Вид на жительство (пм 1)

Размер шрифта: - +

Глава 13. В которой не было бы счастья, да несчастье помогло

Глава 13. В которой не было бы счастья, да несчастье помогло

… Лес пел. Песня не была красивой или приятной, но вкрадчивый голос завораживал. Нестерпимо хотелось найти источник звука, приблизиться к нему и слушать, слушать…

Я проснулась и с удивлением обнаружила, что стою на коленях у постели. Ах, ну да, зов природы — уж больно острым был вчерашний баат. Сколько же я воды выхлебала? Зевнув, я накинула плащ и вышла из телеги. Утро было настолько туманным, что впередистоящие телеги угадывались только по очертаниям.

Было еще темно, лишь на востоке посветлело над кронами деревьев. Пассажиры отсыпались после вчерашнего празднества. Хорошо хоть, никто не пил ничего крепче чая накануне: во-первых, маги не любят пьяных, могут и выкинуть из телеги или отцепить повозку прямо в пути (считается, что подвыпивший привлекает нечисть и хуже противостоит ее магии), во-вторых, все обозные мечтали поскорее отправится в путь, а не проспать свою очередь.

Обойдя обозы и посетив места общего пользования, я неторопливо пошла к нашей телеге, стараясь не заплутать в кисельном тумане. Всегда тяжело отхожу от сна. Наверное, потому, что всегда глубоко погружаюсь в сновидения. И в детстве была такая. Бабушка будила меня пораньше, чтобы к школе я успела прийти в себя и не путать явь со снами. Побаливала голова –  вчерашние потрясения давали о себе знать. Я с Альдом-то ночью разговаривала, или мне приснилось? Нет, не приснилось. С беспокойством оглянулась вокруг, но не увидела своего «телохранителя». Интересно, на какое расстояние я могу удаляться от привороженного эльфа?

Меня что-то беспокоило. Я покрутилась на месте, не спеша залезать обратно в тепло повозки. Спать уже не хотелось. Может, самой нагреть воды в котелке и вымыться в банном домике? А потом отдельно для Лим водички поставить? Нужно только собрать хвороста, лавка с дровами еще закрыта, мастер, должно быть, спит. Туман понемногу рассеивался. Предвкушая удовольствие, я углубилась в чащу, не собираясь, разумеется, выходить за защитный контур. Лес был словно вылизан, весь бурелом ушел на костры. С другой стороны станции мне повезло больше. Собрав полную охапку веток, я вернулась к обозу и занялась котелком, который никто не удосужился вымыть накануне. Спустившись в овражек к ручью, шипя от прикосновения холодной воды, принялась отмывать остатки пищи смесью песка и ила, мурлыча под нос странную мелодию, услышанную во сне. Потом вдруг поняла: вот он, источник беспокойства – песня звучит не только в моей голове, рядом кто-то поет. Мне почему-то казалось, что голос раздается из чащи, хотя лесное эхо могло и искажать звук. Голос тоже был странный: низкий, вкрадчивый, мяукающий, монотонно повторяющий одну и ту же мелодию с точностью до ноты. Я поднялась на склон овражка и застыла с полном котелком в руке, прислушивалась, испытывая странную тревогу. В обозе много разных существ. Я, например, никогда не слышала, как поют гномы. Или файнодэры. Но кому могло понадобится петь в чаще?

Кто-то прошел мимо, задев руку. Я вздрогнула, выронив котелок. К счастью, это был всего лишь Огунд. Мальчик скользил по тропинке, словно не замечая меня.

— Огунд! — радостно воскликнула я. — И тебе не спится? Эй!

С досадой посмотрела вниз, на перевернувшийся котелок и мокрые ноги, и устремилась за ребенком. Что ему понадобилось в чаще? Возможно, мальчику просто захотелось в кустики или наставник велел накопать баата, но зачем отходить так далеко, тем более без мешка и лопаты?

— Огунд! — крикнула я, забегая вперед. — А ты не знаешь, какие мы сегодня в очереди к мастеру?

Заглянула в лицо мальчика и осеклась: Огунд шел с закрытыми глазами. Он спал. Длинные черные ресницы трепетали, веки дергались от бешеного движения глазных яблок –  ребенку что-то снилось. Я коснулась его плеча. Огунд остановился и застыл передо мной, покачиваясь.

— Огунд, — тихо позвала я. — Ты меня слышишь?

Мальчик нерешительно двинулся вперед, обходя меня и углубляясь в чащу. Мне стало страшно. Как будят лунатиков? Я и в родном-то мире была мало знакома с этим явлением, а что уж говорить о параллельном. Двинувшись вслед за ребенком, шипя и поскальзываясь в грубых, мокрых туфлях, позаимствованных из шкафа Кессы, я прислушивалась к звукам из леса. Слева между деревьями что-то мелькнуло. Я присмотрелась. Лим? И эта с закрытыми глазами идет так, словно видит все сквозь веки. Лим и Огунд сошлись на одной тропе, пошли затылок в затылок, мальчик впереди, девушка за ним. Что-то плохое происходит.

Пение становилось громче, мое беспокойство – сильнее. Мы вышли к прогалине с купиной остро пахнущего можжевельника, и тут мне стало по-настоящему жутко. Забитые в землю столбики для Защитного Плетения были вывернуты, потемневшая от времени веревка с узлами и крашеными палочками была разодрана и расплетена до пакли.

Огунд и Лим переступили через разорванное Плетение и исчезли в кустах. Я испытала острое желание развернуться, побежать к телеге и позвать на помощь Сонтэна. Но тогда я точно потеряю след. Песня звучала из-за можжевеловых зарослей. Ветер усилился, голос то относило прочь, то кидало мне прямо в уши. И я двинулась вперед, несмотря на тревожно бьющееся сердце.

Подойдя ближе к выдернутым колышкам, я осмотрелась. Земля вокруг остатков Плетения была взрыхлена. Только одно существо может разрывать защитный контур с такой легкостью. Вернее, разрушать поддерживающую его магию движением своих ресниц, а все остальное довершают острые зубы и клыки. Ночью здесь был Ний, Хозяин леса. Вот отсюда он шел, загребая землю своими косолапыми ступнями. А здесь оставили свои птичьи следы маленькие, юркие твари. И другие твари, не такие уж маленькие. Я преодолела желание вернуться и пошла за друзьями. Что-то подсказывало: если я их потеряю, то вряд ли когда-нибудь увижу вновь.



Дарья Гусина

Отредактировано: 27.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться