Академия Полубогов

Размер шрифта: - +

Глава 8

Мы вышли в другой зал, отличающийся приглушенным светом, и миллиардами точечных звезд, расписанных не только на потолке, но и стенах, отбрасывающих свою тень на пол, который в буквальном смысле представлял собой зеленый луг. Я наклонилась, перебирая пальцами траву, и посмотрела вперед, туда, где вокруг большой сферы столпились все мои однокурсники, увлеченно слушая Томаса Кита.

- Мы находимся в особом зале нашего музея, в «Зале Предсказаний». Эта сфера – особый подарок Акеры, богини судьбы. Раскручиваясь, шар проецирует божественную энергию на звезды, создавая многочисленное линейное пересечение, вызывающее настоящее пророчество даже у тех, кто никогда их не видел и не был способен к этому. Пророчество явится вам всего лишь единожды, здесь, и отобразит самые важные события будущего, - старик внимательно осмотрел наши восторженные лица, подмечая самую ожидаемую реакцию среди шестикурсников, впереди у которых вся жизнь, полная как приключений, так и опасностей, - Если все готовы, я могу начинать, но прежде попрошу тех, кто хоть когда-то бывал в этом зале, покинуть его: повторное пророчество принесет вам сильнейший удар по психике.

Среди нас все остались стоять на месте, а вот Динион Катгор коротко кивнул, удаляясь в коридор, где его уже ожидали. Не сказать, чтобы я испытала сильное удивление, нет, просто еще раз словила себя на мысли о том, что и вовсе не знаю главного инспектора, а уже успела обвинить его во всех мыслимых и немыслимых грехах. Может, и у него есть душевные раны, переживания, и, возможно, тайные мечты? Но как бы то не было, Клинок Его Величества остался стоять за дверью, когда Томас Кит резко крутанул сферу, тут же взрывающуюся яркими цветами и световыми лучами, взмывающими в небосвод. Нарисованные звезды небывало ярко загорелись, передавая друг другу белую нить. Вскоре, все помещение стало напоминать логово огромного паука, оплетенного со всех сторон плотной паутиной, то и дело переливающейся золотым цветом. В глазах все поплыло от плотного тумана, возникающего то ли в реальности, то ли у меня в голове. Он просачивался все ближе и ближе, застилая все вокруг, пока я окончательно не потеряла зрение.

Я оглянулась, но не увидела ничего и никого лишь только белый ослепляющий цвет словно сформировал вокруг меня кокон. Внезапно, он начал расступаться, пропуская вперед странные расплывчатые образы, которые проплывали мимо меня с немыслимой скоростью, и я сосредоточила все внимание на том, чтобы разобрать их. Первым из них, как мне показалось, оказалась я сама, облаченная в прекрасное красивое бальное платье, темно-синего цвета, внизу с градиентом, переходящим в перламутрово-черный. На голове у меня была небольшая тиара, и я все буквально светилась от счастья, о чем свидетельствовали блестящие глаза и широкая искренняя улыбка. Я кружилась в бальном танце с каким-то незнакомцем, разобрать внешность которого я не могла: он был в карнавальной маске, сочетавшейся с темно-синим костюмом. Вместе мы смотрелись как влюбленная пара, даже подбиравшая образы в тон друг другу. Но тут, видение растаяло, являя другое.

Это была все еще я, но ярко-красном брючном костюме, обнажающем мою рельефную спину. Я неспешно шла к порталу, рваные края которого тут же поглотили меня и выплюнули где-то на террасе высокого столичного здания, украшенной напольными свечами и разбросанными тут и там лепестками роз, посередине стоял небольшой столик на двоих, и я успела только оглядеть тень мужской фигуры, шагавшей ко мне, как образы снова обернулись дымкой, сменяясь другими.

Теперь все было совсем иначе: я сидела на полу своей комнаты и дрожащими руками, перебирала кровавые осколки, повторяя одну и ту же фразу «Я все уберу. Они ничего не заметят, я все уберу», но внезапно отворившаяся дверь явила собой нескольких сотрудников СКП, хватающих меня за руки и ведущих куда-то в сторону пространственного перехода. Я кричала, что это не я, но ректор Академии, Тобиас Лифтгхар, стоявший недалеко от равнодушного Диниона Катгора сказал всего одну фразу, останавливающую мое сердце: «Нет, Таяна, это ты. Ты убила своих друзей. Их больше нет»

Следующая картинка показала, как я взрываю Академию, преобразовывая энергию, заставляя все вокруг ходить ходуном. Вот, я уже в столице – и передо мной стоит Эдмунд III, кидающий в меня разнообразные заклятия, что отлетали снова в него, ведомые моей рукой.

Я отступила назад, усиленно мотая головой, чтобы хоть немного прийти в себя, но пророчество не заканчивалось, хоть и не являло новые образы. Вокруг меня была тьма, одна сплошная тьма, и прежде чем окончательно провалится в нее с головой, я увидела лицо отца и его меч, занесенный надо мной.

 

Приходила в себя я тяжело. Голова пульсировала так, словно меня хорошенечко огрели по ней чем-то тяжелым несколько десятков раз, в ушах звенело, отчего все окружающие звуки прерывались, но я и не старалась их различить. Мне было плохо. Впервые, по-настоящему физически плохо. Безмерное чувство усталости и слабость во всем теле в дополнение к предыдущим симптомам, очень сильно пугали меня, и я постаралась открыть глаза, чтобы выяснить где нахожусь. Сделать это оказалось не так уж и просто: веки словно налились свинцом, и каждый раз, когда я придавала усилий, чтобы поднять их – боль стрелой пронзала мою голову.

Мне понадобилось немного времени, чтобы окончательно прийти в себя, открыть глаза и сеть, приваливаясь раскалывающейся головой к холодной стене.

- Очень хорошо, что вы пришли в себя, адептка Триаде, - сказала молодая девушка лет 25-ти, облаченная в белый больничный халат, - Вы нас напугали.



Влада Ефимова

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться