Всё имеет свою цену

Размер шрифта: - +

Глава 13

Осень невероятно красивая, разноцветная и разнообразная пора. Сначала она пышная, золотая и солнечная, а затем грустная, дождливая, холодная. Листва на деревьях постоянно меняет цвет, а потом и вовсе опадает на землю, устилая ее шуршащим ковром. Осенью часто идут дожди. То мелкий, назойливо моросящий, то сильный, холодный. За плотными тучами прячется небо и плачет по ушедшему лету, то несколько минут, а то и несколько дней. В конце осени буйство красок сменяется прозрачностью и серостью. Голыми стоят деревья, часто дует сильный ветер и висит туман.

Лесной король после приезда из владений лорда Элронда с головой окунулся в накопившиеся государственные дела. Злость, которая гнала его оттуда, до сих пор не отпускала, и о бывшей жене он старался не вспоминать.

А Наримель с приходом осенней поры замкнулась в себе и настолько отдалилась от мужа, что виделись они исключительно за приемами пищи. Сейчас Трандуил понимал королеву и сочувствовал, но никак не мог облегчить её пребывание в Средиземье. Догадывалась ли она о связи, в которую он вступил с Эсмерленд? Владыка не знал, но даже если бы Наримель узнала, он не был уверен, что это смогло бы всколыхнуть остывшую душу лесной королевы.

Стук в дверь заставил Трандуила оторвать взгляд от книги и поднять голову. Королева Наримель, тихо шурша платьем, вошла в его покои. Милорд был несказанно удивлён: она практически никогда не заходила к нему.

— Муж мой, я бы хотела поговорить с тобой, — мягко произнесла эллет.

Мужчина поднялся и вышел из-за стола. Королева какое-то время молчала и пристально смотрела в глаза своему венценосному супругу. Трандуил ожидал, не пытаясь торопить её или начать разговор.

— В твоей душе нет покоя, — заговорила королева, опуская глаза. — Твоё сердце разрывается на части… Моё же… оно так медленно бьётся… Я не чувствую себя живой! — с мукой воскликнула она, поднимая на мужа печальные глаза.

Наримель подняла руки и расстегнула замок тонкой серебряной цепочки. Много столетий назад они обменялись кулонами-близнецами в знак чистой и искренней любви. Трандуил молча смотрел, как она сняла свой кулон и подошла к нему. Королева взяла его руку и, раскрыв мужскую ладонь, вложила в неё утонченное украшение.

— Я освобождаю тебя от данных мне клятв, — сжимая его руку, произнесла королева, а её губы раскрылись в светлой улыбке, какую он ни разу не видел после её возвращения. Сейчас перед королем стояла настоящая Наримель.

Сделав последний глубокий вдох, эллет опала в смертельном обмороке.

Владыка успел подхватить жену, и в последний раз заглянул в прекрасные синие глаза. Трандуил с болью наблюдал, как фэа отлетает в обитель душ умерших эльфов, и жизнь навсегда покидает её.

Прощание с королевой было скорбным и трагическим. Лесной король, одетый во все черное, взял в руки лук и пустил горящую стрелу в погребальную ладью, удаляющееся по реке. Все королевство было в трауре…

Трандуил придавался тихой скорби по вновь утерянной жене. Если в первый раз её смерть отозвалась острой нестерпимой болью, то сейчас он ощущал тихую глухую тоску. Хотя после возвращения Наримель они не стали по-настоящему близки, да и счастливыми их вряд ли можно было назвать, но память подбрасывала ему картины из прошлого, напоминая о времени, когда они были родными и бесконечно любимыми друг другом.

Воздушное белое платье, венок из синих незабудок на серебристых волосах, а глаза цвета морской синевы искрятся радостью и счастьем. Первый поцелуй такой робкий и нежный, наполненный новым неизведанным чувством, и маленькие теплые ладони, лежащие на его плечах. Трандуил обнимает изящную фигуру невесты и произносит клятву любить её всю жизнь, пока свет не померкнет в его глазах, а душа не оставит бренное тело. Наримель повторяет за ним каждое слово, и они обмениваются кулонами.

Годы счастья, рождение сына, покой который он испытывал в объятиях жены и… смерть. Бесконечное горе и мольбы вернуть её… Мандоса тронула такая любовь и слепое горе великого короля, и он разрешил жене вернуться к мужу и сыну. Но Наримель отказалась возвращаться к жизни и к семье. Вспомнил боль и злость, испытанную от её отказа. Он смирился с выбором любимой, но его душа охладела, а сердце превратилось в камень.

Леголас тяжело переживал смерть матери. Где-то, там в закоулках сознания, он понимал, что такое может произойти. Матери было плохо в Средиземье, она с каждым днем все больше увядала и таяла. Но принять это оказалось намного тяжелей. Стены дворца давили на него, напоминая об утрате. Отец замкнувшись в себе, погрузился в дела, и принц принял решение уехать из королевства, хотя бы на время. Пока память не сгладит углы и не притупит боль.

***

Лорд Элронд пригласил в кабинет свою воспитанницу и сейчас молча смотрел, как она устраивается в кресле и расправляет юбку. Он внимательно взглянул на Эсмерленд, и его губы сжались в тонкую линию. Два года уже прошло после праздника, устраиваемого в его честь, а она так и не пришла в себя. Владыка много раз слышал её смех и шутки, но в глазах больше не было и намека на радость, в их глубине отныне жила только горькая печаль. Тяжело вздохнув, он начал разговор для которого и позвал её сюда.

— Дитя, что с тобой происходит? За последние два года я не видел ни одной искренней улыбки от тебя.

<tab>Она не хотела сейчас изливать ему душу и решила обойтись общими фразами:

— Не знаю, владыка, в глубине моего сердца залегла тоска… Но я уверена это пройдёт.

— Эсмерленд, я хочу, чтобы ты знала, когда я и мой народ покинем Средиземье и уплывем в Аман, вы вместе с дочерью можете отправиться с нами. Я не знаю, какое будущее ждёт этот край и не желаю, чтобы вы оставались здесь одни, в неизвестности.

— В Бессмертные земли? — изумлено произнесла она. — Я никогда не думала о Валиноре и не рассчитывала, что его врата откроются передо мной.

— Откроются, ты заслужила их. — Несколько секунд помолчав, владыка добавил:



Оливия Лейк

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться