Великолепие разума, или Как стать убийцей

Размер шрифта: - +

Запись 6 "Жизнь, как она есть"

…Итак, я несколько дней сидела и размышляла… Мне было плевать на Кела, что я с легкостью издевалась над ним. Мне было все равно что с ним стало.

Мне необходим был доступ во Всемирную паутину, а так как проблем с интернетом ни у кого не возникало, я бы с легкостью подключилась… Вот только была проблема: если я выйду в сеть с незащищенного адреса, то меня сразу же отследят и раскроют мое местонахождение. А так как я полный ноль в делах компьютерных, мне нужен был человек, который смог скрыть от посторонних паутинных глаз хотя бы на какое-то время…

Один из вечеров был на редкость противным: холодный порывистый ветер готов был выбить мне стекла в подвале, а дождь мерзко стучал по карнизу, что до одури меня бесило. Я пыталась расслабиться, лежа на старом матрасе, как сквозь шум дождя и завывание ветра услышала жалобные всхлипы. Мое любопытство взяло вверх!

Я тихонечко выползла из своего укрытия и стала искать глазами жертву соплей и плохого настроения. Сквозь стену дождя я заметила худощавую фигуру, которая сидела на мусорных баках. Промокшая до нитки, она сидела, обхватив свои колени, и тихонечко подергивала плечами… И мне стало ее жалко… Как совершенно незнакомый мне человек смог вызвать такие эмоции, я не понимала. Даже когда я видела, как она приносила мне еду (хотя ее об этом не просила), у меня не возникало никакого желания поймать ее и сказать: «Спасибо! Ты делаешь доброе дело, подкармливая меня!» или «Это очень мило с твоей стороны…»

Может, в этом и была моя проблема? Я никогда не испытывала чувств радости, за близких людей, не боялась, не смущалась… Я все принимала, как должное… Даже эти опыты на людях, все смерти, которые довелось мне увидеть, и даже то, что я делала – не оставляли после себя никакого осадка… Не боялась оступиться, ведь падать ниже некуда… Я становилась подобием Хьюберта – машиной, смотрящей на реальность через призму, … но совершенно не разбирающейся в науке и технике…

Я быстро спустилась в свое логово, и спустя пару минут выбежала на улицу с большим куском полиэтилена… Худощавая продолжала сидеть, отчего на душе полегчало, что привело меня одновременно и в ужас, и вызвало радость.

Спустя мгновение, она сидела накрытая с головой… А я стояла и улыбалась, как маленькая девочка, которой дали то, что она хотела… Наконец, могла рассмотреть вблизи своего тайного кормителя: опухшие от дикого рева карие глаза, мокрые волосы спутались и висели черными сосульками… Я ожидала от нее, что она улыбнется мне в ответ на столь несвойственные мне действия, даже думала, она кинется на меня, и при этом выкрикивая: «Наконец-то я тебя увидела!» или что-то в этом духе… Но она закрыла лицо руками и начала реветь пуще прежнего, отчего я совсем растерялась…

Я знала, что на меня без слез не взглянешь: безжизненные рыжеватые волосы соломой торчали из-под шапки, перекошенное лицо от постоянных раздумий, рваная одежда,… но чтобы зареветь…

Может, я приняла это на свой счет — рев незнакомки, – но меня это жутко взбесило. Я схватила ее за рукав потасканного джемпера и скинула с бака, перехватила другой рукой край полиэтилена и потащила девушку в свое убежище…

На такие открытые агрессивные действия любой нормальный человек давно начал бы биться в истерике, вырываться, но только не она… Девушка послушно плелась за мной, при этом больше не ревела…

И тут я подумала: «Она тоже ненормальная?». Но все оказалось куда страшнее…

При виде моего «дома», она слегка опешила… Опухшие глаза широко распахнулись, и девушка начала пристально сверлить меня взглядом… Она явно хотела спросить меня: «Как ты тут живешь? Давно ли? И кто ты такая?», но, видимо, последние часы ее жизни очень сильно пошатнули неустойчивую психику девицы… Поэтому допрос устроила я…

Мне было интересно,… я прям сгорала от любопытства, почему она ревела… Меня интересовала не сама суть ее рева, а то, что случилось до того, как она начала биться в истерике… Угостить я ничем ее не могла, ведь в основном она меня кормила, и выпить тоже не было, кроме дождевой воды, от которой девица отказалась… Сквозь всхлипы и невнятное бормотание я разобрала не многое, но суть уловила, отчего похолодело все внутри… Я чувствовала, как некое знакомое чувство постепенно накатывало, готовое выйти из берегов и поглотить все на своем пути… Жажда мести – все чего я хотела, услышав историю девушки…

Мне было все равно кто она такая, откуда, как живет, единственное, что я хотела – это выплеснуть всю накопившуюся злость и ненависть, чтобы помочь неизвестному мне человеку… Чтобы утолить свои потребности…

Интересно, что с ней случилось? Потому что мне было и, причем очень. Но когда я услышала об этом, я задумалась… Наше правительство так хорошо все спланировало: создали чип, который по большей мере контролирует людей, смертность значительно снизилась.

Но они не учли того, что чем меньше убийств, тем меньше работы перепадает стражам порядка. В крупных городах численность их еле переваливает за полтинник, а про мелкие населенные пункты я, вообще, молчу!

Беззаконие, разбойные нападения, проникновения в дом – это, видимо, мелочи по сравнению с убийствами, ну судя по их логике! И на такие действия все закрывают глаза типа: «Радуйтесь, что вас не убили». Да чему радоваться?! Когда у меня сидит девушка, которую жестоко избил и изнасиловал босс-извращенец! Она думала даже покончить жизнь самоубийством!

В связи с устоявшимися канонами, мы не замечаем, как начинаем деградировать: морально и духовно, а не умственно. Видимо, все наши эмоции, чувства куда-то спрятались, отодвинуты на второй план – у нас наступил своеобразный духовный коллапс!

Все чего-то хотят добиться в жизни, делая те или иные поступки: грабят у прохожих, чтобы прожить как-то свою жизнь, ставят опыты, дабы утолить свое любопытство, насилуют людей, чтобы удовлетворить потребности! Но все забывают о том, что тем самым причиняют боль другим.

Того, кого ограбили, плетется уныло домой и осознает, ближайшие дни ему не на что есть, и он пойдет сам грабить. Человек, который стал подопытным, больше не сможет нормально существовать, потому что каждый раз будет чувствовать себя чужим в своем же теле. А того, кого изнасиловали? Девушка пыталась покончить собой, но не знала как. И таких людей много, очень. И я одна из таких!

Как я говорила: «Это не я такая, это жизнь такая». По большей степени такой сделала меня воля случая, душевная травма и собственные амбиции. Я как лакмусовая бумага, впитала все, что давило на меня, и сделало такой, какая есть…

Я думала, жалеют ли люди, когда совершают те или иные действия? Терзает ли их совесть? Видят ли по ночам лица своих жертв? Я думала до тех пор, пока не оказалась сама в такой ситуации. И знаете что?! Я не переживаю…



Амелия Джонс

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться