Хозяйка дорог

Размер шрифта: - +

Глава 13

Желтоватое пятно луны освещало силуэты окружавших меня изваяний. Кажется, я попала в какой-то парк скульптур, их здесь были сотни, если не тысячи. Неподвижные творения неизвестных мастеров таращились на меня пустыми глазами. Остро пахло железом и сыростью.

Одна из статуй пошевелила рукой и немного повернула голову, затем вторая, через пару секунд все они смотрели куда-то в сторону. Я обернулась и увидела стальную арку, между витыми колоннами которой мерцало нечто похожее на масляную пленку, разлитую по воде. И мне очень нужно пройти под этой аркой.

Несколько шагов, и я уже рядом с ней. Сами колонны словно сотканы из сотен переплетающихся стальных нитей, на их фоне дуга арки кажется тяжеловесным и грубым куском необработанной руды. Надеюсь, он не грохнется со своих опор прямо на мою голову.

Маслянистая пленка задрожала и обрушилась вниз.

Я закричала и проснулась. Сердце колотилось так сильно, что, казалось, еще чуть-чуть и разобьет грудную клетку, на лбу выступил пот. Проклятые кошмары! Теперь еще надо убедить себя, что это просто сон, а не реальность.

Я быстро щелкнула выключателем ночника и завопила во второй раз: в компьютерном кресле развалился Алеша. Ему вообще знакомо слово «тактичность»?

А принарядился-то как! Деловой костюм черного цвета, белоснежная рубашка, галстук, туфли начищены, туалетная вода еле уловимо щекочет ноздри древесными нотками. На щеках – легкая небритость, видимо, не захотел все сделать идеально, хотя ему очень шло. Пальцами правой руки Алеша небрежно теребил ярко-алую розу на длинном стебле. Роковой мужчина, воплощение девичьих грез.

Пожалуй, я бы тоже повелась на его обаяние, не будь он таким… Алешей.

– Не мог прийти, как все нормальные люди, через дверь?

Я свесила ноги с кровати и натянула на плечи одеяло – вроде бы по календарю лето, но ночью в квартире оледенеть можно.

– Брось, Воробушек, это же так скучно. А мне хотелось сделать эту ночь незабываемой.

Он улыбнулся, приподняв один угол рта. Господи, спаси меня от этого доморощенного искусителя!

– У тебя почти получилось. Думаю, случись у меня инфаркт, эта ночь стала бы одной из самых запоминающихся.

– Признайся, – он встал с кресла и пересел на кровать, – ты рада меня видеть!

Очень! Наглый лиходей с цветочком – вот чего мне не хватало в два часа ночи! На всякий случай я отодвинулась от него подальше.

– Ты, наверное, за ночью любви?

Он кивнул, пересел ко мне на кровать и потянулся для поцелуя. Одно слово – озабоченный! Я выставила между нами руку и уклонилась:

– Погоди, мне нужно подготовиться! А ты пока закрой глаза.

Алеша посмотрел на меня так, словно ждал подвоха, потом все же откинулся назад, оперся спиной о стену и зажмурился. Только бы не испортить момент, я к нему неделю готовилась. Уже в коридоре до меня донесся тихий скрип кровати, наверное, Алеша проверяет, насколько удобный матрас у моей полуторки. Наивный.

Я сходила в ванную, поплескалась там для виду минут десять, натянула поверх пижамы старый махровый халат, заглянула на кухню и елейным голосом пропела из коридора:

– Алеша, закрой глазки и вытяни руки вперед, иначе не получишь свою ночь любви.

Как ни странно, но он сразу же послушался. Я неспешно зашла в комнату и села в кресло:

– Ты точно хочешь получить это?

– Да, – голос его звучал хрипловато, похоже, он ни на шутку распалился.

– Держи!

Алеша открыл глаза и вытаращился на коробку конфет, которую я вложила ему в руки. Темно-синяя, с картиной заката на тропическом острове и золотистой надписью: «Ночь любви».

– «Восторг от вкуса в каждом укусе! Кондитерская фабрика «Сударушка», мы подсластим ваши будни», – прочитал он надписи. – Лиля! Это нечестно!

– А требовать ночь любви за спасение из плена – честно? – я плюхнулась в кресло и теперь каталась в нем из стороны в сторону.

– Это же была шутка! И ты обещала, что у нас будет секс.

– Будет, – кивнула я, наблюдать за лицом Алеши было настоящим наслаждением: такая неподражаемая, почти детская обида, замешанная на разочаровании и злости. – Мы с тобой взрослые, здоровые люди, секс у нас будет. Но не друг с другом.

– Динамо.

– Шантажист.

Мы обменялись «комплиментами» и теперь пристально разглядывали друг друга. Потом он встал с кровати, сделал пару шагов и навис надо мной:

– Один – один. Теперь можем поговорить серьезно. Не прогоняй меня, и сможешь избавиться от своих кошмаров.

Он наклонился и попытался меня поцеловать. Неужели у него так с женщинами плохо, что даже мой махровый халат не отпугивает? Странно. Этот предмет одежды еще ни разу не подводил. Долгие годы отдельной от родителей жизни он, как заботливый старший брат, периодически становился на стражу моего целомудрия. Стоило только собрать волосы в пучок, смыть макияж и натянуть халат, как у моих кавалеров сразу же находились неотложные дела. А здесь такой провал!



Катя Водянова

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться