Узница Шанхая

Размер шрифта: - +

Глава 10 (2)

Находиться в одном доме с людьми, что решали мою судьбу между вариантом убийства, и продажи меня кому-то было безумно страшно. Ситуация, в которой ты не властен над событиями абсолютно. И это вводит в апатию, да такую, что хочется плюнуть на весь мир c его закидонами, свернуться калачиком и рыдать. Не припомню, чтобы когда-то прежде в своей жизни я чувствовала себя так паршиво. Всегда старалась найти позитив в любой ситуации, но тут его отнюдь нет.

      В одном из углов послышался шорох, на первый взгляд, комочек шерсти выбежал из-под ножки стола, в котором я спустя секунду опознала маленькую белую мышку, пробежавшую по своим делам к противоположной стене, только мельком повернув ко мне свою светлую мордочку с красными глазами. Никогда не думала, что буду завидовать грызуну. К сожалению, я не пролезу к ней в норку.

      В комнате было темно, прямо как в моей душе, указывая, что ночь вступила в свои права, вытолкнула солнце за горизонт настойчивыми пинками. Сейчас мне все равно на явления природы, начнись даже ураган, я бы просто посмеялась над своими похитителями, которые отправятся со мной же на тот свет. Какие большие планы строили, продумывали все шаги, а тут такой сюрприз в виде смерча, разносящего все на своем пути. Было бы забавно.

      Кстати, их голоса стихли, вместе с темнотой пришла и тишина. Вымораживающая душу, в ожидании звука шагов, приближающихся ко мне. И даже несмотря на огромный стресс, истощенность физическую и душевную, попытки убедить себя, что до утра я им точно не понадоблюсь, заснуть не получалось, хотя я старалась. Отдых то, что нужно мне, чтобы не упасть духом.

      Прошло часов пять, когда я все еще сидела неподвижно, перекручивая у себя в голове практически все события своей жизни, обдумывая их, с вариантами как бы я могла поступить в той или иной ситуации. Под тусклый свет луны, пробирающийся сквозь щелочку между ставнями, с тяжелым вздохом встала с пола, отряхиваясь от пыли, так же стряхивая боль в голове и затхлый страх.

      Первым делом подошла к окну и попыталась расшатать створки, проверила на прочность замок, остервенело расхлябывая его в разные стороны. Но, в отличии от всего в этой комнате, затвор, похоже, был новым. Должно быть, делался специально для невольников. Коим я сейчас и являюсь.

      Потом было обследование стен методом их толкания и обглаживания, проверки каждой выемки и щербинки. Но никакой благодати на меня не снизошло — ничего не отодвинулось, не шелохнулось. Проход, чудесным образом, не престал передо мной. Хотя очень хотелось бы.

      И я просто вернулась на облюбованное место у стены со слезами на глазах, шмыгая носом.

      Ближе к утру меня все-таки сморил сон, отключилась совершенно обессиленная. На этот раз мой мозг, похоже, решил, что издевательств над хозяйкой достаточно и не проектировал мне никаких страшных снов или ехидных голосков. Тем более, что нормально поспать вариантов не предлагалось, состояние максимально настороженное. Так сказать, в ожидании чуда наоборот — какой-нибудь подлянки.

      Ужастики начали происходить утром, по крайней мере, несколько минут мне так казалось, было очень напряженно. Дверь отворилась, пока я еще спала, обхватив себя руками и натянув платье по самые ступни, сидя в позе эмбриона. Но мое сознание готовилось к этому и одновременно боялось, что кто-то войдет.

      Поэтому, как только послышались шаги, сон как рукой сняло, несмотря на то, что отдыхала я от силы часа два, и то это нельзя назвать расслабленным времяпровождением. Я вскочила, взмахнув руками, попятилась в другую сторону от непрошеного гостя, отмечая, что человек безоружный и прокручивая в голове все знакомые боевые приемы.

      — Боишься? — Возле дверного проема стоял, как мне показалось, ухмыляющийся парень.

      Я ничего не отвечала, настороженно, исподлобья разглядывая его: потрепанная серая одежда, грязные волосы, которые давно уже не причесывались. И он вовсе не симпатичный, хоть и не кажется злым. Угрозы вызывать не должен, но в моей ситуации чувство опасности принес бы с собой даже старичок с тростью. Что тут сказать? Я бы шарахнулась и от Якубовича.

      У меня было время подумать над всем этим. Потрепанная шайка вообще не выглядит хоть какой-то частью мафии, как Вэй или Юйлунь. У тех есть хоть какие-то законы внутри своей структуры. Это же просто толпа обозленных на мир мужчин, которые нигде не нужны, но хотят урвать кусок побольше. Да даже внешний вид: черные костюмы против лохмотьев. Солидностью тут даже и не пахло. Похоже, тот самый загадочный совет, о котором говорил Ханг, их даже за букашек не считает. Мне так кажется. Все говорит об этом.

      Я считаю, зря. Диверсия получилась что надо. Они со своими паклями немытыми навели шороху, подстрелив самого грозного азиата, на моей памяти.

      — Не надо бояться, — продолжил вошедший, примирительно подняв руки, — я хочу помочь.

      На этом месте я присмотрелась к пареньку получше, но не нашла ничего, на что стоит обратить внимание. Внешность никак не указывала на скрытого героя, готового освобождать из плена прекрасную даму. Хотя для меня статус прекрасной дамы будет слишком жирным. Я так… скромная леди.

      — Каким образом? — Мой голос даже не дрожит.

      — Ты в Нанкине, — промолвил, сделав шаг ближе, а я в ответ отошла еще немного назад, предупредительно зыркнув.

      В тридцать седьмом году Нанкин захватят японские войска. Впрочем, это не единственный город, что будет отдуваться, а сейчас всего лишь тридцать четвертый.

      — …Черт, я просто хотел немного подзаработать, но никак не думал, что все зайдет настолько далеко. Что мы будем продавать девушек на тот мерзкий аукцион, — он поднес руку к волосам, рассеянно взлохматил и так растрепанную прическу.

      — Что? — Изумленно на него уставилась.

      — Меня зовут Циу, я сын пекаря, — тяжелый вздох, — отец печет булочки.

      — Какой аукцион?! — Пискнула, упершись в стену, потому что ноги подкосились, обняла себя руками, потому что в помещении вдруг стало холодно, несмотря на теплый месяц.

      — Тише ты, — Циу украдкой выглянул в коридор, а потом вернулся обратно, прикрыв дверь, — все спят. Подпольный аукцион, босс Ханг знаком с владельцем. В основном, он занимается девушками, но иногда и парни появляются, — паренек растерянно отвел взгляд в сторону.

      — Они торгуют людьми? — Перешла на шепот, осознавая ужас того, что творится в мире. Я надеялась, что никогда в своей жизни с таким не столкнусь. Потому что даже думать о такой возможности было неприятно.

      — Да. И, скорее всего, тебя купит какой-нибудь бордель, — теперь черные глаза виновато уставились на меня, незнающую что сказать и как быть. Примерно о таком я и подозревала, но о какой подготовке может быть речь? Никак не подготовится к подобной новости. Услышать такое, и осознать, что говорят о тебе — чертовски больно. Вот тут-то и понимаешь, что теперь жизнь точно вдребезги. Но раны, что тебе наносят люди, еще не заканчиваются. А огромная часть впереди.

      Все равно я не буду смирной овечкой. Меня еще не сломали, вот пусть попробуют, тогда и посмотрим. В борделе мне не место, а значит — я найду способ исправить ситуацию.

      — Почему меня просто не убьют? — Тихий вопрос, а парень аж вздрогнул, заметив выражение моего лица. Там блуждало много всего. Обреченность и холодная решительность — несовместимая смесь. Но это для людей, которые не были в моей ситуации.

      — Боссу нужны деньги на новое оружие. Ты удобно попала к нему в руки, он собирается их получить благодаря тебе. Твоей продаже. Французы, занимающиеся этим, продажей товара, скоро приезжают, но много народа претендует на этот куш. Отдадут тому, кто больше заплатит.

      — Как у вас все интересно, хорошо устроились, — холодно усмехнулась, — так ты собираешься помочь мне?

      — Если я доставлю тебя в «Черный Лотос», уверен, получу кругленькую сумму, и мои руки останутся чисты.

      — Конечно, без денег не обошлось, — не удержалась от колкости, закатив глаза. Хоть парень и единственная моя надежда, все же скопившийся, после нервотрепки, яд стервозины так и просится наружу.

      — Прости, — он улыбнулся обезоруживающе, — я не голубоглазая блондинка, чтобы держать под боком Лю Цзин Вэйя, готового оплатить всю мою жизнь и принять пулю в тело вместо меня.

      Не стоило ему, конечно, напоминать мне о Вэйе и травить душу, но он действительно прав. Слишком мне все просто далось в Шанхае до вчерашнего дня.

      А шпилька получилась замечательной.

      — А ты мне начинаешь нравиться, — ответно осклабилась, — каков план?

      — Все до невозможности просто, — развел руками, — послезавтра вечером часть группы вместе с Хангом отправляются на выполнение какого-то очередного мерзкого плана. Остальные будут крепко спать, я об этом позабочусь, — Циу достал из нагрудного кармана коричневый мешочек и с заговорческим видом помахал им перед собой, — стащил у одного лекаря, полезная штука, выжимка из какой-то там сон-травы.

      — Можешь не продолжать, — хмыкнула лукаво, — собираешься добавить в еду?

      — Здесь каждый сам следит за своей едой, не получится.

      — Хорошо, продолжай, не перебиваю великого гуру, — выставила руки вперед в примирительном жесте, отмечая смешинки, заплясавшие в глубине глаз Циу.

      — Все здесь пьют воду из колодца на улице. Когда часть группы уедет на задание, просто добавлю в общий ковш с водой этот порошок.

      — А если не выпьют? — Скептически осмотрела мешочек, — Не захотят пить?

      — Выпьют, я позабочусь, — и вид у него сделался такой, что сомнений не оставалось, эти уроды успели довести до ручки и ненависти в свою сторону даже сына пекаря, — а сейчас прошу дозволения откланяться, леди, — и пока я хлопала глазами, скрылся за дверью.

      Это доказательно. Никогда не стоит сдаваться. Помощь может стоять за дверью и протянуть вам свою руку. У моего спасения были грязные ногти, но доброе сердце. Глядишь, я так и в людей верить начну.

      После ухода Циу, мое настроение было безнадежно улучшено.



Faolina

Отредактировано: 30.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться