Верни Мою Душу

Font size: - +

Глава 14. Игры закончились…

Глава 14

Игры закончились…

 

Солнце свирепое, солнце грозящее,

Бога, в пространствах идущего,

Лицо сумасшедшее,

 

Солнце, сожги настоящее

Во имя грядущего,

Но помилуй прошедшее!

 

Николай Гумилев  «Молитва»

 

 

Когда Николай зашел в спальню, то обнаружил там своего сына. Егор стоял возле туалетнего столика и расставлял несколько фотографий в посеребряных тонких рамках. Тех самых, которые после  смерти Вероники, Николай убрал с глаз долой. Как он говорил себе, чтобы боль от потери не так остро отдавала в груди.

Мужчина замер на пороге, наблюдая за мальчиком. Тот закончил и хмуро посмотрел на отца. Такие же пронзительно голубые глаза, как у Вероники. И взгляд, как у матери.

- Я не разрешал тебе их трогать,- первым разрушил напряженное молчание Николай.

В последнее время отношения с сыном окончательно испортились. Егор и так был замкнутым мальчиком, с которым Николаю тяжело было найти общий язык. Смерть Вероники сблизила – горе их объединило. Но после того, как к ним переехала Лидия, мальчик снова замкнулся и воспринимал отца в штыки. Его новую избранницу тоже.

Николай устало вздохнул. Всё же начиналось так хорошо…

- Это мамины фотографии. Они должны стоять здесь.

- А как же фотографии Лидии?

Егор так просто оступать не собирался. Он не смог смириться с тем, что отец так быстро забыл Веронику. Не мог простить, что так быстро нашел замену. И вел себя так, будто мама не заслужила права хотя бы остаться в их воспоминаниях.

- Это мамина комната, а не Лидии. Ты не имел права выбрасывать её вещи,- и смотрит еще так строго. Прямо, как Вероника.

Николай начал злиться. Мало того, что этот мальчишка совсем отца не слушается, еще и указывает ему, что правильно, а что нет.

- Не тебе меня осуждать,- глухо произнес он.- Чтобы когда я вернулся, все было как прежде. Не нужен мне в спальне мавзолей,- и развернулся, чтобы уйти.

Не ребенок, а черт знает что! С Вероникой он так себя не вел, с бабушкой тоже. Только он Николай, плохой, злодей, который с легкостью “выбросил” его мать из своей жизни… Что толку сыну объяснять, что и он скучает по своей жене. Что какой бы замечательной Лидия не была, она не Вероника. И как ему объяснить, что его мать была удивительной и прекрасной женщиной. Но и Николай не может скорбеть о ней до конца своих дней.  И что в жизни не все так просто, как хотелось бы. Не поймет, еще слишком маленький.

- Маме очень плохо,- эти слова заставили Николая остановиться и бросить непонимающий взгляд на Егора.

- Егор,- мягко начал он,- мама сейчас там, куда попадают все добрые люди… - запнулся, подбирая правильные слова.- С ангелами, на небесах. Там хорошо…

Сын смотрел на него долго-долго, а потом тихо сказал:

- Там нет ангелов. И никогда не будет… - и повернулся к отцу спиной.

Все разговор окончен, больше из него ничего не вытянуть. Сложный и странный мальчонка. 

Он вышел в прихожую и только тогда услышал звон разбитого стекла в спальне. Скорее всего Егор что-то уронил. Возвращаться обратно и отчитывать сына не было сил. Всё, хватит. Не раз Николай слышал от Егора, что тот хочет жить у бабушки. Раз хочет, так он отвезет его к Ольге. А он, Николай, поживет в тишине и спокойствии с Лидией.

 

 *************

 

Бесшумно скользили вокруг тени. Он же стоял посреди зала, прикрыв глаза. Мимолетное прохладное прикосновение – о его ноги потерся тот самый шакал. Излюбленный облик призрачного любимца.

Дьяволу тоже бывает скучно. Дьяволу тоже бывает одиноко. Потому он и создал их – из горсти золы и холодного ветра. 

Люцифер наклонился и провел ладонью по темному гибкому телу, чувствуя легкое покалывание в кончиках пальцев. Шакал блеснул в полумраке своими яркими глазами.

- Она так долго не выдержит,- раздался его тихий вкрадчивый голос.- Ты же понимаешь.

Дьявол промолчал. Он это и так знал. Мышонок на грани. Балансирует над пропастью, куда может сорваться в любой момент. Еще немного, и игрушка окончательно сломается. И даже его сил будет недостаточно, чтобы её починить.

Душа, пусть и самая светлая, не может существовать вечно. А в его руках тем более… Он разрушал её по частицам, упиваясь болью, страхом, отчаянием и ненавистью. Разрывал на куски, а потом заново собирал. Толкал её в ледяные объятия смерти, чтобы затем вернуть к жизни.

Её острые пряные эмоции переполняли его, растекались по телу жаркой волной, оседали на языке неповторимой сладостью. Опьяняли, подобно крепкому вину. И он ничего не мог с собой поделать. Отбирал у нее крупицы жизни, чтобы прочувствовать их самому.

- Да.

Дело зашло в тупик. Не ради этого, всё начиналось. Не так он всё планировал… Человеческая натура оказалась сложнее. А привыкший полагаться на силу, он не знал, как по-другому можно получить желамое.

Шакал как-то задумчиво склонил голову набок. Его взгляд затуманился:

- Кажется, тебя ждет что-то очень интересное,- ехидно оскалился и исчез.

 

*************



Капли Кристианна

Edited: 20.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: