Жду трамвая

Размер шрифта: - +

14

Остаток этого вечера и почти весь следующий день готовилась к предстоящему экзамену. Юра крутился по дому. Разгребал свои вещи и освобождал для меня полки в шкафах. Вполглаза поглядывала, как он заботливо раскладывает мою одежду и книги, втихаря листает мои тетради, проводя пальцами по конспектам. Потом он надолго пропадал на кухне и готовил нам еду. Запахи отвлекали от зубрёжки, и несколько раз я прокрадывалась к Чудову и обнимала его со спины. Всякий раз он настороженно вздрагивал, а потом клал свою руку поверх моей, и мы долго-долго стояли рядом, слушая, как бурлит в кастрюле бульон, или шкварчат на сковородке овощи.

Затем Юра непременно давал мне что-нибудь попробовать, спрашивал достаточно ли соли, задумчиво чёрт затылок после моего ответа и возвращался к готовке. Я тонула в этой тягучей идиллии, ловила каждый миг рядом с ним и каждую ночь хотела заснуть последней, поймать тот момент, когда Чудов первым закроет глаза.

– Ничего у тебя не получится, – шептал он в темноте, крепко сжимая мою руку.

– Я не соревнуюсь.

– Ну, конечно, а то я не заметил. Спи давай, завтра вставать рано. Я тебя отвезу на экзамен.

Проиграла, снова уснула раньше, чувствуя, как мой спаситель охраняет мой сон.

Поцелуй на удачу и обещание встретить меня после напрочь лишили меня волнения, сидела на скамейке в коридоре, ощущая полное превосходство над целой вселенной.

После того как получила свою зачётку, со вторым «отлично», рванула в фойе и сразу же поняла, куда делись мои переживания. Сейчас нервничал Юрей, рассеянно здоровался со знакомыми и нервно ослаблял воротник рубашки.

– Ты как? – спросил меня и кивнул на зачётку.

Показала ему пятерню, но волноваться Чудов не перестал. Покусывал губу и крутил в руках ключи от своей газели.

– Класс! Отпразднуем чуть позже. Съездишь со мной кое-куда? Там ненадолго, – попросил Юра.

– Конечно. А куда?

– Увидишь, – кисло ответил Чудов, нащупал в кармане паспорт, пробежался взглядом по страницам, а затем с тяжёлым вздохом убрал его обратно.

А увидела я в конце нашей недолго поездки двери загса.

– Ну, всё не так уж и страшно? С сегодняшнего дня ты будешь официально свободным человеком?

Юра оставался бледным и сосредоточенным, и мои слова ему совсем не помогали. Как его вообще угораздило на такое подписаться?

– Долго тебя ждать?! – гневно топала ножкой Алина, а стоящий рядом с ней парень был ещё напуганнее Юрца и оттягивал руками карманы на джинсах с такой силой, что резинка от трусов показалась.

– Пойдём со мной, – Чудов дёргал меня за рукав.

– Справишься, – подбодрила его и подтолкнула к кабинету.

Вернулся он очень быстро, шатающейся походкой двинулся ко мне, а вот Алина осталась в кабинете, из которого донеслось:

– Следующий!

Тот самый бледный парнишка скрылся за дверью и вышел уже под руку с бывшей женой Юры.

– А вы ещё не надумали, ребятки? – поинтересовалась Алина. – Мы вот с Гришей решили не ждать.

По лицу Гриши не было видно, что он вообще что-то решал. Очень живо представляю, как его руку держала Алина и помогала ставить подпись в заявлении.

Так мы с Юрой и остались в коридоре с повисшим в воздухе вопросом. Я уже было повернулась к выходу, когда Чудов поймал мою руку и рывком вернул меня на место.

– Знаешь… Я теперь свободен, а у нас будет целый месяц, чтобы всё обдумать хорошенько. Мы всё равно живём вместе, знакомы с детства, росли в одном дворе…

Сейчас он совсем не волновался, говорил уверенно, не сомневаясь ни единой секунды, а вот до меня происходящее доходило с чудовищным опозданием.

–… ты сама видела, что развестись несложно, если нет детей или совместного имущества. Зато мне не будет неловко перед твоим отцом за то, что мы в одной постели спим, понимаешь? У нас вроде как документ будет, который, – Чудов запнулся. – Который разрешает нам быть вместе и до конца. Всё будет по правилам…

– Тебя только формализм волнует? Мы с тобой взрослые люди, можем спать хоть рядом, хоть верхом друг на друге. Могу тебе расписку написать, что я не против, если тебе так важны документы.

Разозлилась на него. Это он из-за волнения такую чушь несёт, или реально считает, что штампик что-то решит?

– Что? Нет, Надь, ты не так поняла. Я… да блин.

Он вдруг сел на одно колено передо мной и крепко стиснул правую руку.

– Выходи за меня просто так. Если откажешь я пойму, и ничего между нами не изменится, клянусь. Мы так же будем жить вместе, спать на диване, буду возить тебя на учёбу, любить буду так же сильно как сейчас…

– Ты сумасшедший, ты в курсе?

– Есть такое, – он улыбнулся, не выпуская мою руку. – Ну так? А насколько ты сумасшедшая?

А я ещё более двинутая, чем он.

– Родители убьют нас, ты же понимаешь?

– Мы им не скажем.

– У меня фамилия поменяется! Думаешь, они не узнают?

– О, ты согласна стать Чудовой? – он поднялся на ноги и взял моё лицо в ладони.

– Если соглашусь на твоё безумное предложение, я автоматически Чудова…

– Соглашайся, – к Юре вернулся его дьявольский соблазняющий голос, когда он понял, что почти продавил меня.

– А это даст мне право целовать тебя?

– Не-а. Это не идёт в счёт уплаты долгов, извини, там отдельная такса.

– А что я тогда получу? Какие бонусы?

– Всего меня получишь и на всю жизнь. Как тебе?

– Ты и так мой.

– Чёрт… Когда ты успела стать такой коварной?



Дарья Сорокина

Отредактировано: 23.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться