Турнир четырех стихий - 4

Размер шрифта: - +

Глава 2. Барон Голдбери

Оливер лежал на своей кровати и смотрел в потолок. Осуществились все его мечты: он мог спать до обеда, посещать аукционы и любые мероприятия, кутить в трактирах, отдыхать столько, сколько душе угодно, и при этом он был… несчастен.

Не хотелось ни-че-го.

Ничего не имело значения.

В темноте мысли нападали друг на друга в каком-то лихорадочном темпе, а вино добавляло им сил. При свете дня оно действовало отупляюще, мысли расплывались и ленились. Оливер подолгу сидел в гостиной, ничего не делая, ни о чем не думая, иногда прямо там и засыпал, много ел, но не ощущал вкуса.

Когда Оливер впервые вошел в свою комнату, она казалась покинутой. Тут все заснуло, чтобы пробудиться, как только сюда снова ступит нога человека.

Он специально не предупредил о своем приезде, и когда появился на пороге дома, ему показалось, что он вторгся в чей-то устойчивый, давно распланированный мир, этот дом принадлежал прислуге, его поверенному, который следил за финансами, кому угодно, только не ему.

У них были свои связи, свои традиции, такая себе Академия Айрис в миниатюре, в которой ему нет места.

Единственным, таким же инородным элементом, как и он, был Джулиан, но он был похож на собаку, которая метит территорию, разбрасывая при этом свои вещи. Он оккупировал фортепиано и играл унылые песни минимум четыре часа в день. В гостиной и коридорах можно было найти небрежно брошенные куски ткани, одежды и различные безделушки, служанки по просьбе гостя не трогали его вещи, предоставляя ему полную свободу в создании творческого беспорядка.

Оливер ему не мешал. Творческий беспорядок он любил, по крайней мере, когда-то. Сейчас его ничего не трогало, ни светские вечера, ни авантюрные полеты на ветроходе, ни милые девушки, потому что ни у одной из них не было таких странных, глубоких фиолетовых глаз и маленьких ладошек. Глаза смотрящих на него с обожанием девушек казались слишком блеклыми, а руки – большими, да и аппетитные формы уже не радовали.

Перепробовав все, чем он жертвовал из-за изнурительных тренировок, Оливер осознал, что больше ему ничего не надо и закрылся у себя в доме, не принимая посетителей. Он мог себе это позволить, потому что его новая команда участвовала в матче без него. Сильный маг огня в этом мачте не нужен.

Поэтому сейчас, он валялся в кровати, придаваясь такому желанному когда-то ничего не деланью.

Громкий стук в дверь разрушил его уединение.

Да, он не принимал посетителей, но был один человек, который прочно обосновался в его доме. Не дождавшись ответа, Джулиан бесцеремонно распахнул дверь и зашел в комнату. На нем был костюм изумрудного цвета, и лимонный жилет, из кармана выглядывал красный клетчатый платок.

Джулиан, как ни в чем ни бывало, расположился в кресле, а уже через минуту, в комнату вплыла служанка, неся поднос с кофе и сырной нарезкой.

– Знаешь… – задумчиво проговорил Джулиан, осматривая Оливера. – Я как по ошибке зашел в конюшню, и встретил там конюха… Он выглядел значительно лучше тебя.

– А мне от твоего лимонно жилета в глазах рябит, – не остался в долгу Оливер.

– Как граф Остин, я должен придерживаться приличий и норм этикета, но как отверженный сын, могу делать все, что хочу.

– У тебя сегодня подозрительно хорошее настроение.

– Мне Гектор написал. Кажется, они начинают осознавать, как много потеряли.

– Неужели?

– По крайней мере, мне хочется в это верить, – кивнул Джулиан. – Я еще с Родериком переписываюсь, и подробно описываю ему то, в каком плачевном состоянии ты находишься. Думаю, он проникся.

– Найти себе более интересное занятие ты не можешь?

– Могу, – сразу воодушевился Джулиан. – Хочу взять сегодня твой ветроход, и слетать в город.

– Можешь не возвращаться несколько дней, – разрешил Оливер.

– Как я могу, – обиделся Джулиан. – У меня завтра назначено свидание с одной весьма привлекательной девушкой. Леди Сайни, знаешь ее?

– Не интересует.

– Не хочешь сделать со мной в город?

– Не интересует.

– Говорят, там будет отличное шоу магов огня, я уже купил билеты.

– Не…

– Понял, понял, не интересует, – кивнул Джулиан, смерил Оливера пристальным взглядом. – Ты не хочешь рассказать, почему ушел из команды?

– Если речь зашла о желаниях, сейчас у меня есть только одно, спалить твой лимонный жилет.

Джулиан пропустил эту реплику мимо ушей, и поднес к губам чашку с кофе.

– Здесь отлично готовят, – поставив чашку на блюдце, он небрежно заметил. – Как думаешь, Родерик возьмет меня на твое место?

– И не мечтай, – фыркнул Оливер.

– Гектор до сих пор отходит от двухнедельного пребывания в Академии Айрис, так что я предпочитаю мечтать о чем-то другом. Хотя, мне было бы любопытно посмотреть на лицо брата, если я заявлю о своем желании представлять деревенскую Академию.

– Ты последний, кого Родерик возьмет в команду.

– Чувствую себя особенным, – улыбнулся Джулиан. – Как думаешь, можно списать это на то, что он заботится обо мне?

– Естественно, нет.

– Тем не менее, он написал мне целых шесть предложений, на одно больше, чем Гектор, – Джулиан улыбнулся.

– Ты превратил это в игру.

– Считаю, что у меня есть на это право, пока я жертвую и своими чувствами, – Джулиан подмигнул. – Так думаешь?

– Ты чокнутый, – признался Оливер.

– Даже не знаю… – Джулиан задумался. – Я, по крайней мере, даю себе отчет в своих действиях, а как назвать человека, который бросил любимую команду, не имея существенной причины, и теперь страдает в одиночестве?



Диана Шафран

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться