Хроники Эвнеканте. Книга 2. Очень ворчливая история

Размер шрифта: - +

*2*

Вокруг полыхала осень. Растительность пышная, но обильно красная, выскакивала на нас из частных садов горожан, опаляю яркими всполохами. Такова осень в Кэлке – много красного и оранжевого и пара жёлтых мазков, лениво наброшенных природой.

Больше всего мне сейчас захотелось оказаться в «Норе нойта», уютном трактире с окнами, выходящими на набережную реки, что рассекала столицу на две почти равные половины. Я полюбил это место тихой любовью странника, находящего удовольствие в маленьких житейских радостях. Город, погруженный в огненную осень, обретал особое очарование, если смотреть на него с кружкой горячего тэмми в руках и кусочком чизкейка на тарелке. Я мог бесконечно долго отпираться, но наличие в Эвнеканте небольших радостей из последней гавани, моего мира, единственного, что остался в памяти, согревало сердце.

Но было не до посиделок в трактире, мы спешили в Башню – своеобразное гнездовье тёмных охотников под руководством мастера Даррена. Официальная организация, призвание которой бороться с магическими искажениями запрещёнными очередной королевой Шанайей сотни лет назад. Как бы пафосно это не звучало, но только мы ограждали Эвнеканте от погружения в хаос.

Быстро же мы добрались до места. Удивительно, но несколько компактных машинок, прозываемых в Эвнеканте «кэбби», сгрудились у входа в Башню. Обычно все парковались в нижней части здания, на широкой специально оборудованной стоянке. Теперь же мы проскочили мимо разноцветных машин, нырнули в полутьму и весьма быстро оказались на лестнице служебного входа.

На этаже догмы Законного слова пришлось удивиться вновь. Пёстрая толпа в жилетах и викторианских платьях оккупировала круговой коридор. Служащие разносили тэмми, а столик с исчезающими чашечками работал как заведённый. Я вспомнил, что так и не выяснил каким же образом работает эта странная магия по уборке грязной посуды.

Посетители гудели большим и не слишком компактным ульем, активно размахивали руками, создавая атмосферу общей взволнованности и неопределённости. Одежда некоторых посетителей носила явные следы лёгкого беспорядка. Не только нам пришлось подняться с постели и кинуться решать срочные, нестандартные задачи.

- Лучшего дня!

Зычный стальной голос Командора разом остановил внутреннее кипение своеобразного людского котла. Улей умолк. Внимание переместилось на наши персоны. Молчаливое, настороженное и полное надежды.

- Итак, - мастер Даррен вновь опробовал силу своего голоса. – Предлагаю всем спокойно подождать приёма. Каждый будет выслушан и несомненно найдёт здесь помощь.

Удивительным образом хаотичная группа посетителей распалась и собралась вновь, но теперь в строгом порядке классической очереди. Вот такие чудеса творит Командор. Я на такое не способен, не стоит и пытаться.

- Лучшего дня.

Низкие вибрации голоса Уланы Токки, которая только что решила покинуть свой кабинет, волной прошлись по новорождённому порядку в Башне. Голос и сама белая жрица Милосердной смерти существенно поколебали каждого. Я физически ощутил, как большинство посетителей постарались слиться с обивкой диванчиков, благо расцветка жилетов позволяла, или сразу же уйти в стену. Но увы, фокусы ворчунов оказались им не по зубам.

Командор кивнул и направился к себе. Сопровождение, состоящее из меня и Уланы, проследовало за ним. Отличная свита. Владыка-тиран из мастера Даррена вышел бы отменный.

- Давно оно так? – Командор разместил себя в любимом кресле, широко разведя руки, словно пытался охватить сразу весь объем творящихся беспорядков и прочих безобразий, происходящих в столице Эвнеканте, да еще и без его позволения.

- С рассветом, - как всегда лаконично сообщила белокурая и вечно косящая ведьма. – Необычное утро.

- Более чем, - согласился начальник. – Но у тебя – то всё как обычно?

- Пришлось уничтожить искажение в собственной кухне, - без тени эмоций она расправила невидимую складочку на черных идеально сидящих брючках. – Эти ворчуны показали себя как очень функциональные, но что-то сломалось.

- Твой дом один из немногих, где нет догматика Тёплого очага. Но уверен – уж с твоим жильём точно ничего не произойдёт пока мы разбираемся с делом.

- Несомненно. Я правильно понимаю, что вам так же пришлось удивительным образом провести рассвет. Вы опоздали на службу.

Корректное, но осуждающее замечание. Улана не верила, что в мире может существовать весомая причина для опозданий в Башню. Тем более, если ты начальник.

- У нас Кондратий покусал и побил Бубурика, - счастливым голосом ляпнул я, сама идея схватки толстого мыша из подвала и ворчуна казалась забавной. – Кухня в дребезги, дом в пауках, Юста в шоке.

- Любопытно, - Улана не изменяла себе и использовала лишь короткие фразы, ни на секунду не расставаясь с ролью привлекательной статуи.

Мгновение, и я вновь поймал ухнувшее вниз сердце, взволнованное странной притягательной красотой белой валькирии. Так уж суждено теперь, видимо, ловить сердце на излете, когда рядом сама Милосердная Смерть.

Слава кристаллам, что в этом мире существовала рыжая лисичка Эйти, живая, полная обещаний и надежд. В конце концов, я обязан решиться на что-то. Например, пригласить Эйти в «Нору нойта».

Мысли мои не успели уйти слишком далеко в романтическом направлении, как через служебный вход на хорошей крейсерской скорости влетел Хэль Хэммельми – великий и ужасный крис-хрон, а также несносный древний подросток в одном лице. Это самое мальчишеское лицо в данный момент было бледно и отражало следы бессонной ночи. К тому же парень оказался без жилета, что на него совсем было не похоже.

- Нужно срочно что-то делать. Даррен! – с порога сообщил крис-хрон. - Даррен, да пребудет с тобой вся сила кристаллов! Сделай же что-нибудь. Это невыносимо! – он разве только по потолку не пробежался, успев посетить сразу все углы кабинета. – Отвратительная мерзость! И где?! В моём собственном доме!



Иванна Осипова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться