Заговор маски

Размер шрифта: - +

Глава 28

Яролика шла по светлой зеленевшей роще. Она не помнила ни как сюда попала, ни где она, ни зачем она здесь. Она просто шла, дотрагиваясь до каждого дерева и наслаждаясь чистым воздухом и пением птиц. Впереди перед ней показался просвет, девушка не думая направилась туда. Здесь было так хорошо, так легко, что у нее даже не возникало мысли о том, что здесь что-то может ей навредить.

Впереди показалась фигура, Яролика присмотрелась и ее сердце забилась так быстро, словно хотело выскочить из груди.

- Бабушка! – девушка рванулась вперед.

Травница Всемила подняла взгляд и ласково улыбнулась. Выскочив на опушку, Яролика увидела еще двух человек и едва не задохнулась. Перед ней были ее отец и мать. Стояна сидела на траве и перебирала цветы, а Живко просто молча любовался женой.

- Мама, папа, - из глаз девушки полились слезы.

- Ярочка! – Стояна улыбнулась и распахнула объятия для дочери. Она выглядела не такой замученной и высохшей. Ее темные распущенные волосы сияли на солнце.

Яролика бросилась в объятия матери и почувствовала, как их обеих обнимает подошедший отец.

- Мы так соскучились, моя родная, - сказал Живко. – Но у тебя теперь все хорошо, правда, доченька?

Он был спокоен и доволен, и морщины забот, избороздившие его лицо, сейчас не были заметны.

- Да, у меня все хорошо, со мной все в порядке, - сквозь слезы говорила Яролика, прижимаясь к родителям. – Но я тоже очень скучаю. Без вас так тяжело. Мне вас так не хватает. Я все время о вас думаю и очень скучаю.

- Но мы же всегда рядом, - ответила Стояна, улыбаясь, - всегда!

Сквозь слезы, застилавшие ей глаза, Яролика увидела, как на полянку, держась за руки и улыбаясь, вошли Козарин и Ждана.

- Здравствуй, Яролика, - ласково поздоровался учитель, - как там моя перепелушка? Все бьется, все тоскует? Пусть утешится – мы счастливы. Скажи ей об этом.

- Хорошо, - всхлипнула Яролика, держась за родителей. - Вы не печальтесь, дядя Козарин, тетя Ждана, с Горей все хорошо. У нас все хорошо, только вас всех очень не хватает.

- Не грусти, Яруша, - сказала Всемила, с любовью и лаской глядя на внучку. – Мы всегда будем рядом, никогда не оставим вас, ласточки. А теперь, милая, тебе пора.

- Уже? – ахнула Яролика, уже не смахивая слезы. – Но как же вы!

- У нас все хорошо, и ты тоже будешь жить с нами когда-нибудь. Но позже, Яруша, намного позже, - сказала Стояна.

Яролика уткнулась лицом в плечо бабушки Всемилы, а та стала гладить ее по волосам. Вдруг девушка поняла, что они с Всемилой остались одни. Всемила сказала, поцеловав внучку в лоб:

- Яролика, запомни, милая, что мы любим тебя, что бы ни случилось. И всегда будем любить тебя. Пусть нас нет, но любовь наша есть, и она хранит тебя. И Гориславу. Но вы должны следовать своему сердцу. Ты поняла меня?

- Поняла, - всхлипнула Яролика. – Бабушка, я вас всех очень люблю, и Горя тоже.

Травница мягко улыбнулась, погладила внучка по волосам и велела.

- А теперь ступай, тебя там ждут. И будь счастлива, Яролика.

Яролику словно закружило и выдернуло оттуда. Она не отрывала взгляда от доброй бабушкиной улыбки, а вокруг нее словно все слилось в единый поток. У нее застучало в ушах, голову сдавило как тисками, сердце заколотилось как бешеное. Яролика рванулась и … внезапно пришла в себя в своей постели.

- Бабушка! – она дернулась вперед и упала не в силах приподняться и удерживаемая чьей-то сильной рукой.

- Тише, тише, девочка! – сказал властный голос, - держи себя в руках. Ты, наконец, дома. Ты можешь ответить мне? Можешь назвать свое имя?

- Что… - Яролика дернулась. – Я… Яролика. Где я? Что со мной?

Над ней склонился седобородый величественный старик с узким худым лицом и улыбнулся:

- Ты, наконец, дома, Яролика, и теперь ты в порядке.

- Наконец-то ты очнулась, Ярочка! – раздался рядом встревоженный голос Гориславы.

- Как скоро она восстановит свой запас магической силы, верховный эриль? – спокойно спросил Аурвандил, подойдя к девушке и потрогав ее лоб.

- Право, не в моей компетенции делать прогнозы насчет этого, юноша, - ответил Гудбранд. – Магическая сила слишком тонкая материя. К тому же, как вам известно, многое зависит и от воли богов.

Аурвандил поморщился и осведомился вежливо, но прохладно:
- Если бы вы были не эрилем, а лишь целителем, какие бы прогнозы вы делали тогда?

- Разве я был бы хорошим целителем, не будучи эрилем? – невозмутимо возразил Гудбранд. – Главное, что девушка очнулась. Вечером посмотрим, как будет продвигаться лечение. – Он отвернулся, и Аурвандил закатил глаза. – Дроттин Ингимар, можете подойти.

К постели мгновенно подлетел Ингимар и взял обессилевшую Яролику за руку. Она слабо заулыбалась, увидев его. Он облегченно вздохнул и прижал ее пальцы к своему лбу.

- Все хорошо, - хрипло сказал Ингимар. – Теперь все хорошо.

Яролика закивала и обвела взглядом комнату. У ее изголовья стояла встревоженная Горислава, за спиной которой маячил Аурвандил. Чуть поодаль отошел старик, которого она увидела, когда очнулась. Ингимар бросил на того сердитый взгляд.

– И вовсе не обязательно было меня прогонять, я мог бы помочь.

- Ничем вы помочь не могли, а вот мешали изрядно! – гулким зычным голосом отозвался верховный эриль. – Теперь вы, кстати, можете пойти поесть и поспать – впервые за двое суток, что вы провели у ее постели. Дроттин Вигмарсон, я настаиваю, чтобы вы дали ему сонного эликсира!

- Я подумаю, - усмехнулся Аурвандил.

- Только попробуй, - буркнул Ингимар, тем не менее совершенно не злясь и сияя от радости и не отводя взгляда от Яролики.

- Ярочка, хочешь бульона, - спросила Горислава, погладив подругу по голове.



Ольга Костылева

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться