Твои краски. Искусство требует жертв.

Размер шрифта: - +

16 глава

Выставочный павильон разместился в стороне от основных павильонов. Своими размерами он так же меня поразил, как и первое здание огромного центра Гетти. Большие панорамные окна простирались во всю длину стены и продолжались по всей высоте здания. Вдоль стены, напротив окон в ряд стояли всевозможные скульптуры. Возле стеклянной стены разместились небольшие круглые столики с белыми скатертями и многочисленными закусками. Здесь присутствовали официанты, которые профессионально улыбались каждому гостю, приветствуя всех.

В конце огромного зала стояла сцена с небольшой трибуной и микрофоном. Над сценой висела закрепленная белая ткань, скрывая что-то. Перед сценой стояли небольшие скамьи, которые еще продолжали устанавливать официанты.

Мои сопровождающие, войдя в здание, направились к кричащей на официантов, женщине.

— Скамья должна стоять здесь!

Разгневанная дама была одета в строгий костюм, состоящий из темно-синего пиджака и юбки чуть ниже колен. Стрижка «каре» и слишком высветленные волосы смотрелись неестественно. Милое лицо с аккуратными чертами никак не соответствовало красному от злости цвету кожи.

— Поставьте ее сюда! Сюда, говорю! — она тычет пальцем на пустое место, и официанты поспешно передвигают скамейку.

— Бриджит Кэмпбелл…

— Что?!

— Где мисс Барнс? — второй мой сопровождающий обретает голос, а оба парня терпеливо ждут, глядя на недовольное лицо блондинки.

Я стою позади здоровяков, и взгляд мисс Кэмпбелл мгновенно перескакивает с мужчин на меня. Рассмотрев внимательно с ног до головы мою персону, отвечает уже немного спокойнее.

— Она в северном павильоне, — и неловко убирает прядь волос со лба. — Передайте ей, пожалуйста, что начало церемонии немного задержится, — она кидает зловещий взгляд на испуганных парней, которые стараются выровнять все скамейки. — Из-за моей неорганизованности и прошу меня извинить, времени у меня в обрез, — не дав парням оправдаться, она поворачивается и быстрым шагом направляется к своим «козлам отпущения».

— Пошли, Джек, — один незнакомец говорит другому. — Я же говорил, она истеричка.

Я снова плетусь за Джеком и мужчиной, который остался без имени. Различие их было лишь в том, что один светлый, другой темный. Светлый был Джек, а вот темный оставался загадкой.

Мы проходим по внутреннему двору, мимо искусственного бассейна. По одну сторону от бассейна была аллея раскидистых деревьев, по другую — уютное кафе с деревянными столиками и скамеечками, битком набитое людьми. Возле каждого столика стоял большой белый зонт, и бесконечное количество зонтов напоминало поле белых грибов.

Солнце было уже высоко и хорошо припекало. В черном платье мне становится жарко и я бы сейчас не отказалась от стаканчика прохладной воды. К счастью, мы заходим в прохладное помещение, и я понимаю, что это — северный павильон.

Проходим по большому холлу и оказываемся в огромном помещении с темно-серыми стенами. Небольшие перегородки по обеим сторонам стен, давали ощущение, что помещение узкое. Посередине стояли скамейки, обтянутые белой кожей. Все экспонаты и правда освещал естественный свет, практически полностью. В нижней части стены на темном фоне развешаны картины, сверху над картинами — большие панорамные окна.

Посетители, не спеша, словно в замедленной съемке передвигались от одной картины к другой. Оказавшись в плену искусства и творческой атмосферы, которая пропитала каждый уголок этого места, я вновь поддалась волнению. Понимание того, что я увижу самого управляющего «Метрополитена» сбивает меня с толку. Собираю по крупицам свою уверенность и перевожу дыхание.

Дыши. Вдох. Выдох.

Вместе с парнями я пересекаю большой зал, и направляюсь к двум стоящим поодаль, людям. Одного из них я уже знала. Лицом ко мне стоял заместитель Эдуард Картер, а спиной сама Элоиза Барнс.

— Мисс Барнс, Джессика Уильямс здесь, как вы и просили, — мужчины как по команде делают шаг назад, представляя меня управляющему.

Мисс Барнс, ниже на голову, чем я, поворачивается ко мне, и ее аристократическая манера движений заставляет чувствовать себя неудобно. На ней надето классическое черное платье длиной ниже колен. Седые волосы собраны в красивую высокую прическу, обрамляя лицо одной-единственной прядкой. Несколько мужские черты лица указывают сильный и волевой характер женщины. Пронизывающий взгляд ее серых глаз говорит, что она сможет сама за себя постоять. На ней минимум косметики, слегка видны неуловимые штрихи туши и помады, и это ее только молодит.

— Спасибо Джек, Тейлор, можете быть свободны, — она улыбается моим сопровождающим и смотрит на них с заботой, словно на собственных сыновей. — Рада познакомиться, мисс Уильямс, — женщина подает мне руку для пожатия, и я замечаю, что обручальное кольцо на правой руке. Вдова.

— Взаимно, мисс Барнс, — легко пожимаю мягкую, но в тоже время сильную руку женщины и понимаю, что общий язык мы с ней найдем.

— Эдуард, не оставишь нас на минуту? — она поворачивается к своему заместителю и тот недовольно смотрит на нее. — Всего минута.



Irina Smychkova

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться