Замуж за Чудовище

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4. Взгляд сквозь шестеренки

Я не сразу поняла, что проснулась. Просто осознание никак не хотело приходить. Потому первое время я лишь лежала на спине, смотрела невидящим взглядом на окутанную полумраком комнату без окон и медленно дышала.

Постепенно в памяти начали всплывать обрывки смутных воспоминаний о произошедшем. Вздрогнув, я приподнялась на локтях и с опаской коснулась левого глаза…

Повязки не было, но и своих пальцев я не увидела. Что самое жуткое, ощущала подушечками, как под веком кожа проваливается в маленькую полость!

Задрожав, я подорвалась с кровати и шатаясь осмотрелась, ища зеркало. К которому неровным шагом подошла, не отрывая взгляд от собственного отражения. Наверное, я бы сейчас заплакала, но кажется была слишком шокирована, и потому просто не могла начать лить слезы.

Его не было. Моего левого глаза в самом деле не было! И… мое прошлое тело не выглядело даже на десятую долю таким же красивым, как Беатриса. С учетом всех бед, которые на меня взвалились после того, как я попала в этот мир, мне оставалось утешаться лишь тем, что я, по крайней мере, оказалась в теле настоящей красавицы. Но теперь… теперь даже эту красоту у меня отняли! Да, конечно, за исключением глаза, лицо более не пострадало — ни единого шрама. Но кто вообще назовет красивой одноглазую девушку?

Шатаясь, я уперлась ладонью в зеркало, но понимала, что все равно не устою на ногах. И судорожно всхлипывая, уже спустя считанные секунды повалилась на пол…

— Осторожнее, — услышала я в тот момент, когда сильные мужские руки подхватили меня, прижимая к огромному мощному телу. Я же прижалась к покрытой короткой шерстью груди даже не думая о том, кому она принадлежит. И не сдерживая слез, закричала.

— Что происходит?! Почему?! Кто это был?! За что они сделали это со мной?!

— Тише, не бойся, все хорошо, — прошептал Адам, касаясь моих волос белой перчаткой, под которой я ощутила тепло его руки.

— Хорошо? Что здесь, черт возьми хорошего? Меня изуродовали!..

— Ты все равно прекрасна, Беатриса, — перебил зверь, гладя дрожащие от истерики плечи. — Это всего лишь глаз, и то, что тебя лишили его, нисколько не уменьшает моего желания жениться на тебе.

Наверное скажи эти слова какой-нибудь красавец-мужчина, от которого я потеряла голову — я бы просто сошла с ума от счастья. Но если вспомнить, что произнес их монстр, заставляющий меня силой вступить в брак с собой… Плакать захотелось только сильнее.

Зачем же я ему?

Обмякнув, я позволила Адаму взять себя на руки и уложить обратно в постель, где даже не шелохнулась, когда заклятый лорд сел рядом.

— Не бойся, твои раны уже полностью зажили, — неожиданно заговорил он, держа меня за руку. — Я ввел тебе в кровь магическое лекарство, которое погрузило тебя в долгий глубокий сон, полностью направляя все силы организма на восстановление, которое я ускорял при помощи медицинских зелий. В результате ты проспала восемь дней и теперь полностью здорова. Но я все же советую тебе еще немного полежать в постели.

— Восемь дней? — слабо переспросила я.

— Да, — кивнул он. — И в связи с этим, как ты понимаешь, мы пропустили нашу свадьбу. Так что она откладывается до следующего полнолуния.

Я хотела было спросить, почему же для него так важно жениться на мне именно в полнолуние, но промолчала. Еще не хватало, чтобы он подумал, будто я рвусь поскорее выйти за него замуж. В конце концов теперь я, по крайней мере, получала небольшую отстрочу. Возможно за это время что-то изменится и брака удастся избежать… Либо я хотя бы успею как-нибудь свыкнуться с мыслью о неизбежном и приму необходимость спать с этим существом. Того и гляди подготовлю себя морально, и когда наступит тот самый час — не буду кричать, плакать и рвать волосы прямо на брачном ложе.

— Зачем кому-то пытаться меня убить? — проговорила я, прикрыв глаза… глаз.

— У меня есть одна смутная догадка. Но если она правдива, все в самом деле очень странно, — неожиданно пробормотал маг шестеренок.

— То есть? Что за догадка?

— Пока не буду волновать тебя, в конце концов, это лишь мои подозрения, и в действительности все может быть не так. Малейших реальных зацепок, которые подсказали бы правильный ответ, у меня пока нет.

— Разве тот, кто пытался меня убить… — смутно припомнила я. — Его ведь взяли живьем, так? Неужели из него так и не удалось ничего вытащить?

— Увы, я не успел, — горько вздохнул Адам. — Когда я, оказав тебе помощь, отправился в темницу, куда его доставили механизмы замка… К тому времени я нашел лишь мертвое тело, которое уже закоченело. Более подробный осмотр и алхимический анализ крови дали ответ: у этого парня в зубе была спрятана ампула с ядом. Он раскусил ее, едва его взяли, и вероятно скончался даже до того, как механизм доставил его в темницу. По твою душу отправили настоящего профессионала — из тех, кто не только способен мастерски выполнить свою работу, но и провалившись, не задумываясь умрет, чтобы не выдать под пытками секретов нанимателя.

— Но если им нужна была моя смерть… — задумалась я. — Та самая первая стрела. По счастливой случайности она не убила меня, но если бы ее отравили, я была бы уже мертва наверняка. Так почему же этот профессионал, в арсенале которого уж для себя нашелся быстродействующий яд, не применил такой же на мне?

— Потому что если мои предположения о причинах нападения верны, то им нужно было твое тело, не отравленное ядом.

— Ничего не понимаю.

— Надеюсь, и не придется понимать, — тяжко вздохнул зверь. — В любом случае, я постараюсь сделать все, чтобы ты теперь была в безопасности. После нападения я проверил, обновил и усовершенствовал системы безопасности замка, так что теперь сюда никто не проникнет незамеченным. Более того, уже собрал нескольких механических големов для охраны, и собираюсь создать еще. Причем самых разных форм, видов и размеров. В том числе небольших летающих перехватчиков, которые будут патрулировать вокруг тебя и если кто-то опять попытается воспользоваться стрелами, метательным оружием или заклинаниями дальнего боя, они их перехватят, принимая удар на себя. Не бойся, я никому не позволю причинить тебе вред, — прошептал Адам, прижимая к моей все еще влажной от слез щеке свою когтистую руку в белой перчатке.



Хелена Хайд

Отредактировано: 12.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться