удобней устраиваясь у него под боком.

В каюте царил романтичный полусумрак и уютная тишина. За стеклом блестели россыпью далекие звезды, и виднелся край небольшого выступа фюзеляжа корпуса корабля.

Возле Зенона теперь все, что произошло еще вчера и несколько дней назад, казалось тяжелым сном. Сдавалось, что уже все позади, что все обязательно будет хорошо. Только ради этого уютного и теплого момента и надо было пройти через все эти невзгоды.

Я закрыла глаза и принялась блуждать мыслями по последним событиям после саботажа на Флагмане Союзного Флота.

Первым, почему-то вспомнилась встреча Феспесия и Таши. Она состоялась на следующий день, когда хучуорские и мурошские корабли ушли в гиперпространство, поджав хвосты. В тот момент, когда херонские корабли повернули против неожиданных противников, желавших воспользоваться неразберихой между Союзом и Акией, исход космической битвы стал очевидным.

Так вот, когда оглушенные лидеры пришли в себя и поняли, что произошло, Иеракс тут же связался со своим командным кораблем и велел одному доверенному офицеру немедленно вылетать с маленькой земной девочкой на лалланский Флагман (во время первой атаки пострадал он мало, лишь мелкие, но многочисленные повреждения обшивки). Феспесий вместе с херонцами и мной поспешили на уже знакомый «перрон».

Еще только дверь шлюза открылась на челноке, Феспесий уже с нетерпением топтался у второй двери шлюзового коридора. Увидев папу, Таша протянула рученки и со всей прытью побежала к медленно расходящейся противоположной двери. Феспесий тоже не ждал. Он побежал ей навстречу. Упал на колени посреди полупрозрачной шахты, раскрыв объятья. Таша пищала, как укушенный котенок. Запрыгнула на руки отца, обвила его шею и долго не отлипала. Ручейки слез бежали по ее пухленьким детским щечкам. Она плакала и повторяла только слово «Папочка». Феспесий тоже рыдал, как мальчик, не в силах подняться с колен. Ведь он ее уже похоронил в сердце, а теперь обнимает целую и невредимую.

Я тоже плакала, прислонившись к коробке шлюзовой двери коридора. Зенон обнял меня сзади и успокаивающе гладил по голове. Я видела, как скудная слеза скатилась с глаз Иеракса. Кто знает, может, он думал о своей Ули?

Потом я прогнала в памяти тягомотные и неприятные часы переговоров.

Конечно, самое главное решилось – Союз Разумных Планет заключил с императором Акии соглашение. Во-первых, ради пущей уверенности и доверия, Януарий (и это было очень удивительно для меня) согласился ввести Акию в состав СРП (правда, в этом договоре было много оговорок и условий). Во-вторых, было заключено соглашение о делении Эхрацеи и назначен по этому поводу Комитет, в состав которого входили поровну представители двух рас – лалланов и херонцев. Со стороны херонцев проект возглавили Збишек и Зенон, как главные представители Акии. А со стороны лалланов – Нихнерон и еще один лаллан. Кстати, после нападения на делегацию, друг Зенона изъявил желание вернуться в ряды лалланов, сказав наедине тому, что таким образом будет достигнуто честное сотрудничество между новыми союзниками. Возвращение племянника Канцлер Нехаршон принял с большим одобрением.

В общем, мир между Акией и Союзом был достигнут и утвержден в письменной форме. Ура!

Далее я подумала о лежавших за дверью смотровой палубы каргах. Они стали моими неизменными телохранителями, как бы я от них не отмахивалась. Даже императору пришлось признать, что Рут не может теперь следовать за ним. К слову, оказалось, что оружие, которое использовал Луций при нападении, было не оглушающим, а смертоносным. Он не собирался никого брать в плен. Да только он не учел, что присутствие любого карга при применении любого энергетического оружия нивелирует его воздействие в зоне поражения до минимума. Так что поражающий импульс стал лишь оглушающим. Этот фактор не мог быть не признан всеми членами двух делегаций. А когда я заявила, что карги разумны, Януарий был вынужден это признать при многочисленных свидетелях. Поэтому в одном из пунктов договора с Союзом, представители Акии сообщили о своем соглашении признать всех каргов на территории империи разумными и присвоить им статус расы. Следовательно, все, что когда-либо было связано с этими существами, должно быть изменено в соответствии с их новым статусом. И, кстати, теперь их новое название было ронерами, как они себя и называли.

В согласии с этими изменениями, карги, то есть ронеры, переселялись в резервации и всякая охота на них приравнивалась к войне, а удержание их против их воли – рабовладением. Конечно, все эти записанные изменения не скоро будут воплощены в жизнь (на что делалась в договоре поправка), но начало было положено. Это радовало меня от всей души.



Лу Энн

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться