Я - Стрела. Отбор в академию Стражей, Кн 2

Размер шрифта: - +

Глава 1. Удивительная история Прорывов

В аудитории Сезара Фуко никому другому кроме него места не было. Великолепный ритор занимал весь предоставленный объем, накрывая нас по площади своим красноречием и харизмой.

Слушать бархатный баритон следовало тихо и без вопросов, желательно восхищенно тараща глаза.

Особенно ритор любил останавливаться вплотную к первому ряду, где на предмете "Общая история прорывов" сидели три девушки из шести поступивших в академию. Фуко вещал, гипнотически пронзая взглядом. До неловкости. Но, пожалуй, это был единственный минус занятий, потому что рассказывал он действительно интересные вещи.

- Первые Прорывы датируются пятнадцатым веком. Да-да, вы не ошиблись, это времена расцвета инквизиции. Создания Хаоса только начали проникать в наш мир, и Стражей еще не было. Люди не замечали тварей, но чувствовали рядом с собой их пугающее присутствие.

Фуко обвел взглядом класс, где ему завороженно внимали двадцать четыре студента, оставшиеся в отборе от изначальных тридцати шести. Каждый из нас хотел до конца пройти испытания и стать полноправным первокурсником, а затем и настоящим легендарным Стражем.

Ну. Почти каждый. С верхних рядов донесся тихий воркующих смех. Ледка, не стесняясь, флиртовала прямо на занятии.

- Если пропустите хоть одно мое слово, - тут же отреагировал Фуко, - не сможете ответить на тестовые вопросы. А я жалеть не буду, плохое знание истории – прямая дорога к отчислению. Не зная истории, вы будете повторять старые ошибки и рисковать не только своей головой, но и жизнями своих товарищей. Вот кто знает, почему в давние времена карали за чрезмерное количество родинок?

Обычно активные Камачо и Борн сидели молча, они с начала занятий буравили друг друга глазами и отвечать были не в настроении.

Остальные то ли не знали ответа, то ли решили, что лидеры не просто так молчат. В итоге раздосадованный Фуко начал хмуриться - он не любил, когда студенты не знали простейших, с его точки зрения, тем.

На нашем ряду осторожно поднял руку белобрысый Вега, брат-близнец моей подружки и соседки Моники. В свое время от стал победителем олимпиады по Хаосу, но, в отличие от своей сестры, излишнего внимания не любил, и отвечал редко.

- О, Вега! У вас есть идеи?

- Некоторые современные исследователи сообщают о "пищевом отравлении Хаосом", - тихо произнес Мартин. - Создания Хаоса заражали злаки и овощи. Обычно те приобретали пугающий вид и их выбрасывали, но некоторые колдуны и ведьмы научились варить из зараженных продуктов примитивные эликсиры.

- Именно, - подхватил ритор, который любил, когда ему отвечали, но плохо переносил собственное длительное молчание. - Плоды трудов алхимиков и эксперименты ведьм иногда оказывались весьма результативными по усилению пси-энергии, при этом отравляли организм и проявлялись на коже. Волшебники становились могущественными, но выдавали себя множеством вдруг появившихся на теле родинок и пятен. Их ловили и предавали жесткому наказанию. Заодно пострадали и те, чьи родинки были просто родинками.

Он широко развел руками и скорбно покачал головой.

Я многозначительно кивнула и записала в тетрадь крупными буквами: «Эликсир!». Что означало - немедленно возьми, дурында этакая, у Райдена напиток для восстановления контура.

На рассвете, когда я бегала и искала Альфу по всей территории, моя капризная пси-энергия категорически отказалась включаться в поиск. Еле вспыхивала и тут же затухала, изображая иссохший родник, требующий подпитки.

У всех инициированных был отлично работающий контур, а у меня неликвид какой-то. Хаоситов я вижу, даже разговаривать с ними могу. Зато работать с энергией как другие студенты – у меня нормально не получается. Не приведи судьба оказаться в бою с выключенным контуром, я в таком состоянии даже плохонькой боевой руны не напитаю. Останусь полностью беззащитной.

- Все атаки Хаоса в настоящее время принято делить на пробои и Прорывы. Пробои - это массовый заход в наш мир низших хаоситов. Та же плесень может в несколько слоев укрыть пораженное село. А местные жители быстро разнесут ее по округе. Самостоятельно передвигающиеся хаоситы, такие как хаббасы, с которыми вы встречались на полигоне - могут и сами убегать на многие километры. Работы для Стражей после пробоев случается предостаточно, но в целом никакой опасности для жизни нет. Уже на втором-третьем курсе вы, скорее всего, поедете на практику с зачисткой местности после пробоя. Зато Прорывы - настоящее национальное бедствие, каждое столетие они с нуля цифруются и получают не только свои особые номера, но и место в истории.

Фуко ласково посмотрел на сидящую с краю Монику, вытащил из ее пальцев ручку и резко ткнул ей перед собой как выпадом шпаги.

- Страшные Прорывы разрывают ткань мироздания, легко, как я сейчас проткнул пером воздух. Впускают сильных, ужасающих тварей хаоса, уничтожающих людей... Держите, Вега, свою ручку, и используйте по назначению, записывайте мудрые мысли, а не грызите колпачок. Вы, кстати, серьезно должны подойти к вопросам питания, все ваши подруги существенно крепче вас. Значит для запасов пси-энергии у них больше места.

Моника механически приняла обратно свою письменную принадлежность, еще пару секунд пыталась вернуть упавшую от неожиданности челюсть. Затем ее оценивающее внимание перенаправилось на нас с Адой.

- Эй, не дури, - одними губами прошептала я, - мы одной комплекции.

- У тебя больше задница, - обвиняюще отметила Моника.

Тут напряглась я. Тылы у меня… крепкие. Но, позвольте, не такие уж могучие. Вон у Ады...

Аделаида в это время пыталась скукожится, уменьшая могучие плечи и приличную по размеру грудь.

- Не поддавайтесь на провокации, - пробормотал Мартин и показал нашей великанше большой палец. Подумал, и повторил жест для меня и Моники.

В это время Фуко принялся описывать душераздирающие подробности, от которых хотелось зажать уши. До конца занятия в аудитории было тихо, только голос ритора и скрип ручек по бумаге.



Светлана Суббота

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться