Армагеддон: рекомендации к применению

Размер шрифта: - +

Глава 7. Совет.

– Он жив! – радостно отрапортовал По.

Кулибин более удивился не собственному пробуждению на шаттле, а происходящему вообще: это они, остальные члены экипажа, живы!

Шлепок по щекам помог скорее сориентироваться в ситуации. К расстройству Дмитрия, происходящее не являлось дурным сном. Лунная команда вновь пребывала в декорациях разбитой командной рубки шаттла.

– И в правду, жив! – согласился с фактом своего возвращения Дмитрий. Он вспомнил последние секунды своего бодрствования и резко перевел взгляд на палец левой руки. – А не хотелось бы уже…

Инженер попробовал привстать с кресла, где так удобно размещался. Не смог. Ремни, не ощущаемые затёкшими мышцами, крепко прижимали месту полетного предписания.

– А это еще что такое? – возмутился Кулибин.

Команда, слаженной многоножкой, подёргала застежки на ремнях, проверила надежность удержания пленника. По изловчился нажать на педаль, возвращая спинку кресла в сидячее положение из режима сна. От этого ремни со жгучей болью впились в тело инженера. «Распни, распни его!» – промелькнуло в голове Кулибина.

– В прошлый раз вы с командиром как-то не поладили, – извинился По. – И к тому же… Происходящее в последнее время, весьма странно.

– А ситуация разрешится, если одного из экипажа захомутать? –проявлял недовольство инженер.

– Но мы должны найти крайнего… – пробубнил Алан и добавил: – К тому же, ты не один связан.

Экипаж расступился от кресла со связанным инженером, и Дима увидел по соседству распятого ремнями лохматого увальня. Того самого, что оттяпал недавно полпальца.

– Это Абу Аким, – пояснил Алан и положил руку на плечо шахиду – Новый житель этого шаттла. Вернее, прежний, но мы о нем раньше не знали.

«Бандит какой-то…» – подумал Дима. Посмотрел по левую сторону от себя. Соседнее кресло было пустым. Инженер подозревал, кто претендовал на третье место под распятие. Элабан поспешил выпрыгнуть в открытый космос, ранее совершенного самосуда. Будем считать, тот разбойник с космической голгофы успел отправился в преисподнюю.

– Не ведали, что он тут творит, говорите… – Дима повернулся к страшному скованному гостю. – И какова была его задача? Разнести в щепки остатки недорушенного командиром шаттла?

Дмитрий помнил увиденное в начале коллапса. Там внизу восторжествовало, на самом деле, вовсе не царство смерти! То не крушение цивилизации. А его жена воскресла.

– Вас что-то не устраивает, инженер Кулибин? Или хотите разделить судьбу Элабана?

– А то ты знаешь, какая у него она была…

– Камеры наблюдения показали, – штурман вступился за командира, встав между спорящими. – Показали не все… Только как вылетел из рубки незадолго до разгерметизации.

– На корабле его не нами, а значит, врача больше с нами нет, – вывел закономерность командир.

– Не факт! – Инженеру, наконец, удалось расстегнуть одну из коварных застежек кресла. Незаметно. – Я видел, как он выпрыгнул в открытый космос. Но, судя по тому, что творится на Земле – вряд ли можно многослогового индуса считать мертвым.

– Это просто смешно!

– Наверное, я потерял чувство юмора после недавнего видео сеанса с командного пункта, – Дмитрий принялся старательно рассматривать командира.

Едва смутившись такому к себе вниманию, Алан все-таки отвел взгляд в сторону.

– Там, в экране, была моя давно погибшая жена! – прикрикнул инженер. – Что это еще по-вашему такое?

– Прекрати! – не стерпел Беллертон. Пронзительный взгляд инженера пробуждал потаенные страхи. Уже тише добавил: – Я не знаю…

– Почему вы все живы? – продолжил инженер.

– А почему бы и нет? Та гадость врача, что попала в меня, некое паралитическое снадобье (судя по этикетке). У Беллертона в шее, когда он проснулся, торчал шприц, но мы так и не поняли, что это и как оно там оказалось…

– Но на этикетке нарисован был знак смерти… – засомневался командир.

– Стоит сомневаться о гранях возможного, – подытожил инженер. Он хотел как можно быстрее сменить тему, пока не стали акцентировать внимание на личность, совершившую нападение с ядовитым зельем в шприце. Со стороны Дмитрия то вынужденная мера, но все же недопустимая. Пусть думают, что Алана уколол свихнувшийся врач, перед тем как покончить жизнь самоубийством.

Кулибин покрутил отрубленную конечность, со злобой посмотрел на бородатого мужчину в огромном балахоне. Без кинжала в руке шахид имел вид не менее устрашающий.

– Ты откуда такой взялся? – нахмурив брови, спросил инженер.

– Террорист-неудачник. Был подослан в грузовом отсеке повстанцами для диверсии, – пояснил Ху.



Виктор Яиков

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться