Узница Шанхая

Размер шрифта: - +

Глава 7 (2)

     Голова резко закружилась и меня что-то дернуло за руку, подалась в сторону, откуда тянули, пространство вокруг стремительно пошло черными трещинами, будто на мраморе, разорвалось прямо на моих глазах, показывая черноту, непонятные всполохи замерцали повсюду, ослепляя, двигаясь ко мне, а потом превращаясь в картины, показывая мне то, что я не должна видеть. Это понимание пришло внезапно, образовалось в голове четко, но запретная завеса уже открылась, мелькая передо мной образами, которые я еле успевала осязать.

      Вокруг все перемешалось, картинки с изображением молодой пары быстро проносились в сознании: рыжая девушка с зелеными глазами улыбается беловолосому парню с добрыми, влюбленным серым взглядом. Потом — они же гуляют на цветочном лугу, она — с венком на голове и счастливой улыбкой, он — нежно держащий ее за руку со счастливым лицом. И следующий кадр — она же сидит возле небольшого холмика, в который воткнутый крест сделанный из палок, в каком-то сером, грязном лохмотье, растрепанная, убитая, с огромным синяком на щеке и пустым взглядом, из губ вырывается отчаянный всхлип: — Светозар…

      Боль стукнула по вискам, вырывая стон от ощутимой боли, что-то сжимало руку, я подняла веки, запыхавшись как после длительной пробежки на грани возможностей, ресницы дрожали, зрачок сфокусировался на знакомом лице, отражающем толику всполошенности.

      Вэй сжимает мое запястье, я стою посреди все того же торгового ряда, под неусыпным ливнем мы смотрим друг на друга без слов, голубые, карие — небо и земля, вместе образуя странную нить, которая, как теперь выяснилось, связывает нас. Он выдернул меня обратно. Сюда. Как?

      — Живая, — капли съедали все звуки, оповещая, что сейчас их наглое царствование, право окрашивать частичку мира в серость, но это слово я разобрала четко, без единой помехи. Так явственно и выразительно, что захотелось плакать. Какого черта всегда именно он?

      И нервы сдали билеты.

      — Вэй, ты идиот! — Рявкнула что есть сил, готовая некрасиво и истерично расплакаться, к черту, под дождем не видно!

      Мужчина зло сверкнул глазами и крепче сжал мою руку, не собираясь разжимать пальцы.

      — Отпусти! — Все-таки расплакалась и начала хныкать, его хотелось чем-то пристукнуть, но в руках ничего не было, поэтому решилась применить что-то из своих особо жестких приемов, вставая в стойку, но Вэй перекрыл первое же движение, будто это ему ничего не стоило, от чего стало еще более обидно, развернул меня и обнял со спины, прижимая к своему телу.

      — Мэйли… — мужской баритон раздался возле уха. И стало противно и скверно от этого имени.

      — Иди нафиг! — Перешла на могучий русский, пытаясь вырваться из плена, — Я Аврора! — Рыкнула уже на китайском, освобождая себе свободу локтями, в брыкающихся движениях, которые Вэй тут же обвил руками и сжал.

      — Вспомнила, — хмыкнул, — ничего не поделаешь, я все равно твой муж.

      — Да ты офанарел! — Уже реально хотелось орать на всю улицу и вырываться до последнего, что я и делала, в ход пошли даже ноги которыми я размахивала пытаясь задеть наглеца, сделать если не больно, то хоть мешать спокойно удерживать меня! Русские не сдаются! Не стоило будить во мне тушканчика!

      Вместо тысячи слов меня потащили к машине, обвив рукой вокруг талии.

      — Пожар! — Таращилась по сторонам, но люди лишь испуганно взирали, но тут же отводили взгляды и юркали в помещения, не предпринимая никаких действий, — Убивают! — Предприняла последнюю тщетную попытку и зло сдвинула брови. Трусы!

      Средь бела дня похитили на самой оживленной улице города! Черт бы вас всех побрал! Где полиция, милиция, хоть что-нибудь?!

      — Я все равно сбегу, — процедила сквозь зубы, когда меня запихнули на заднее сидение транспорта. От одного ушла, второй раз смогу повторить то же. Да Юйлунь пушистый наивный одуванчик по сравнению с этим тюленем кареглазым! Да его с места сдвинуть невозможно! Локомотив недоделанный! Лапки-то свои загребущие к талии моей потянул!

      — Пускай, — Вэй уселся на место водителя, даже не посмотрев на меня, — теперь когда я знаю что ты жива, найду везде.

      Продумывать вариант открывания дверцы и оперативного бегства не стала. Перебирала ногами я всегда медленно, меня даже племянник без особых усилий догонял. А ему вообще-то семь лет. Но кровожадные картины расправы никто представлять не запретил. По крайней мере, в своей голове я могла упиваться воображаемыми картинами.

      — Да ты маньячина! — Откинулась на сидении, скрестила руки, зло сверля затылок идиота. Право слово, я не против чтобы там появилась дырка!

      — Где ты была все это время? — Мафиозник проигнорировал мое восклицание, погруженный в свои мысли.

      — Я свободная женщина, так что где хочу, там и была! — Огрызнулась, до чего же меня выводило только одно его присутствие! Возможно, я бы уже была на пол пути ко встречи со своими родными, нашла бы русское посольство или просто полицию, уверена, они меня разыскивают, а не вот это вот все! И вскоре сидела бы в родном доме с фирменными мамиными блинчиками, щурясь от удовольствия и посиделок всей семьей за столом.

      — Ты не свободная женщина, Аврора! — Похоже, и у этого мужчины могут сдать тормоза, он рявкнул так, что стекла задергались, а я испуганно сжалась.

      Вот же пристал! Что ему от меня нужно? Всего несколько раз видел, а теперь жить без меня не сможет? Вот уж нет, не верится. Пустить на органы собрался? Или понравилось развлекаться разбивая дорогущие вазы? Так это и без меня можно.

      — Да не хочу я быть твоей женой, — набралась смелости и… пискнула слабым голоском.

      — Меня это не волнует, — бесстрастно ответил, но столько холода было в этих словах, что я еще больше продрогла. Ах ты ж! Сколько можно издеваться надо мной?!

      — Что тебя вообще волнует? Ни человеческих чувств, ни жалости ты не жалуешь, а уважения к чужой жизни у тебя априори нет, — ударило по тормозам, на этот раз, машинных. На улице послышались крики разбегающихся в панике людей, а Вэй повернулся ко мне, во взгляде мужчины плескалась лютая ярость.

      Ой-йо-й! Довела.

      Но Вэй лишь с бешенством взирал на меня, желваки ходили по скулах, губы сжались в тонкую линию, правое от меня сидение погнулось под натиском мужской руки. Он сильно сдерживал свою ярость, выплескивая на меня лишь взглядом весь скопившийся ураган.

      — Тогда тебе придется смирится и с этим, Аврора!

      Что ж. Раз уж начала выводить его из себя, то не стоит сбавлять оборотов на полпути, дожму его, а там и посмотрим во что все выльется, может не повезет к себе, а оставит тут, если получится достаточно хорошо его выбесить. Мне нечего терять. «Кроме собственной жизни и приобретения возможности быть прикопанной где-то в леску» — подумалось перед тем, как придвинулась лицом к Вэй и с холодно-решительной улыбкой, уверенно и четко проговорила:

      — Тогда, раз уж ты так нуждаешься во мне, то придется очень хорошо постараться, потому что я не смирюсь, — выразительно хмыкнула и откинулась обратно на сидение, скрестив руки на груди. Не собираюсь следовать его указаниям. Нашел себе игрушку!

      Я что-то говорила раньше о его злости? Бросьте. То была лишь жалкая пародия, потому что сейчас передо мной сидел настоящий взбешенный король мафии, а моя победная улыбка длилась не долго, потому что одно из передних кресел все-таки сломалось, придавленное напором мужской руки и привалилось немного в сторону с жалким треском.

      А сам Вэй рывком перебрался ко мне и навис, хищно сверкая карими глазами, вот там на самом деле клубилась настоящая лава, огненная, жгучая, расплавленная, вся обращенная ко мне и на меня в эту секунду. Я уже действительно была не рада, что не поддержала образ кисейной барышни, а пошла дальше, придерживаясь обычной линии поведения для своего характера.

      В нем бурлила злость, выворачивающая наизнанку от страха, он мог меня ударить, избить, увести в тот же лес, всучив в руки лопату, приказав копать гроб для своего бренного тела, как делают такие люди, как он. Но все что Вэй предпринял, к моему удивлению, — потянулся к губам, которые я тут же в страхе сжала и прикрыла рукой. Наивно было полагать, конечно, что она его остановит. Мужчина тут же отодвинул мою руку в сторону, перехватив запястье, а чтобы я вообще не брыкалась, сжал второе, притиснув их к сидению.

      Да чтоб меня кто-то поцеловал когда я этого не хочу?! Никогда в жизни!

      — Укушу, — прорычала, начав брыкаться, пытаясь заехать ногой в самое беззащитное мужское местечко, но Вэй, отпустил одну руку и сжал ею уже ногу.

      Прямо скажем, очень удобно так сжал, что подол платья съехал к самим бедрам, а нога, изогнутая в колене, была прижата к туловищу негодяя, между мной и им, освободить ее из «плена» не получалось. Это только больше злило. Привлекла к борьбе вторую ногу, но и ее Вэй сдвинул к первой, сидя уже в позе эмбриона, с ногами зажатыми с двух сторон нашими телами, начала снова прикрывать губы руками.

      В какой-то момент действительно захотелось смеяться от абсурдности всего этого.

      Пока голень не свело судорогой от резкой натянутости мышц, разрушив сражение, которое уже казалось откровенно смешным в своей нелепости. Что тут сказать?

      — Ай-ай! Дурак, больно же! Не смешно! — Поморщилась, хотя Вый и не собирался смеяться, в отличии от меня, его лицо оставалось предельно серьезным и сконцентрированным.

      Послышался скрежет зубов, а я почему-то в эту секунду ощутила коленом как быстро бьется сердце под ним. Еще с минуту, Вэй прибивал меня взглядом к сидению, не убирая загребущих рук, но вскоре открыл дверцу, выпрыгнул на улицу.

      — Сиди тут, за тобой скоро приедут, — кинул напоследок, убираясь прочь под неутихающим ливнем, вскоре скрываясь вод непроглядной стеной капель. Хорошо хоть, что «приедут», а не «выедут».

      А вообще, неужели он совершенно не боится, что я просто сейчас сбегу через ту же дверцу? Настолько самоуверенный? Насупилась и осталась сидеть на месте. А вот возьму и останусь. И тогда посмотрим как ты сможешь с этим справляться, Лю Цзин Вэй! Просто уж точно не будет! Испортить ему жизнь — отныне главная цель. А что? Мне он тоже обрушил все.

      Для тебя, Вэй, было бы лучше, умри я действительно в той машине, как ты и думал до сегодняшнего дня.



Faolina

Отредактировано: 30.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться