Ведьмесса Lite 4

9.

Размечталась называется Маша о полатях! Только я приготовились разложить кровать, как на тебе! Какая-то рукастая сволочь... Простите, боги, за кощунство! Утащила карту со стола. Зачем, спрашивается? Разве во времена навигаций кто-то ещё пользуется картами? Кроме разве что нашего Карла. Тот, конечно, без атласа, как без рук. Понятно, что потеряв эту самую руку, брюнет страшно расстроился:

— Да что за ерунда? Кто это издевается? У меня за всю жизнь в этой стране ни разу ничего не украли. А с вами познакомился — так каждый день сплошные потери!

— На что это ты намекаешь, если не секрет? — подвинуть разозлённого мужчину с прохода грудью было отчасти приятно, отчасти — забавно. — Может снова начнёшь утверждать, будто я её спрятала?

— Рин, не цепляйся! — слегка удержал меня за плечи Дитер, — Лучше бы помогла. Куда, действительно, могла провалиться эта чёртова карта?

— А зачем мне искать, если и так понятно, в автобусе ее нет, — будто кто за язык меня дёрнул ответить. 

Тут уж Карл окончательно рассвирепел, заходил желваками, даже попытался ринуться в мою сторону. 

— Я так и знал! Это она и кружку, и карту спрятала!

— Нет, ну тут ты ошибаешься, дорогой. Не спрятала! Первую — разбила, вторую — порвала.

От такой бьющей под дых правды тот резво сбавил обороты, позволил Саве себя развернуть, усадить на пассажирское кресло. Недоумённо пробормотал:

— А зачем порвала-то? У нас ведь ещё есть навигация. Всё равно к нужной цели доедем. Или ты  отпуск байкотируешь?

В такт его глупым рассуждениям у меня предмигренне заныли виски. Но отступать было поздно. Потому брякнула от всей души:

— В отпуск-то я хочу. Но только не к нудистам! То ещё удовольствие безобразных голых мужиков наблюдать, — те под моим взглядом массово поморщились,— Так что привыкать к посторонней голытьбе не хочу и не буду.

— Рин, ну ты что?

— Рин, ну договорились же!

— Арина, кому говорят, карту верни!

— Да пошёл ты, Карл, к этим самым... Как их? Ах, да! К нудистам! 

Дрожа от ярости пальцами, уже начиная заговариваться, я шустро протиснулась мимо Дитера и демонстративно заперлась в душе.

А когда вышла, мы уже летели по автобану. Не испробованная кровать никчёмно висела под потолком. Сава с Дитером звонко храпели, каждый на своей полке. Озлобленная, я тихонько свернулась на диване, где и заснула.

                                                 *****************

Два часа мы отстояли на парковке где-то под Кемптеном. С самого утра по Баварии за нами гнался туман, то настигая, то рассеиваясь. Затапливал жидкой кашей долины, укутывал в ватное одеяло холмы, но ни в какую не желал разбредаться. Вот мы и решили подождать, в смысле взять туман измором.

Карл отсыпался на своих полатях. Мотор охлаждался. Деревянные перекладины неудобно сбитой скамьи делали ожидание неприятным. Но не возвращаться же обратно в вонмобиль! Он мне за пару дней осточертел до Яня!

— Кстати! А как там наши? Может позвонить им?

Дитер, терзающий планшетку на предмет дорожных достопримечательностей, буркнул глухо:

— Звони! Ты если в голову взяла, всё равно не откажешься. Хотя дома наверняка всё в порядке. В противном случае бабка сказала бы.

— Сава! А ты как думаешь? — поймать за локоть мага удалось в тот самый момент, когда он вынырнул из-за прицепа. Задумчивый, сосредоточенный, по самые брови весь в себе.

— Что думаю? — вздрогнул, будто шаловливый мальчишка, пойманный на горячем, — О чём?

— Звонить Верене или не звонить? Нужно же узнать, как оно там. Дома.

— А у тебя что? Ностальгия? Только недавно, вроде, уехали...

— Вот-вот! — подпел дружку Дитер. — Так, глядишь, через неделю письма писать начнёт Через две — тосковать. Беспробудно висеть на скайпе.

— А через три отпуск закончится! — перебила я его. Поднялась по ступенькам в автомобиль, взяла со стола трубку, плюхнулась на пассажирское сиденье, набрала знакомый номер. Свой. Где же ещё Верене быть, как не на месте? При Вире, при доме, при чертях, опять же при Жозефе и при Штефане.

Сердце слегка ёкнуло, будто подстраиваясь в паузы между гудками. Но к телефону никто не подошёл. Странно. В голове завращались неожиданные мысли, многозначительные, подозрительные, вплоть до того, что замок сгорел, Вир высох, склеп просел, придворные разбежались, мужа забрали в тюрьму, Жозефа — в детский дом, Верену — в дурку. Аж дрожью по спине от собственных буйных фантазий.

— Дома никто не подходит, — пожаловалась я Дитеру. — Может позвонить соседям?

— С ума сошла! — бросил тот. — Видишь, маг! Нашей ведьмочке нужны развлечения. Без развлечений ей скучно. Опять же мозги кипят, всякие глупости придумывают. Слушай, кстати! Ты ведь ещё не видел Баварских замков! Да и вообще мало чего в этом мире видел, — он потёр наморщенный лоб. — Рин! Давай Саве Новый Швайнштайн покажем! 

— Это который в Фюсене? — проснувшееся любопытство разгорелось, поразогнав тревожные мысли. — Точно-точно! Иди сюда! Садись! — тот мгновенно опустился рядом, будто минуту назад вчерашний день под прицепом не искал. — Ты же говорил, что у тебя тоже есть замок. 

— У нас есть замок, — поправил он. — У нас с тобой.

— Да ладно. Какая разница? Было ваше, стало наше.

Показалось? Или идея магу не понравилась? Сверкнул взглядом, он застучал пальцами по дереву:



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться