Всем, кому должна — прощаю, или От любви страховки нет!

Глава 2

Глава вторая

 

Отриалон. Сто сорок восемь лет спустя

Личные покои Максимиллиана арр Теллариона

 

Я сидел за столом в полумраке и пил красное вино, к сожалению, завтра мне требовалась ясная голова, а потому пришлось отказаться от шекры. Пусть мне бы она сейчас не помешала. Дарион занимался подготовкой приема к приезду оборотней, а я пытался расслабиться. Выдержать два незапланированных совещания с Советом даже мне нелегко. А уж когда речь идет о заключении нового пакта и договоров с теми, кто пошел войной на мой народ…

Скоро истекают сто пятьдесят лет со дня обложения данью оборотней. Столько всего нужно обсудить, вытребовать, а от чего-то и отказаться. Уже так долго Самира находится в стазисе, а религия Саранты объявлена вне закона. Конечно, истребить эту заразу на корню нам не удалось. Слишком долгое время процветал этот культ, слишком прочно въелся в сознание людей, раз они не смотря на угрозу смерти, продолжают тайно собираться. Впрочем, того влияния, которое было раньше у жрецов Саранты, теперь нет. Как и нет могущества что-либо изменить.

Однако на своих ошибках учатся, а потому я не собираюсь отменять приказа уничтожать любого, кто связан с этой религией.

Бутылка вина опустела внезапно. Чего не скажешь о голове, которая не желала хмелеть. Пришлось требовать еще парочку. И ждать, пока слуги принесут.

Время с тех событий для меня пролетело как единый миг. Моя злость на невесту так и не улеглась, не исчезла. Как бы Дарион не уговаривал, я не желал ее видеть подле себя. Не хотел ни прикасаться, ни тем более иметь общих детей. Она была мне противна, как в своей глупости, так и в поступке, что совершила. Я все еще помню допросную и того мужчину, которому Самира подарила свою первую ночь. Старший жрец Саранты качественно промыл мозги моей невесте, раз она решилась на такой шаг и отдалась одному из поклонников, будучи свято уверена, что тем самым очищает свою душу и делает ее бессмертной. Кто бы сомневался, а? Жрецы Саранты всем бессмертие обещали...

В дверь постучались, и я дал разрешение войти. Но вместо слуг в кабинет вошла Рикарина, моя бессменная фаворитка вот уже двадцать лет.

Плавно скользнула за порог, игривого погладила бутылку, которую принесла с собой.

Вампирша давала мне полюбоваться собой, оценить то, что предлагала. И я был более чем доволен тем, что видел.

Черные, как непроглядная ночь, волосы, крупными кольцами спадали на голую спину, алое, как кровь платье нежно обнимало тонкий стан с пышной грудью, юбка, как всполохи огня совершенно не скрывала тугие бедра, постоянно обнажая их и ноги из длинных в пол разрезов.

— Мой князь, вы позволите я налью вам, — томно протянула Рика и медленно пошла к столу.

Я был заворожен ее походкой, и тем, как в предвкушении нашей игры блестели ее глаза.

Легко она столкнула на пол бумаги и вспорхнула на стол, будто была птичкой, невесомой, воздушной и такой желанной.

Главное блюдо сегодняшнего вечера.

Мое тело реагировало быстро. Секунда и бутылка отброшена в сторону, а сам я нависаю над Рикой, нежно касаясь кожи на ее шее.

— Руки, мой князь, — игриво улыбнувшись, выдохнула Рикарина, — ваши руки должны быть несколько ниже.

— Мм, так? — усмехнулся и протянул пальцами дорожку от пупка до бедер. — Здесь, а может здесь? Или здесь?

— Пожалуй, мы остановимся на последнем варианте, мой князь. Вот только…

— Одежда явно лишняя, — согласился с ней и одним рывком лишил красавицу платья.

— Максимиллиан…

— Куплю новое, — правильно поняв тон любовницы, пообещал я.

— Вы так ненасытны, мой князь. — Прошептала она и сама потянулась за поцелуем.

Страстным, диким, необузданным. Кто из нас еще ненасытен?

А между тем пальчики фаворитки терзали пуговицы моей рубашки.

— Ой, — игриво выдохнула она, когда треснула ткань и тут же погладила оголившиеся торс и грудь. — Как ты прекрасен!

Целуя бархатную кожу Рики, я больше не мог сдерживаться, следом за платьем вампирши полетели и мои брюки.

Жаркая волна опалила меня с головы до ног, пробуждая бурное желание, и… схлынула.

Я потрясенно замер, прислушиваясь к своему организму. Не понял. Я вновь потянулся за поцелуем к Рике, желая вернуть те ощущения, которые испытывал пару секунд назад, но не добился ровным счетом ничего!

Ни сейчас, ни спустя пять минут. И поцелуи, и касания к нежной коже, не принесли желаемого результата. С таким же успехом могла бы реагировать одна из мраморных статуй, что стоит в моем саду. Я был шокирован происходящим, вновь ощутил себя зеленым юнцом, который впервые видит обнажённую женщину и не знает, что с ней делать. На миг представил, какая будет реакция у фаворитки, если она увидит и поймет…

Это взбесило меня настолько, что я закинул любовницу на плечо, и как варвар потащил ее в спальню.

— Мой князь, вы такой дикий, такой сильный…— томно протянула Рика и призывно выгнулась на постели.

Вот только ее поза и улыбка оставили меня равнодушным. Разумом я желал нашей близости, а телом… был не способен. Я?!

— Мой князь? — недоуменно позвала Рика. — Может, вы позволите и я…

Если бы я знал, что ее попытки обернутся для меня позором, ни за что бы не соглашался. Да что со мной происходит? С каких пор я стал… неполноценным? Мало того, разум постепенно уступал организму и теперь даже мысленно Рика меня как женщина не привлекала. Я больше не просто не мог, а я ее не хотел!

— Вон! — глухо прорычал я. — Вон!

Вампирша молнией стянула покрывало и бросилась в нем к двери. Ни протеста, ни возмущения от нее не последовало. Зато я был зол. Нет, я был взбешен и совершенно не сдерживал тьму, позволяя той чернильными клубками выходить из моей груди и крушить спальню.



Настя Любимка, Франциска Вудворт

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться