Ягайна

Размер шрифта: - +

40

- Ничего, вы продолжайте, - подбодрила я бабушку, сама в уме прикидывая, каким образом через другие каналы добуду эту информацию, - что там дальше было?

- Вот я и говорю, что любовь у них такая была, такая любовь. Вроде как и к свадьбе дело шло, уж полным ходом шло, да только в какой-то момент исчез он.

- Кто? Кощей?

- Какой Кощей? – внезапно изумилась старушка, заставив меня усомниться в моих слуховых и умственных качествах.

- Вы же мне сейчас про Кощея рассказывали?

- Ну да, ну да, - закивала Гольвейна, но не успела я снова обрадоваться, как она продолжила, - да только юношу того Кулей, а не Кощей звали… Или Кавей… О! Макавей, точно, - она радостно заулыбалась, довольная своей памятью. Я же только понуро кивнула.

- Так, а еще какие новости, новости-то? – вспомнила хозяйка лавки.

Я только развела руками, мол, а больше рассказать мне нечего.

- Эх, скучно нынче молодежь живет, скучно, - посетовала старушка, - помнится, в наши времена, времена-то, то и дело то набеги племена кочевые совершат, то царская армия разгорячится да по селам пойдет озорничать, то кто-нибудь с колокольни упадет, а то и медведь кого задерет, а может даже бедствие какое стихийное приключится – интересно жили, не то, что нынче, интересно.

- Да уж, очень весело, - неловко промямлила я.

- Что ж, тогда сказывай, за чем пожаловала? – женщина не заметила моей реакции и приготовилась выполнять заказ.

- Бабушка Голя, мне Осколок нужен. Есть у вас?

- Что-то спрос большой теперь на эти Осколки, очень большой, - подивилась Гольвейна, - ты, поди, четвертая, кто спрашивает. Никак приключилась что, что приключилось-то?

- Все Кощея ищут, - ответила я, - под личиной он может скрываться.

- Кощея? Зачем искать его, он же помер намедни, на кладбище уже отдыхает, спит – не проснется, - старушка сотворила в воздухе символ, которым провожают на тот свет покойников, или погоди, то не Кощей, а Ващей… Или Барилей…

Я только вздохнула. Бабушка Голя была чудесной старушкой, но годы уже брали свое. Конечно, уж третью сотню лет перевалило. Дай мне Природа, в таком возрасте хоть на половину быть прыткой и ухватистой, как она.

- Но один Осколочек у меня все же остался, остался все же, - тем временем продолжила хозяйка, уходя в свою коморку и возвращаясь через минуту с небольшой коробочкой, из которой на стол выложила круглое стеклышко в медной оправе, как кулон закрепленное на цепочке. Стеклышко, на первый взгляд совершенно ровное, переливалось будто имело тысячу невидимых граней.

- Вот спасибо! – просияла я, вынимая из кошелька несколько медных монет и протягивая Гольвейне, - он мне очень пригодится, - я тут же решила повесить вновь приобретенное украшение на шею, подавив желание немедленно направить его на собеседницу.

Старушка не глядя кинула денежки в карман передника и неожиданно очень серьезно произнесла, даже без своих повторов-присказок:

- Смотри в оба глаза вокруг – не пропусти ни своего прошлого, ни настоящего, ни будущего.

- Что-что?

- Тебе, поди, торопиться уж нужно, девонька, - как ни в чем ни бывало проговорила Гольвейна, будто не она только что дала мне очень странный совет, больше похожий на цыганское предсказание – туманное и загадочное, - вы, молодежь, все торопитесь, торопитесь куда-то.

- Да-да, - несколько заторможено ответила я и поднялась вслед за хозяйкой лавки, - мне действительно пора.

- Мне очень приятно, что ты пришла, очень приятно. Приходи почаще, да.

Бабушка вежливо, но стремительно проводила меня к выходу и, махнув на прощанье рукой, снова скрылась в хитросплетениях полок.

Я же медленно вышла на улицу, раздумывая о всем услышанном. Рассказ Гольвейны всколыхнул во мне новую волну интереса к делу побега Кощея, и я решила, что, вернувшись домой, непременно займусь чтением газет, что мне дала Эминара.

Осколок на улице под прямыми солнечными лучами засиял еще ярче, поэтому я спрятала его под воротник, правда, перед этим уступив искушению и окинув взглядом сквозь него улицу, на которой сейчас стояла.

Однако, как я ни приближала к носу и не удаляла стеклышко подальше от лица, как не крутила им перед глазами, выбирая нужный угол – на улице совершенно ничего не менялось. Одно из двух – либо я что-то делала не так, либо все прохожие не имели ни личин, ни тайных умыслов, ни сглазов, ни амулетов, что было очень странно. Решив, что разберусь с этим позже, я поспешила вверх по тротуару.

Хоть вторым пунктом назначения я запланировала рынок, направилась я все же в булочную, потому что мой желудок уже так настойчиво требовал завтрака, что игнорировать его и дальше просто не представлялось возможным.

Пекарню «Пышечка» я учуяла не доходя до нее еще два квартала – над улицей висел неповторимый аромат сдобы, ванили, шоколада и корицы. Желудок заворчал, как медведь-шатун, разбуженный зимой, что заставило меня ускорить шаг. И через минуту я уже входила в добротные деревянные двери, отворившиеся приветливо и любезно.



Еленка Смитенко

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться