Жду трамвая

Размер шрифта: - +

11

Когда предутренняя дрёма начала сдавать позиции под натиском нового дня, мне вдруг стало невыносимо тоскливо. Скорее всего я проснусь в компании кошек и с долгом в пятьсот рублей, а Чудов Юра мне просто пригрезился после всего, что навалилось в последнее время. Не хотела вставать, цеплялась за своё ночное наваждение и теплое одеяло, которое пахло им и мандаринами. Зажмурилась чтобы сдержать слёзы. Слишком хороший парень, чтобы в него поверить даже после того, как открылся, особенно после того как открылся.

Я сопротивлялась до последнего, но мой телефон уже настойчиво взывал откуда-то слева, и мне пришлось открыть глаза.

Не пригрезилось. Юра был и есть. Улыбнулась, глядя в знакомый потолок, а потом сползла с дивана в поисках мобильника. В квартире было тихо. Мусор ушёл выносить, что ли? В груди потеплело от этой внезапной бытовухи. Поднесла трубку к уху.

— Алло?

— Нафига козе баян, Надя?!

Узнают папочку и его присказки. И чего разворчался в такую рань?

— Что случилось-то?

— Почему на сообщения не отвечаешь? Зачем тебе телефон?

— Спала я. А что там?

— Ну ты про Юрку спрашивала? Вы с ним встретились наконец?

— Эм, ну…

— Говори давай.

Не хочу врать папе. Глубоко вдохнула и призналась во всем. В том, что Кирилл меня бросил, и какое-то время я жила у соседки сверху. А теперь меня приютил Чудов. Про ночевку в подъезде технично умолчала, нечего родителей пугать. Зажмурилась, ожидая отповеди и фраз в духе: я же говорил. Но вместо этого отец сказал короткое:

— Ну, слава богу.

— А?

— Хорошо, что рассталась с этим Кириллом. Аж отлегло. Как вспомню его рожу, сразу тошнота к горлу подступает. А Юрец в своём репертуаре, как всегда бежит тебя спасать, ты приглядись, он нормальный парень.

А вот сейчас не поняла. Что значит: как всегда?

— Папа, а когда ещё он меня спасал? Не припомню просто… – вернулась тревога и прошлась неприятной щекоткой по коленкам.

— Зимой тогда. Ночью тридцать первого подорвался, да если бы не он… — папа понизил голос, и не стал продолжать, чтобы со мной было, если бы не Чудов.

— А что случилось? От чего он меня спас?

— Надь, и не надо помнить. Тебе тогда семь лет было, забылось и хорошо. Тут мамка твоя мне руками машет, чтобы не болтал и не расстраивал тебя. А Юра мне нравится, одобряю!

— Погоди! Расскажи!

Короткие гудки, и сердце заколотилось в такт. Да что с ними со всеми? Вытянула руки перед собой. Две. Ноги, голова, два глаза. Всё на месте, я живая, не покалеченная, что могло произойти в прошлом, что папа мгновенно сливается, а Чудов впадает в транс? Разозлилась. Ещё и свалил куда-то мой спаситель. Ничего, я подожду.

Долго и остервенело чистила зубы, пока на десне кровь не выступила. Ненавижу секреты, чувствую себя слепой. Вот придёт Юрец, и к стенке его припру, пусть рассказывает, что там случилось. Убрала щетку, попутно опрокинув стаканчики. Даже поправлять не стала, и просто пошла на кухню ждать своего героя.

Когда добралась до стола запал у меня резко пропал. Меня ждала самая обычная записка на вырванном тетрадном листке. Поднесла её к глазам, и тепло хранившееся в ней хлынуло в моё тело через кончики пальцев и с каждой строчкой добиралось всё ближе к сердцу.

«Никому не говори, но я выдрал этот листок из тетради Вовы Лащёнова из седьмого «А». Надеюсь, он не заметит. Торопился. Хочу успеть прийти к завтраку с тобой, то у меня кое-какие дела этим утром. Тебя ждёт приятный сюрприз. И главное, не открывай коморку костяным ключом, иначе… Шутка. Если задержусь, не жди меня и поешь, у нас теперь целый холодильник еды»

Я невольно улыбалась всему написанному, и уже забыла, что собиралась устроить Чудову допрос. Вот же! Как знал. Заботливый Синяя борода. А ещё он написал «у нас». Мы…

Перечитала ещё раз двадцать, вызывая в голове образ Юры, и только потом отложила записку в сторону и взялась за ручку холодильника. Лоток с курицей отправился в микроволновку. Хочу, чтобы Чудов успел, не нужны мне никакие копания в прошлом, просто посидеть за столом вместе, ловить на себе его нежный и опекающий взгляд, шутить и смущаться.

В дверь позвонили, и я бросилась открывать. Уже глядя на нетерпеливо притопывающую на пороге разъярённую незнакомку, я подумала, что надо было воспользоваться глазком для начала, а теперь я стояла в пижаме в чужой квартире и не знала, что сказать.

— А вы кто? – нервно тёрла влажную руку о штанину. Только разборок мне не хватало с подружками Чудова сегодня.

— Это я тебя хочу спросить! Где Юрий? – она вытягивала шею, пытаясь заглянуть в квартиру.

— Отошёл. А вы что хотели? – чувствовала себя секретарём, который не пускает к начальнику неугодного клиента. Только кто мне сказал, что именно эту красотку с идеальным маникюром Юра не хочет видеть.

— Хочу понять кого чёрта он меня динамит который день? Но теперь, кажется, догадалась, — меня смерили холодным взглядом, и я безумно хотела хлопнуть дверью и спрятаться под одеялом. Почему я не додумалась переодеться для начала? При свете дня медвежата на моей пижаме очень сильно проигрывают дубленке гостьи.

— Догадались?

Даже мне интересно стало.

— Ну конечно. Ты сестра Юрца. Это же очевидно. Этот говорок южный, а ещё глаза у вас похожи. Я подожду его здесь, — она оттеснила меня в сторону, и её пальцы запорхали над пуговицами. Она подала мне дублёнку и прямо в обуви прошагала на кухню.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться