Турнир четырех стихий

Font size: - +

Глава 44. Приготовления

Родерик по просьбе Оливера проводил с ним тренировки каждый день до позднего вечера. Еще никогда он не видел его таким серьезным и сосредоточенным. Оливер был мастером увиливания от тренировок, он мог найти тысяча и одну причину, почему он не может, не хочет или не будет отрабатывать этот прием, а Родерику приходилось находить тысяча и один аргумент, почему это сделать необходимо. В конце, Родерик, конечно, добивался своего, но то, каких усилий ему это стоило, знал только он.

И вот сейчас, Оливер ведет себя прямо противоположным образом. От его безрассудства не осталось и следа. Он не шутил, не пытался как можно быстрее убежать по своим личным делам, а со странной сосредоточенностью отрабатывал прием еще раз и еще, исполнял все требования Родерика и даже просил продлить тренировки. Казалось, Оливер стал другим человеком. Это радовало и пугало одновременно.

Правда, как только тренировки заканчивались, он становился прежним.

Родерик понимал, что для сильных магов очень сложно овладеть теми приемами, которые они с Леей и Фанни оттачивали с детства. Неудивительно, что у Оливера это получалось плохо. Он мог легко создать десять шаров, но вот превратить их в двадцать у него не получалось. Пока Оливер не мог даже один шар расщепить на два, он либо сразу переходил к созданию нового, либо терял концентрацию и шар исчезал.

– Черт возьми, – сказал Оливер после тренировки, ударив рукой об землю. – Со стороны это выглядит значительно легче. Может, ты применяешь какой-то особый прием, и просто не говоришь мне об этом?

– Все, что я знал, я рассказал, – спокойно ответил Родерик.

Оливер недоверчиво на него покосился.

– Я в этом очень в этом сомневаюсь.

– Нужно больше практики. Вот и все, – ответил Родерик.

– Ладно, – Оливер быстро вскочил на ноги. – Еще пару раз и закончим.

– Ты еле на ногах стоишь, – резонно заметил Родерик.

– Я? – удивился Оливер. – Да я еще полон сил, – он сделал шаг, и споткнулся. – Ладно, признаю, я немного устал, но это не причина прекращать тренировки.

Родерик на него оценивающе посмотрел. Он всегда был строг на тренировках, но видел, когда человек достиг своего предела. Если Оливер считает, что он еще может атаковать, пусть.

– Хорошо. Но учти, если ты потеряешь сознание, тащить тебя до Академии я не буду.

– Заметано, – ответил Оливер и совсем тихо, так чтобы Родерик не услышал, добавил. – Еще как будешь, будто я тебя не знаю.

Тренировка закончилась через полчаса. Оливеру казалось, что он не спал последние трое суток. Он был опустошен, ноги еле двигались. Несмотря на то, что он делал все, что мог, освоить этот прием у него не получалось, и это бесило неимоверно. Оливер не помнил, как добрался до комнаты, но только его голова коснулась подушки, он сразу отключился.

Среди суровых будней и изматывающих тренировок, у Оливера была одна отдушина – он учил свою команду танцевать. Лея, легкая и гибкая, поняла все сразу, а вот у Родерика и Фанни возникли проблемы.

Фанни постоянно на что-то отвлекалась, наступала партнеру на ноги, краснела, извинялась, суетилась, и приходилось начинать все сначала.

Но Родерик превзошел все его ожидания. По его тону, Оливер, конечно, предполагал, что танцы для него сродни изощренной пытке, но на практике все оказалось гораздо хуже. Родерик повторял движения старательно, словно оживленная кукла, и не слушал музыку. Стоило изменить композицию, он терялся, путал движения, наступал на ноги, и делал это с таким достоинством и суровым выражением лица, что Оливер смеялся до слез.

Делающий ошибки, не умеющий танцевать Родерик – Оливер мог смотреть на это часами. А то его идеальность начинала раздражать. Но есть то, что даже Родерику не по плечу. И кто бы мог подумать, что это – обычный танец.

Оливер и представить не мог, что настанет час, когда он отыграется на Родерике за все то, что натерпелся на его тренировках.

– Ты уверен, что танцевать необходимо? – сурово спросил Родерик, снова наступив Лее на ногу.

– Конечно, – рассмеялся Оливер. – Ты же сам говорил, что правила Турнира нарушать нельзя.

– Говорил, – признался Родерик. – Но в этом бале нет никакого смысла.

– Это ты так думаешь, – ответил Оливер. – А для других – это отличная возможность для того, чтобы повеселиться, заявить о себе и наладить связи. Там, знаешь ли, будут все команды, которые дошли до четвертьфинала.

Родерик нахмурился. Очевидно, такое объяснение ему не понравилось.

– Вот ты, как ответственный капитан, мог бы пригласить на танец девушку из сильной команды, сделать ей несколько комплиментов, поговорить о погоде, а потом договориться о тренировочном мачте, – продолжил Оливер. – И вот не надо на меня так смотреть. Это ты завернул фразу вроде того, что сражаясь с сильными противниками, мы становимся сильнее. Ну, так вот, тренировочные матчи – это отличная возможность.

Родерик продолжал молчать. Часть с тренировочными матчами ему нравилась, а вот часть, где он приглашает девушку и заводит с ней светский разговор – он отвергал всем сердцем.

– Тем более, нас уже нельзя назвать слабой командой, – сказал Оливер. – Уверен, многие захотят с нами сыграть не только в лабиринте, но и вне его.

– Согласен, – ответил Родерик. – Но неужели для этого нужно… танцевать?

– Скажешь тоже, – фыркнул Оливер. – А неужели ради победы нужно строить стратегии?

– Конечно, нужно, – ответил Родерик.

– Ну, так вот, в светской жизни тоже есть свои правила, зная которые можно построить стратегию и получить желаемое, – сказал Оливер. – Будешь плохо танцевать, на тебя будут, как на шута смотреть. Не будешь – как на отщепенца. Ни то, ни другое тебе не поможет.



Диана Шафран

Edited: 08.08.2017

Add to Library


Complain




Books language: