Бури

Font size: - +

Глава 10. Сон пятый

…Границы постепенно стирались, и я наблюдала за их исчезновением. Не судить и не анализировать – это сложно. Бестелесная, я горько тосковала по физической части себя. Коснуться бы знакомой теплой руки, ощутить ответное прикосновение. Невозможно. Впереди меня ждали новые события, и, казалось, им нет конца и края…

…Ему не везло с мирами. Вместо потрясающих красивых реальностей он всё время попадал в города. Города, города… Грязные или чистые, большие или маленькие, они утомляли его. Конлет начал задерживаться в Промежутке, и тот постепенно менялся. Он стал более глубоким, тёмным и искрящимся, как будто его разукрасили.

Он научился терпению. Научился видеть мир глазами других людей. Научился сопереживать, верить и быть уверенным. И чувствовал себя иначе, как будто проживал нужную жизнь.

В одной из реальностей он познакомился с двумя сёстрами. Их звали Шейла и Урза. Последняя была девушкой странной, и дело было не только в её внешности. Она напоминала зебру, и Конлета немного пугало такое поразительное сходство. К тому же она ничего не делала со своей внешностью, она такой родилась, и это не могло не настораживать. У неё были жёсткие чёрно-белые волосы и тёмные карие глаза, пухлые бледные губы, крепкие и стройные руки и ноги. Она была порывистой, резкой и эмоциональной.  Шейла – младшая – казалась обычной, ничем не примечательной, и через какое-то время Конлет понял, что она завидует сестре, завидует её отталкивающей уникальности.

Эти двое были первыми, кому он рассказал о путешествиях после Ирэи. И они отреагировали иначе. Шейла восприняла сказанное чересчур спокойно, а вот Урза – с нескрываемым восторгом. Конлет подумал, что, возможно, есть те, кому путешествия не подходят по своей сути. Как Ирэя. Сёстры же относились к категории отчаянных, готовых на всё. 

Они стали бродить по мирам вместе. Конлет не до конца понимал, зачем позвал их с собой. То ли ему просто надоело быть одному, то ли он сдружился с сёстрами… Всё-таки приятней, когда рядом с тобой те, кто разделят и радость, и грусть.

В одном из миров они задержались надолго. Урза всегда говорила, что думала, и не стеснялась этого. Она относилась к Конлету как к брату. Шейла напоминала его самого. Она не любила болтать по душам, не любила сходить с ума, не была сорви головой. Поэтому когда Урза не вернулась домой ночевать, Конлет не удивился. Прошло два дня, и он начал волноваться за неё. Этот мир не прощал ошибок. Он согласился здесь остаться только потому, что сестры попросили его об этом. Им обеим здесь почему-то понравилось.

Целый день парень не находил себе места, и в конце концов подошёл к Шейле. Он был поражён, как спокойно и равнодушно она ответила ему:

– Урза попала в переделку. Она всегда искала приключений, но на сей раз зашла слишком далеко.

– И ты не сказала мне? Знала и молчала? – возмутился Конлет.

– Я не бралась за ней присматривать, она старше меня на три года, – ответила девушка. – Не дёргайся, она вернётся.

– Где она, Шейла?

– Конечно, со своими новыми друзьями. Она не рассказывала тебе, папочка? – язвительно осведомилась девушка. – Она ведь всё тебе рассказывает.

– Шейла, не будь такой засранкой. Тебе не идёт. Просто скажи, где она.

– Она пробралась в центр и теперь, очевидно, участвует в соревнованиях.

– Зачем? – пробормотал он. – К чему ей это?

– Ей по кайфу, Конлет, – ответила Шейла.

– Что? – переспросил парень. Некоторые выражения девушек он не понимал.

– Тащится она с этого, ясно?

Конлет покачал головой, но больше переспрашивать не стал.

– Я пойду.

– Я с тобой, – внезапно повеселела Шейла. – Хочу поглядеть, как эта дура сведёт счёты с жизнью.

Конлет хмуро посмотрел на неё.

– Она твоя сестра, Шейла. Ты шутишь или говоришь серьёзно? Ты хочешь от неё избавиться? Ну так уйди в другой мир и живи себе там в своё удовольствие – вдали от неё.

– Она моя сестра, Конлет, это правда. Но это не значит, что я должна любить её.

Он вздохнул.

– За что ты её так ненавидишь?

– Она лучше меня, – резко ответила девушка, – и мне не стать такой.

– Зачем тебе становиться такой, как она? – спросил он спокойно. – У тебя есть свои необычные способности. Урза так не умеет.

– Да, я талантливее её, – высокомерно ответила девушка, – но Урза всё равно бесит меня. Она особенная, Конлет. Понимаешь, о чём я?

– Не совсем, – ответил парень, зашнуровывая ботинки.

– Она такая... настоящая! А я умею только придумывать. И себя я тоже придумала.

Он поглядел на неё. Невысокая, чёрные волосы кажутся чересчур жёсткими, безжизненными, высокие длинные брови подняты в середину лба – так она всегда делала, когда волновалась. У Шейлы была такая же светлая кожа, как и у сестры, но глаза были серыми. Она и одевалась серо, незатейливо.

– Согласен, она выглядит эффектней. А ты не думала о том, что принижаешь себя из-за собственного бессилия? Не потому, что она уникальная, а потому, что ты себя до сих пор не нашла. И не ищешь, – добавил он. – Посмотри на себя, Шейла. Погляди в зеркало. У тебя есть ты сама. Тебе этого мало?

– Хм, – ответила девушка, – я ведь некрасивая, Конлет. Этот дурной подбородок, и лицо как блин.

– Ты некрасивая? Не думаю, – покачал головой Конлет. – Ты интересный человек, Шейла. Просто тебе нужно научиться... Не знаю даже, не мне тебе советовать, но как ты одеваешься?

– Как? – подозрительно спросила девушка.



Галина Мишарина

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: