Я - богиня любви и содрогания

Размер шрифта: - +

Глава третья. Выполнить и наложить!

Глава третья. Выполнить и наложить!

Я расхаживала по комнатушке, пока зеркало уверяло меня, что ничего не знает о договоре! Нет, оно знает, что есть какой-то договор, но о чем он, стекляшка не в курсе. Зато оно, радостно сверкнув солнечным зайчиком, сообщило, что мне дали месяц!

- Император построил десятки храмов богини любви, - мечтательно затянуло волшебное зеркало, видимо, вспоминая лучшие времена. – Десятки тысяч верующих каждый день приходили в эти храмы! Это были чудесные  времена! Да! А потом однажды он пришел и с криком, что сроки прошли, разрушил все храмы, кроме одного! Он запретил поклоняться богине любви!

Ага, и издал указ, что нельзя заниматься любовью! Эх!

Я кисло осмотрелась. Что может хотеть от богини среднестатистический мужик? Увеличение мужского достоинства без операции, строго конфиденциально с гарантией? Самую красивую женщину на свете? Личную встречу, чтобы поставить самодовольную галочку в списке тщеславных мужских побед? Гарем на четыреста мест, укомплектованный писаными красавицами? Самого красивого мужика на свете? «И роди богатыря мне к исходу сентября!», - пронеслось в голове и тут же дополнилось. – «Чтоб царю мне угодить, нужно завтра мне родить!».

Вариантов было много, а я задумчиво жевала колбасу, вприкуску с хлебушком, поглядывая для поддержания аппетита в книгу рецептов, где были нарисованы хрустящие окорочка с дорожкой нежного соуса.

Зеркало пошло рябью, а я присмотрелась, понимая, что это – снег. В заснеженной местности, в сугробе по колено стоял одинокий путник. Он был слегка заросшим и помятым. В руке путника была сломанная палка, неподалеку, возле подозрительной проталинки, от которой поднимался пар, валялся дохлый волк. Молодец! Справляется!

Я думаю, что стоит проверить свои догадки, относительно Императора!

- Зеркало! Список всех одиноких девушек, которые еще не нашли свою любовь! Сейчас они ее быстро найдут! – злорадно улыбнулась я, облизывая пальцы и закрывая книгу. – Найдут, достанут, поймают и разорвут на сувениры!

Сотни имен высвечивались одно за другим. Наш Император теперь не то, чтобы не выездной, он тебе даже не выходной из дворца!

- А теперь все дружненько, - я сдула рыжую прядь волос, коварно осматриваясь по сторонам. – Во дворец! Там вас ждет большая и чистая любовь!

- Богиня! У вас не хватит сил! Верующих слишком мало! – забурчало зеркало, пойдя трещинками. – Вы не сможете одновременно влюбить столько человек!

- Сил не хватит, зато ума хватит! Воспользуюсь старой доброй бюрократической магией! – небрежно заметила я, вспоминая королевскую печать в левом верхнем ящике стола. – Делай меня невидимой! Мне нужно во дворец!

- Это – плохая идея, - снова заворчало зеркало. – Вот зачем вы ищете неприятности!

- Как зачем? – удивилась я, вспоминая то, как со мной разговаривало одно величество. – Чтобы найти  неприятности и перепрятать!

Через пару минут препирательств, зеркало решило сделать мне одолжение и выбросило в роскошном коридоре. Я осмотрелась по сторонам, кривясь от такого пафоса и шика. Мне кажется, что после того, как архитектор закончил работу над этим коридором, при слове «золотые вензеля и завитушки» он резко бледнел, надувал щеки и отпрашивался ненадолго «по делам». Все вокруг было сделано из белого мрамора, а каждый архитектурный элемент был щедро украшен золотыми вензелечками. Алая ковровая дорожка, добротно утоптанная с момента последней чистки, вела к роскошной двери. На стенах красовались золотые подсвечники, выполненные в едином стиле с отполированными дверными ручками. Ляпота!

Я слегка приоткрыла дверь, а потом услышала голос и отдернула руку. Занято! Ну что ж… Подождем!

- Ваше Величество! – произнес какой-то «козлотон», а потом с извинением прокашлялася. – До нас дошли слухи, что герцог Альванский хочет выйти вместе со своими землями из состава Империи.

- Он только замуж выйдет из состава Империи, - послышался холодный голос, который я узнала по знакомому холодку, пробежавшему по спине. – Передайте ему, что еще одно такое заявление, и у него первая брачная ночь состоится на колу!

Я слышала, как шаги приближаются к двери, поэтому отошла от нее подальше.

- Отставить меня в покое. Подготовить отчет о налоговых поступлениях в казну. Отчет про обмундирование армии. Отчет об урожае, - послышался знакомый голос близко-близко, а я почему-то занервничала, глядя, как повернулась золотая ручка. Дверь открылась, а я замерла, глядя снизу вверх на высокого, темноволосового мужчину, стоящего передо мной в пол оборота, отдающего приказы.

Император меня не видел, но я отчетливо видела его. Лицо, словно высеченное из белого мрамора, четкие скулы, нервно искривленные губы, большие, почти прозрачные, серые глаза, спрятавшиеся под хмурыми черными соболиными бровями. Ненавижу такие глаза. Слишком светлые, слишком ясные, слишком холодные. Стоит только заглянуть в них, как создается странное чувство, словно ты стоишь на коленях, вокруг стынет туман, прикрывая грязный весенний лед, а над твоей головой завис серебристый, тяжелый меч палача.

Я рассматривала его, чувствуя смесь какого-то панического ужаса и благоговения, взявшуюся невесть откуда и ранее в моей душе не замеченную. Черный бархат складками облегал его фигуру.  Его рука лежала на золотой ручке, задумчиво проводя линию по ее изгибу. В этот момент мне казалось, что именно так потирают клинки, перед тем, как вонзить их во врага.



Кристина Юраш

Отредактировано: 12.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться