Я слышу, как ты дышишь (крв4)

Размер шрифта: - +

4.31.1 Три часа под дверью

Она проснулась резко, бодрой и напряжённой, замерла, пытаясь понять, что её разбудило. И услышала – шаги, господин министр пришёл, руки моет на кухне.

Накатило такое облегчение, что она опять растеклась по подушке и с удовольствием потянулась до кончиков пальцев, ощущая, как где-то глубоко в ладони немного побаливают маленькие синяки, посмотрела на руку – не видно, но если надавить, то чувствуется. Улыбнулась.

«Не приснилось.»

Шаги господина министра приблизились, он вошёл, закрыл за собой и опёрся спиной о дверь, сунул руки в карманы. Они молчали и смотрели друг на друга, он выглядел уставшим.

– Как успехи? – шепнула Вера.

– Все живы.

– Круто. Спать хотите?

– Надо бы. Но я сомневаюсь, что усну.

– Ложитесь. Я буду вас охранять, и разбужу, если принесут что-то стоящее.

Он улыбнулся, опустил глаза и вздохнул:

– Я не чувствую в себе сил лечь рядом с вами и уснуть. Тут одно из двух, либо уснуть, либо рядом с вами.

– А я уйду. Буду сидеть под дверью с револьвером, даже одетая, честно. И если буду в кого-то стрелять, то под «куполом», не разбужу. Попробуйте, что вам стоит? Не понравится – полежите и встанете. Но вам понравится. Здесь тёпленько и удобно, очень рекомендую, – она кайфово зарылась в одеяло по глаза, он улыбнулся шире:

– Не мёрзнете? Уже не лето, обогрев включать ещё рано, но одеться потеплее можно, и второе одеяло достать.

– Не мёрзну, – качнула головой Вера, министр криво улыбнулся и постучал пальцем по запястью:

– А «часы истины» говорят, что вы врёте.

Она показала язык, он рассмеялся, она вздохнула и призналась:

– Когда только ложусь, мёрзну. Но сейчас тут отлично, в самый раз. Можете проверить, – она отползла на дальнюю сторону кровати, приглашающе кивнула на освободившееся место: – Быстрее, пока не остыло.

– Умеете соблазнить, – покачал головой министр, расстёгивая пиджак, Вера выскользнула из-под одеяла с холодной стороны кровати, открыла шкаф и быстро оделась, на носочках прошла к своей стороне, обулась. Посмотрела на министра Шена в рубашке и кобуре, расшнуровывающего крепление для метательных звёзд на предплечье, хотела предложить помощь, но не решилась, он и сам быстро справился. Он на секунду поднял на неё глаза, опять опустил, посмотрел на часы, – вы поспали три часа, Вера.

– А вы?

Он снял часы и стал сосредоточенно расшнуровывать вторую руку, она развела руками и демонстративно проверила револьвер, кивнула:

– Ну, я пойду. Если что, зовите.

– Если – что? – шутливо улыбнулся он.

– Ну мало ли, вдруг на вас через окно нападут. Дверь-то я охраняю, а вот окна…

– Чёртовы окна, – мрачновато усмехнулся министр, посмотрел на окна, посерьёзнел и поднял глаза на Веру, как будто собирался что-то сказать. Не сказал. Опустил глаза. Она тихо спросила:

– Не нашли?

– Не нашли, – невесело констатировал министр, снимая кобуру и укладывая на тумбочку к остальной амуниции, – ещё рано судить, конечно, люди пока работают, но картина та же, что была тогда на пятой, а тогда не нашли. – Он сел на кровать, стал расшнуровывать ботинки, мрачно добавил: – Мы отстаём. Постоянно на шаг позади, отвечаем, а надо бы провоцировать. А для провокации нужен двойник, а двойника больше нет. Я заказал парочку новых, но это вопрос не одного дня, даже при самой лучшей работе и самых опытных мастерах нужна как минимум неделя на то, чтобы сошёл отёк с лица, до этого они работать не смогут, они просто не похожи на вас. На балу вам придётся присутствовать лично, я хотел этого избежать, но не получится. Надо будет хорошо подготовиться, – он сидел на кровати, с задумчивым видом расстёгивал рубашку, всё медленнее, медленнее, смотрел в пространство.

«И как тут не страдать бессонницей?»

Вера щёлкнула пальцами, выводя его из задумчивости, улыбнулась:

– Сначала раздеваться, потом спать, не наоборот. Я пойду.

Он улыбнулся и кивнул, снял рубашку, Вера развернулась уходить, но в последний момент обернулась:

– Как спина?

– Отлично, завтра будем швы снимать, – она вздохнула с облегчением, он добавил: – Вы будете снимать.

– Я?!

– Док сказал, кто накладывал, тот и снимает, – ехидно улыбнулся министр, Вера закатила глаза, он рассмеялся, она скорчила рожицу и шепнула:

– Спокойной ночи.

– Ага, ночи, – он демонстративно посмотрел в окно, где начинало светать, Вера ещё саркастичнее вздохнула:

– Волшебных грёз.

– Волшебных, – кивнул он, начиная расстёгивать пояс, Вера чётко развернулась кругом и вышла из комнаты, закрыла дверь, остановилась, всё ещё держась за ручку. С той стороны донеслось: – Вы серьёзно собираетесь сидеть под дверью с оружием?



Остин Марс

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться