Всем, кому должна — прощаю, или От любви страховки нет!

Глава 1

 

Глава первая

 

 

Максимиллиан арр Телларион

 

 

— Что же ты так смотришь, дорогой? — капризно протянула Самира, опуская свои ресницы, но я уловил в голосе тщательно скрываемые нотки страха. Чувствует за собой вину и опасается последствий. Когда-то я мог часами любоваться ее совершенной красотой. А сейчас едва сдерживался, чтобы не удавить мерзавку.

— Хватит на меня так смотреть! — сдали у неё нервы. — Да, у меня есть поклонник… У всех красивых девушек они есть, и в этом нет ничего предосудительного. Ты же так долго отсутствовал, не уделял мне внимания.

Что-то я не видел в её письмах ко мне сетований по этому поводу. Лишь благодарила за подарки и драгоценности, которые я ей посылал на праздники.

— Шесть… — холодно уточнил я.

— Ну хорошо, их шесть… — покладисто согласилась она, невинно хлопая ресницами. Лишь напряжённая складка у губ выдавала её волнение.

— Только в этой крепости, а еще пять в Алуадаре, три в Тассоме и четыре…

— Хватит!

Я скривился, видя, как по щекам любезнейшей невесты текут слезы. Раньше, пару лет назад, еще до войны, я велся на ее кукольное лицо, алые пухлые губы и небесного цвета глаза. Верил, что эта непорочная синева не может одарить собой лгунью и интриганку. Верил каждому ее слову. И вот чем все обернулось. Если бы тогда я знал, как все сложится, не стал бы оттягивать брачный ритуал. Не поддался бы на уговоры Самиры, которая подольше хотела оставаться человеком. Видел и сам плюсы в том, чтобы супруга выглядела немного постарше, более подходящей моему статусу.

— Максимиллиан, я… люблю только тебя, они ничего не значат! Я же твоя истинная! Клянусь всеми…

— Замолчи! — ледяное спокойствие, которое я сохранял вопреки бушующей внутри меня ярости, дало трещину. Лживые слова ядом растекались внутри и жалили.

А вместе с эмоциями наружу вырвалась тьма.

Теперь на девушку смотрела сама бездна, голодная, она словно открыла свою пасть, желая заглотить новую жертву. Я не позволил.

— И ты решила, раз истинная, значит можешь мне изменять? Думала, сможешь крутить мной, как тебе захочется?

Чернильная тьма устремилась к предательнице, но я усмирил силу, не дав той коснуться неверной женщины.

— Не надо! О, прости меня! Любимый!

Ядовито усмехнувшись, сжал кулаки. Я прекрасно знал, какой силой обладаю, знал, что Самира всегда боялась меня и моих подданных. А сейчас ее уверенность в том, что у меня нет выбора и я приму её любой — лопалась как мыльный пузырь.

Я бы ещё мог простить ей вереницу поклонников, ухаживания которых она принимала и расточала авансы, но не потерю невинности. Дурочка наслушалась проповедей жрецов и решила подарить свою чистоту человеку, спасая этим свою бессмертную душу.

Я ещё не выяснил, кому она отдалась. Из поклонников она особо выделяла троих, их уже бросили в темницу. Допросом займусь лично, не желая никого иного посвящать в подробности своей личной жизни. Они умрут, вопрос лишь в том, насколько быстро и мучительно.

Сам виноват, что доклады тайно приглядывающей за ней охраны я прочитал только сейчас и узнал, как весело проводила время моя невеста. Во время войны у меня были более важные донесения, и читать о том, как развлекается за чаепитиями Самира, я посчитал лишним. Думал, случись что серьёзное, и мне бы доложили.

Даже к ответу охрану призвать не мог. Они не знали, что наблюдают за моей невестой. Обретение истинной держал в секрете, чтобы враги не использовали её в своих целях. Тайная помолвка показалась мне идеальным выходом на тот момент.

ещё спрошу с её отца куда он смотрел, когда его дочь компрометировала меня, ведя себя неподобающе.    

Одна только мысль, что кто-то посмел посягнуть на то, что я считал своим, приводила в бешенство. Мой же вид наводил на нее не просто ужас, в глазах невесты я отчетливо видел, как она прощается с жизнью.

Нет уж, смерть — слишком мягкое наказание за то, что она натворила.

— Ты выйдешь замуж за человека самого низшего происхождения. За того, кто беден и не имеет собственного дома. Свадьба состоится завтра.

— Но... Пощади! — завыла блондинка, забыв о своей гордости, о титуле, который носила. Это я, между прочим, возвысил её отца торговца, даровав титул и земли. Если уж судьба сделала истинной человечку, то пусть уж она будет хотя бы аристократкой.

Самира обливалась слезами, подвывая. В этот момент она теряла все, что так было ей дорого. Весь блеск и красоту обеспеченной жизни, на который рассчитывала с момента обручения. — Я же ваша…ваша…

— Больше нет.

Лениво стряхнув руки бывшей невесты со своего плаща, я стремительно вышел из покоев леди Самиры. Было приятно, что угроза её проняла. Пусть помучится. И это только начало.

— Будь ты проклят! — провыла она. — Будь ты трижды проклят!

Я отдал распоряжение охране, наказав не выпускать своевольную девицу до следующих приказов и нырнул в прохладную тьму, позволяя перенести себя в свои комнаты.

Кто бы сомневался, что Дарион уже был здесь.

Молча протянув мне шекру[1], советник и лучший друг, налил себе точно такой же бокал. Мы осушили напиток одним махом. Только после этого я смог выдохнуть. Нет, о спокойствии речи не шло. Тьма все еще пыталась вырваться на волю, чтобы отомстить за каждый болезненный вдох своего носителя.

— Крепости пали, мой князь, — нарушил тишину Дарион. — Оборотни просят о мире.

Я усмехнулся.

О мире нужно было думать тогда, когда сговорились с жрецами Саранты, желая отобрать мои земли и уничтожить мою расу. Жаль, не уделял должного внимания верованиям людишек и тем, чем жрецы забивают их головы. Пощады пусть теперь не ждут.



Настя Любимка, Франциска Вудворт

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться