Жрица для дракона

Размер шрифта: - +

Двадцать восьмая глава

Большой, просторный зал утопал в солнечном сиянии, отраженном от множества овальных и круглых окон. Все стены были усеяны множеством маленьких окошек, заставляя меня восторженно обвести взглядом эту красоту. В самом центре стоял большой фонтан, озаряемый силой и светом. Тугие струи вырывались из мраморного изваяния, создавая прекрасную атмосферу и радугу под определенным углом зрения.

Вокруг стояли полукруглые кушетки, обитые серебристым бархатом, и на одной из них расположился задумчивый Разрушитель. Его волосы ниспадали на узкие плечи, а черная рубашка делала кожу  смертельно, даже несколько болезненно бледной.

Он услышал мое появление и резко встал, опираясь на свою трость, словно стоять самостоятельно у него уже не было сил.

– Вы красивая, леди жрица, – он наклонил голову к правому плечу и посмотрел внимательным, тяжелым взглядом на меня, будто бы касался. Я передернула плечами и в ответ с осуждением уставилась на мага.

Платье было даже целомудренным – длинные рукава, длина приличная, еще и ворот под горло. В общем, ничего ненужного не было видно, лишь ткань и немного обрисовка фигуры.

– Спасибо, – кивнула я. – Однако, давайте вы мне расскажите про свой гениальный план и объясните, с чего вдруг сам Разрушитель решил просить помощи Верховного? – я уставилась на мага, чувствуя, как неприятное чувство поселилось внутри. Какой-то едкий, маленький червячок грыз изнутри, заставляя быть начеку и настроиться на свою силу.

Убить не убью, но хоть задержу и смогу предупредить Вирана.

– Верно, – он кивнул и отсалютовал мне свободной рукой. – Моя история. Знаете, Дарья, могу я к вам так обращаться? – спросил он, и когда я кивнула, то продолжил говорить напряженным, усталым голосом. – Быть сильным, не значит быть счастливым. Быть бессмертным, не значит познать жизнь, – философское замечание, от которого я мысленно закатила глаза и приготовилась к излиянию души Разрушителя. Мои братья… хотя нет, братьями я не могу их назвать. Мои соратники всегда любили эту силу, хотели порабощать и уничтожать. И признаюсь, первые разы это мне нравилось, ничуть не меньше, чем им. Мы разрушали, убивали и разоряли, – его глаза подернулись дымкой воспоминаний, а я неприятно скривилась, ожидая красочных описаний того, какие бесчинства творили избранные.

Простите, но я не хотела бы знать о ваших извращениях.

Понимаю, Дарья. Ваша неразвращенная, юная душа слишком наивна для этого. Прошу меня простить, – он вздохнул и выдохнул с легкой хрипотцой и свистом. – Тогда перейду сразу к делу. Первые три раза было забавно и даже прекрасно, проливать кровь довольно забавно, когда ты всемогущ. Но пробудившись в этот раз… Я понял, что больше не могу. Мои силы истощаются, рассыпаются пеплом воспоминаний и магии. И я не могу это изменить.

Значит, вы решили уйти из жизни на пике, пока не иссохлись? – осторожно спросила я,  пытаясь понять логику этого мужчины.

Не совсем, Дарья, но вы очень проницательны для вашего возраста, – улыбнулся он и наклонил голову. – Я не могу переродиться, пока являюсь орудием Единого и ношу в себе его силу. Как и мои соратники, я бессмертный и не подвержен влиянию времени.

Уверены? – спросила с легким подозрением. – Не в обиду, конечно, Разрушитель…

Илай, прошу, зовите меня Илай.

– Илай, – кивнула я, – вы выглядите неважно сейчас и я не уверена, что это из-за пробуждения.

– Я уничтожаю свою силу, Дарья. Рассеиваю ее насколько это возможно в моем случае, отсюда и бледность вместе с усталостью.

Значит, они могут избавиться от своей силы, если захотят этого? Прекрасная новость. Остальные трое бы захотели еще также сделать.

– Но этого мало. Чтобы полностью завершить процесс, мне необходима физическая и душевная смерть, а ее могут даровать лишь стражи.

– Драконы.

– Верно.

– И поэтому вам нужна помощь Вирана, чтобы он вас добил и вы отправились на тот свет и переродились.

– Правильно, Дарья.

– Вы самый сильный из всех магов Единого, – начала я уже свою логическую цепочку. – Следовательно, именно вы имеете влияние и власть над остальными вашими соратниками? – Илай кивнул и теперь я продолжила. – Вы же понимаете, что исчезнув, развяжите им руки. Уверена, что вы осознаете масштаб трагедии, что обрушится на Ивелос, если вы просто испаритесь и переродитесь. Вы избежите правосудия и просто бросите мир на съедение этой тройке, – гнев закипал во мне, как лава в пробудившимся вулкане.

Трус! Он просто собирался сбежать, чтобы решить свои проблемы и переродиться! А то, что мир из-за его недо-соратником будет трещать по швам и следующие разы нам будет сложнее, когда они проснуться, ему было плевать.

– К чему вы клоните, Дарья? 

– К тому, что если вы хотите отречься от совершенного зла, то тогда вы поможете сделать тоже и для остальной тройки магов. Вы заставите их истощить свою силу, а драконы подарят вам всем упокоение. Баш на баш, Илай, – я сложила руки на груди и с явной непоколебимостью уставилась на мужчину перед собой.

Сначала его глаза даже не моргали. Он просто пораженно уставился на меня, немигающим взглядом, пугая до чертиков и трясучки коленок, потом он все-таки моргнул и сцепил пальцы на своей трости, сжимая пальцы так, что побелели костяшки пальцев.

– Вы так прагматичны, Дарья, что мне даже завидно, – сдержанно произнес мужчина. – В таком юном возрасте такие схемы шантажа придумывать, что становится страшно представить, на что вы будете способны позже, – но он улыбнулся и мое напряжение начало медленно утихать.



Виктория Скляр

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться